ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А как насчет слова «босс», док?
— Прекрасное предложение! Да, он — Босс. Ее… его положение в обществе, может быть, и не столь высоко, но его авторитет практически не имеет пределов.
— Достаточен ли его чин для того, чтобы вести и заключить переговоры? — спросил Кику.
— О, вне всякого сомнения!
— Тогда приступим. — Кику повернулся к актеру и кивнул. Затем, наклонившись к панели, стоящей перед ним, включил систему аварийной связи и спросил: — Все в порядке?
— Да, сэр, — раздался тихий голос в его ушной раковине. — Один раз картина пропала, но сейчас все в порядке.
— Видят ли нас Генеральный Секретарь и Начальник Штаба?
— Думаю, что да, сэр. Их кабинеты на связи.
— Отлично. — Мистер Кику стал слушать речь Генерального Секретаря. Она была немногословной, но преисполнена большим достоинством. Актер говорил так, чтобы Фтаемл успевал переводить. Генеральный Секретарь приветствовал прибытие хрошии на Землю, заверил их, что все люди Земли испытывают большую радость из-за того, что наконец был найден их потерянный ребенок, и добавил, что этот счастливый случай должен стать для хрошии поводом занять подобающее им место в Обществе Цивилизаций.
Затем двойник Генерального Секретаря сел на место и, поскольку никаких практических действий от него больше не требовалось, сразу же отключился, оставшись горделиво сидеть с открытыми глазами. В такой позе римского императора он мог сидеть часами, не обращая никакого внимания ни на какое зрелище или церемонию, в которых был вынужден участвовать.
Столь же краток был и Макклюр. Он повторил слова Генерального Секретаря, добавив, что теперь Федерация готова обсудить все деловые вопросы взаимоотношений между Федерацией и благородными хрошии. Гринберг наклонился к Кику и шепнул:
— Хлопать надо, босс?
— Заткнись, — дружелюбно сказал Кику. — Доктор Фтаемл, собирается командир судна и экспедиции выступить с ответным словом?
— Думаю, что нет. — Он переговорил с главой хрошии и снова повернулся к мистеру Кику. — Его слова представляют собой не столько формальный ответ, сколько достаточно весомый комментарий к двум прослушанным речам. Он говорит, что хрошии не нуждаются в других… м-м-м… низших расах, и говорит, что не собирается заниматься ничем другим, кроме того, что уже было обговорено.
— Если они в самом деле не испытывают нужды ни в ком, спросите его, чего ради они явились к нам и почему предлагают нам подарки?
— Но вы сами настаивали на них, мой друг! — в изумлении сказал Фтаемл.
— Благодарю вас, доктор, но в данный момент я не нуждаюсь в ваших комментариях. Потребуйте от него ответа. И, пожалуйста, не подсказывайте ему.
— Попытаюсь. — Фтаемл обменялся несколькими визгливыми звуками с командиром хрошии. — Прошу прощения. Он говорит, что они приняли ваше детское требование как простейший способ достичь своей цели. А сейчас он хотел бы поговорить о выдаче им Джона Томаса Стюарта.
— Скажите им, пожалуйста, что в данный момент этот вопрос не подлежит обсуждению. Повестка дня предполагает, что первым делом мы должны обсудить установление дипломатических отношений.
— Простите, сэр. Понятие «дипломатические отношения» довольно трудно для перевода. Я работал над его осмыслением и истолкованием несколько дней.
— Тогда скажите ему, что в настоящий момент он видит перед собой образец дипломатических отношений. Свободные существа, беседующие как равные с мирными намерениями, для общей выгоды.
Раргиллианин сделал вид, что вздохнул:
— Каждое из этих понятий достаточно сложно для перевода. Но я попытаюсь. Наконец он перевел:
— Потомственный маршал говорит, что если все, что мы делаем, является дипломатическими отношениями, то они у вас есть. Где мальчишка Стюарт?
— Не так быстро. Повестка дня должна быть исчерпана пункт за пунктом. Они должны допустить к себе наше посольство и миссию, ставящую перед собой цели торговли, культурного и научного обмена. Аналогичные посольства и миссия должны остаться у нас. Должно быть запланировано регулярное сообщение между двумя нашими суверенными образованиями. И прежде, чем все эти вопросы не будут отрегулированы, не будет никакого разговора о Стюарте.
— Я еще раз попытаюсь. — Фтаемл долго втолковывал что-то «Боссу» хрошии; ответ последнего был краток. — Он сказал, чтобы я передал вам следующее: все эти предложения отвергаются как несущественные для цели встречи. Где мальчишка Стюарт?
— В таком случае, — тихо сказал мистер Кику, — скажите им, что с варварами мы дела не имеем. Скажите им, чтобы они забирали свое барахло, — и чтобы перевод был совершенно точным! — которым они замусорили наш дом, и немедленно убрались на свое судно. Им предлагается немедленно покинуть Землю. Они могут забирать с собой свою драгоценную хрошиа, пусть даже силой, если они хотят когда-нибудь увидеть ее — потому что им никогда больше не будет разрешена посадка на Землю. Фтаемл выглядел так, словно он с трудом сдерживает слезы.
— Прошу вас! Я умоляю вас не настраивать их против себя. Я буду изгнан из корпорации… я нарушаю свои профессиональные обязанности… но должен сообщить вам, что они в состоянии сразу же разрушить город, даже не прибегая к ресурсам своего судна.
— Передайте то, что я сказал. Конференция окончена. — Мистер Кику встал, непреклонным взглядом поднял с места всех остальных и во главе их направился в комнату за конференц-залом.
Двойник Генерального Секретаря вышел вперед. Макклюр придержал мистера Кику за руку: — Генри… вы блестяще провели встречу, благодарю. Но не увлеклись ли вы? Ведь они — дикие животные. Это может…
— Мистер Макклюр, — мягко сказал Кику, — как сказал один ваш достойный предшественник, в обращении с определенным типом существ вы должны им наступать на ноги, пока они не начнут извиняться. — Он вежливо пропустил Секретаря в двери.
— А если они не сделают этого?
— Да, тут есть определенный риск. Но прошу вас… не надо обсуждать эту тему в их присутствии. — Они вошли в комнату для отдыха и дверь за ними закрылась.
— Прекрасно, босс, — Гринберг повернулся к Кику, — но что мы будем делать?
— Ждать.
— 0'кей. — Гринберг, нервничая, подошел к стенной панели и, пощелкав тумодерами, включил изображение покинутой аудитории. Хрошии все еще находились на месте. Он с трудом различал Фтаемла, окруженного существами, значительно превосходящими его по размерам.
— Я вам больше не нужен, сэр? — двойник спросил Кику.
— Нет, Артур. Вы хорошо справились.
— Благодарю вас. Мне осталось только снять грим — и мчусь подменять другого.
— Ясно. Смотрите, чтобы не произошло путаницы.
— Ерунда. Фотографы знают свое дело.
Насвистывая, он ушел. Макклюр сел, закурил сигарету, выпустил кольцо дыма, стряхнул пепел.
— Генри, вы должны поставить в известность Начальника Штаба.
— Он знает. Нам остается только ждать.
Они сидели и ждали. Внезапно Гринберг сказал:
— Идет Фтаемл. — Рванувшись к дверям, он впустил раргиллианина.
Доктор Фтаемл выглядел предельно уставшим:
— Мой дорогой мистер Кику, командир хрошии сообщил мне, что они согласятся с вашими пожеланиями ради стремления к конечной цели. Он настаивает, чтобы доставили мальчика Стюарта.
— Будьте любезны, сообщите ему, что он заблуждается, пытаясь понять сущность дружеских отношений между цивилизованными народами. Мы не отдаем в залог свободу любого нашего гражданина против его желания — в любом случае. Затем сообщите им, что я приказываю им немедленно убраться.
— Я сделаю это против своей воли, — серьезно сказал Фтаемл.
Вернулся он почти сразу же.
— Они согласны на ваши условия.
— Отлично. Идем, Сергей. Мистер Макклюр, пока в вашем присутствии нет необходимости. — Кику вышел в холл, сопровождаемый Гринбергом и Фтаемлом.
Кику показалось, что окраска «Босса» хрошии стала бледнее, чем обычно. Но необходимость уточнения массы вопросов тут же заняла все его внимание — необходимо было отобрать равное количество людей и хрошии в состав миссий, обеспечить доставку всего необходимого на корабль хрошии, определить, кто будет послом от хрошии в Федерации, и так далее. Фтаемл заверил их, что ранг того, кто предназначен быть послом, лишь на одну ступень уступает командиру экспедиции.
— А теперь, — перевел Фтаемл требование маршала, — настало время получить в наше распоряжение Джона Томаса Стюарта. Я думаю, вы отдали все необходимые распоряжения, мой друг? — встревожено добавил Фтаемл. — Мне не нравится, что все так затянулось. Надо торопиться.
Чувство напряжения, сковывавшее желудок, стало отпускать, и мистер Кику с облегчением сказал:
— Я не вижу трудностей. Теперь, когда между нами установлены подобающие отношения, Стюарт не будет иметь ничего против поездки. И со всей убедительностью дайте им понять, что он отправляется как свободный гражданин, а не как раб или чья-то игрушка. Хрошии обязаны гарантировать его статус и возможность свободного возвращения на их корабле, когда бы он ни выразил это желание.
Фтаемл перевел.
— Их все устраивает, — сообщил он в ответ, — кроме того, что я перевел бы как «несущественная деталь». Мальчик Стюарт будет относиться к имуществу хрошиа Луммокс. И естественно — я стараюсь переводить как можно точнее — вопрос о его возвращении будет личной прерогативой его владельца — хрошиа Луммокса. Если он устанет от его присутствия или захочет расстаться с ним, корабль будет к его услугам.
— Нет.
— Что нет, сэр?
— Простое отрицание. Обсуждение вопроса о мальчике Стюарте завершено. — Фтаемл повернулся к своим клиентам.
— Они говорят, — сообщил он, — что в таком случае не будет и договора.
— Я знаю. Договоры не могут быть подписаны… есть у них слово, означающее «слуги»?
— У них есть слуги нескольких рангов, есть высшие, есть и низшие.
— Используйте слово, обозначающее самый низкий сорт. Скажите им, что никакого договора не будет, потому что слуги не имеют права подписывать договор. Наконец, скажите им, чтобы они убирались — и побыстрее.
Фтаемл с грустью посмотрел на Кику:
— Я восхищаюсь вами, мой дорогой, но не одобряю вас. Он повернулся к командиру экспедиции и пропищал несколько фраз.
Тот широко открыл рот и, уставившись на Кику, заверещал, как кукла, которой наступили на живот. Фтаемл дернулся и отступил на несколько шагов назад:
— Ужасное богохульство… непереводимо… — Чудовище продолжало издавать звуки, Фтаемл, содрогаясь, пытался успеть за ним. — Полное презрение… низкие животные… съесть вас с потрохами… и все ваше потомство до седьмого колена… вашу презренную расу надо учить хорошим манерам… похитители детей… умыкатели младенцев… — Он остановился в крайнем возбуждении.
Огромный хрошии двинулся к краю платформы и остановился, оказавшись нос к носу с Кику. Гринберг сунул руку под стол и нащупал контрольную кнопку, которая опускала платформу на нижний этаж… устройство было необходимо, потому что в этом зале, случалось, бывали острые баталии.
Но мистер Кику сидел с каменной неподвижностью. Они не мигая смотрели друг на друга — массивное существо откуда-то «Извне» и маленький пожилой человечек.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...