ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пришлось поставить заграждения, и теперь та часть космопорта, где они сели, блокирована. Что-то надо делать.
— Чего ради? Тут есть чему удивляться, но я отказываюсь считать, что это наше дело. А почему она отказывается грузиться?
— Ну… — Гринберг беспомощно посмотрел на Фтаемла.
— Разрешите мне разъяснить ситуацию, — вежливо сказал раргиллианин. — Видите ли, сэр, хрошиа отказывается идти на борт судна без своего хозяина.
— Хозяина?
— Без мальчика, босс. Без Джона Томаса Стюарта.
— Совершенно верно, — согласился Фтаемл. — Хрошиа утверждает, что она растила и воспитывала «Джонов Томасов» долгое время, и она отказывается возвращаться домой без Джона Томаса. И тут она непоколебима.
— Вижу, — согласился мистер Кику. — Иными словами, мальчик и хрошиа привязаны друг к другу. Ничего удивительного; они вместе росли. Но Луммоксу придется примириться с этой разлукой — так же, как Джону Томасу. Насколько я помню, он доставил нам немало хлопот; пришлось сказать ему, чтобы он держал язык за зубами, и отправить его домой. Вот что должны они сделать: сказать ей, чтобы она помалкивала, запихнуть ее, если понадобится, силой на корабль и отправляться восвояси. В конце концов ради этого они и явились к нам.
— Разрешите сказать вам, сэр, — ответил раргиллианин, — что, используя привычные термины, вы ошибаетесь, оценивая существо проблемы. Я говорил с ней на ее собственном языке.
— Что? Неужели она успела так быстро выучить его?
— Она давно уже знает его. Хрошии, мистер Заместитель Секретаря, знают собственный язык с колыбели. Это инстинктивное знание языка служит объяснением того, почему им так трудно осваивать другие языки и пользоваться ими. Хрошиа говорят на вашем языке примерно на уровне четырехлетнего ребенка, хотя, насколько я понимаю, она познакомилась с ним довольно давно. Но на своем собственном языке она говорит совершенно бегло… и достаточно резко, что с сожалением вынужден я признать.
— Ах, вот как? Ну что ж, изложите. Слова не могут нас задеть.
— Она сказала… она отдала командиру экспедиции приказ немедленно найти ее любимца. Немедленно. В противном случае, заявила она, она останется здесь и будет растить «Джонов Томасов».
— И, — добавил Гринберг, — командир предъявил нам ультиматум: немедленно представить Джона Томаса… или же…
— И это «или же» означает то, что я предполагал? — медленно сказал Кику.
— То самое, — просто сказал Гринберг. — И после того, как я увидел их корабль, я не сомневаюсь в их возможностях.
— Вы должны понять, сэр, — серьезно добавил Фтаемл, — что командир расстроен так же, как и вы. Но он должен приложить все усилия, чтобы удовлетворить желание хрошии. Определенное сочетание генов было запланировано более двух тысяч ваших лет назад; и они не могут столь легко отказаться от него. Он не может позволить ей остаться… и не может заставить ее силой отправиться в путь. Он очень встревожен.
— Так же, как и мы, не так ли?
— Мистер Кику взял еще две пилюли. — Доктор Фтаемл, у меня есть послание вашим доверителям. Прошу вас передать его совершенно точно.
— Будет исполнено, сэр.
— Передайте им, пожалуйста, что мы с возмущением отвергаем их ультиматум. Я прошу вас…
— Сэр! Я вас умоляю!
— Я прошу вас точно следовать моим указаниям. Не пытайтесь смягчить то, что я скажу. Скажите, что мы устали всемерно помогать им. Что мы добились успехов, но не приемлем, когда на нашу любезность нам отвечают угрозами. Скажите, что их поведение нетерпимо среди цивилизованных существ, и что мы отзываем свое предложение вступить в Сообщество Цивилизаций. Скажите, что я плюю им в физиономии… найдите столь же выразительную идиому. Скажите им, что свободный человек может умереть, но никогда не подчинится силе.
Широко ухмыляясь, Гринберг похлопал в ладоши, изображая древний знак одобрения. Казалось, что внешняя хитиновая оболочка доктора Фтаемла покрылась смертельной бледностью.
— Сэр, — сказал он, — я выражаю огромное сожаление в связи с тем, что вынужден доставить ваше послание. Мистер Кику холодно усмехнулся:
— Передайте все, что я сказал. Но прежде, чем вы это сделаете, найдите возможность поговорить с этой хрошиа… с Луммоксом. Можете вы это сделать?
— Могу вас заверить в этом, сэр.
— Скажите ей, что командир экспедиции, одержимый непомерным рвением, собирается убить этого человека, Джона Томаса Стюарта. Проследите, чтобы она точно поняла, в чем смысл угрозы.
Раргиллианин растянул ротовое отверстие в широкой улыбке:
— Простите меня, сэр, я вас недооценивал. Оба послания будут доставлены — именно так, как вы и сказали.
— Это все.
— Желаю вам доброго здоровья, сэр. — Раргиллианин, повернувшись к Гринбергу, обнял его за плечи свободной рукой. — Брат мой, Сергей, в каком бы лабиринте мы с вами ни оказались, мы всегда найдем тот или иной выход — не так ли?
— Совершенно правильно, док.
Фтаемл покинул их. Кику повернулся к Гринбергу и сказал:
— Доставь мне сюда этого мальчишку, Стюарта. Сам лично — и поскорее. М-м-м… захвати и его мать. Ведь он еще несовершеннолетний?
— Да, босс, что вы планируете? Вы же не хотите передать его этим?.. особенно после того, как они получили от вас хорошую зуботычину?
— Конечно, хочу. Но на моих собственных условиях. Ни в коем случае я не дам этому зверинцу основания думать, что они могут диктовать нам условия. Мы используем ситуацию, чтобы добиться своих собственных целей. А теперь отправляйся!
— Иду.
Мистер Кику остался сидеть за столом, рассеянно перебирая бумаги, пока его подсознание решало проблему Луммокса. Он подозревал, что прилив достиг высшей точки… для людей. Надо было прикинуть, каким образом удастся справиться с ситуацией. Он как раз обдумывал эту проблему, когда дверь открылась и вошел досточтимый мистер Рой Макклюр.
— Вот вы где, Генри! Собирайтесь и пойдем… Бейла Мургатройд будет ждать встречи с вами.
— Бейла — кто?
— Бейла Мургатройд. Та самая Бейла Мургатройд.
— Я должен ее знать?
— Что? Человече, неужели вы никогда не смотрите стереовидение?
— Если я могу избежать этого — никогда. Мистер Макклюр осуждающе покачал головой:
— Генри, вы заработались. Вы похоронили себя в этих четырех стенах, вы лишь нажимаете свои кнопки и даже не знаете, что делается в мире.
— Возможно.
— Так оно и есть. Вы стали неприкасаемым… хотя это хорошая штука, если вам не приходится иметь дело с людьми.
Мистер Кику позволил себе беглую усмешку:
— Я тоже так думаю, сэр.
— Ставлю три против одного, что вы даже не подозреваете, кто выигрывает в Мировых Сериях.
— Мировые Серии? Бейсбол, что ли? Прошу прощения, но в свое время я не мог даже следить за матчами по крикету.
— Теперь вы понимаете, что я имел ввиду?.. Если вы могли спутать крикет с бейсболом… впрочем, неважно. Раз не знаете, кто такая знаменитая Бейла Мургатройд, я вам скажу. Она, так сказать, мать Пигги-Вигги.
— Пигги-Вигги? — непонимающе откликнулся мистер Кику.
— Я сойду с вами с ума. Она придумывает для детей истории с Пигги-Вигги. Ну, вы же знаете — «Пигги-Вигги на Луне», «Пигги-Вигги отправляется на Марс», «Пигги-Вигги и пираты космоса».
— Боюсь, что не знаю.
— Трудно поверить. Разве у вас нет детей?
— Трое.
Мистер Макклюр продолжил тираду:
— Теперь она подняла Пигги-Вигги на такую высоту, что это в самом деле нечто. Естественно, для детей, но все это так уморительно, что и взрослые смотрят. Видите ли, Пигги-Вигги — кукла, примерно с фут величиной. Она летает в космос, спасает людей, борется с пиратами, она воспевает добрые старые времена… и детям она очень нравится. А в конце каждого выпуска появляется миссис Мургатройд, они берут по стакану «Ханки» и очень мило болтают. Вам нравится «Ханки»? Мистер Кику пожал плечами:
— Нет.
— Ну, есть-то вы его ели. Это самая сногсшибательная реклама завтраков, все ее знают.
— Это так важно?
— Важно? Человече, знаете ли вы, сколько людей едят завтрак по утрам?
— Нет, не знаю. Надеюсь, что не так много. Во всяком случае, я не завтракаю.
Мистер Макклюр посмотрел на свои часы:
— Мы должны спешить. Техники уже готовят аппаратуру. Она может быть здесь каждую минуту.
— Техники?
— Разве я не сказал вам? Миссис Мургатройд будет интервьюировать нас, а на коленях у нее будет сидеть Пигги-Вигги и принимать участие в разговоре. Затем они вставят наш с вами разговор в передачу. Прекрасная реклама для Департамента.
— Нет!
— Что? Мистер Кику, правильно ли я вас понял?
— Мистер Секретарь, — сдерживаясь, сказал Кику, — скорее всего, я не смогу участвовать… Я… я испытываю страх перед публичными выступлениями.
— Что я слышу? Это абсурд! Вы помогли мне открывать Трехстороннюю Конференцию. Вы говорили без малейших записей полчаса.
— Это другое дело. Это был деловой разговор между профессионалами.
Секретарь нахмурился:
— Я терпеть не могу настаивать, тем более, если это заставляет вас нервничать. Но миссис Мургатройд специально попросила, чтобы вы участвовали. Видите ли… — Макклюр слегка смутился. — …Пигги-Вигги выступает за расовую терпимость и все такое. Под разной кожей все мы братья… словом, такие штуки, за которые все мы ратуем, не так ли?
— Простите, — твердо сказал мистер Кику, — и тем не менее.
— Да перестаньте, Генри! Вы ведь, конечно, не хотите, чтобы я настаивал?
— Мистер Секретарь, — тихо ответил Кику, — вы без труда можете выяснить, что мои рабочие обязанности не требуют участия в качестве актера в стереовизионных передачах. Если вы дадите мне письменное распоряжение, я буду вынужден представить его на рассмотрение в соответствующую инстанцию, которая и даст вам официальный ответ.
Мистер Макклюр нахмурился:
— Генри, каким упрямым маленьким созданием вы можете иногда быть! Могу только удивляться, каким образом вам удалось так высоко взобраться?
Мистер Кику промолчал, а Макклюр продолжал:
— Я не хочу, чтобы вы подсовывали мне книгу приказов; я слишком стар, чтобы играть роль лисы, которая загоняет кроликов. Я должен сказать, что никогда не предполагал, что вы можете поставить меня в такое положение.
— Простите, сэр. Мне в самом деле неудобно.
— И мне тоже. Я все же попытаюсь убедить вас, что это очень важно для нашего Департамента… хотя мы не можем приказывать его работникам делать то или то. Видите ли, Бейла Мургатройд выражает интересы «Друзей Луммокса». Таким образом…
— «Друзей Луммокса»?
— Я знал, что теперь вы посмотрите на это по-другому. Кроме того, вся эта суматоха заварилась не без вашей помощи. И отсюда следует…
— Ради всех святых, что это значит — «Друзья Луммокса»?
— Участвуя в интервью, вы можете задать этот вопрос им самим. И если бы я не был вынужден спешить на ленч с Весом Роббинсом, мы с вами оказались бы в одной лодке.
— Я должен заняться бумагами. Как всегда.
— Миссис Мургатройд — это не как обычно, я все время пытаюсь вам это доказать. Ваши мальчики погрязли в своих протоколах и прецедентах и потеряли всякий контакт с людьми.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...