ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он умно продумал план боя и завлек врагов в каньон.
— И что дальше?
— Люди племени никогда не слыхали о пулеметах. Знакомство с ними было последним, что они узнали в жизни — потому что они были очень смелыми и шли на врага стройными рядами. Племени больше не существует, ни одного человека.
— Если вы хотите запугать меня, то… впрочем, неважно. Но свидетельств вы мне так и не представили. Кроме того, мы отнюдь не какое-то племя дикарей. Ничего общего.
— Возможно. Но пулеметы тех лет были лишь немногим лучше обыкновенного оружия. Да, у нас есть то, по сравнению с чем пулемет будет чем-то вроде перочинного ножа. И тем не менее…
— Вы имеете в виду, что эти хорушии обладают оружием, которое способно превратить все наши достижения в металлолом. Честно говоря, мне не хочется верить в это, и я не верю. Выше мощи атомного ядра в космосе нет ничего. Вы знаете это, и я знаю это. У нас оно есть. Не сомневаюсь, что у них оно есть тоже, но нас больше в миллионы раз, и мы на своей земле.
— Так думал и вождь племени.
— Совершенно разные вещи.
— Может быть, — устало ответил мистер Кику. — Я не запугиваю вас каким-то таинственным оружием, которое лежит вне пределов нашего понимания; просто я каждый раз удивляюсь, видя, как незначительное усовершенствование может преобразить известное оружие… а возможности для такого подхода предоставляет любая теория. Конечно, я не знаю точно…
— В общем-то и я, но уверен, что… Вот что, Генри, я сейчас же отдам приказ начать полицейскую акцию.
— Да, сэр.
— Ну! Да не сидите же с каменным лицом — «Да, сэр!» Вы же не знаете — так? Так почему я должен знать?
— Я не осуждаю вас, сэр. Вам потребуется прямая связь? Или вы предпочитаете, чтобы командир базы прибыл сюда?
— Генри, вне всякого сомнения, на всех семнадцати планетах вы самый ужасный человек. Я спрашиваю вас, почему я н е должен этого делать?
— Причин к тому я не вижу, сэр. Я могу только изложить свои соображения, почему я не рекомендую вам так поступать.
— Ну?
— Потому что я не знаю. Потому что я чувствую только страх перед гуманоидами, которые могут быть и куда более контактными, чем мы сами, но которые, руководимые суеверным страхом, могут наделать массу бед. И пока я не буду знать, я не собираюсь играть в русскую рулетку, ставя на карту судьбу своей планеты. Я предпочитаю использовать словесное оружие, доколе это возможно. Итак, вы хотите отдать приказ, сэр? Должен ли я позаботиться о дальнейших деталях?
— Перестаньте меня доводить! — Макклюр, побагровев, посмотрел на своего заместителя. — Думаю, что сейчас вы будете угрожать мне отставкой.
Мистер Кику позволил себе легкую улыбку:
— Мистер Макклюр, я никогда не подаю прошения об отставке дважды в течение одного дня. Я подожду с ним до окончания полицейской акции, — добавил он. — И если оба мы останемся живы, и я должен буду признать, что ошибался в главном, моя отставка станет необходима. Я надеюсь, сэр, что вы окажетесь правы. Я предпочту доживать свой век не у дел, но в мире и покое, чем посмертно доказывать свою правоту.
Макклюр пожевал губами, но не ответил. Мистер Кику продолжал тихим голосом:
— Могу ли я в рамках моих обязанностей внести предложение?
— Конечно. Вы отвечаете только перед законом. Говорите.
— Можем ли мы начать атаку через несколько минут? Стремительность поможет нам компенсировать то, что мы потеряли при задержке. Астробюро может дать элементы орбиты вражеского корабля. — Кику наклонился к панели.
Она ожила прежде, чем он прикоснулся к ней:
— Шеф? Это Мэрти. Я лезу из кожи вон, но она…
— Скажи ей, что я не могу встретиться с ней!
— Сэр?
— Ну… подольстись к ней. Ты знаешь, как это делается. А теперь заткнись и не мешай мне.
— Понял, сэр.
Мистер Кику снова вызвал Астробюро:
— Главного баллистика… и немедленно. А, Картье… подбивайте итоги — и побыстрее. Словом, мне нужны элементы…
Макклюр потянулся и прервал связь.
— Ладно! — гневно сказал он. — Будем считать, что вам удалось взять меня на пушку.
— Я не брал вас на пушку, сэр.
— Хорошо, хорошо, вы меня убедили, что у вас на плечах мудрая голова. Я не более, чем вы, хочу вслепую рисковать пятью миллиардами жизней. Ну, хотите, я встану перед вами на колени?
— Ни в коем случае, сэр. Но я испытываю большое облегчение. Благодарю вас.
— Ах, это в ы испытываете облегчение? А как насчет меня? А теперь скажите, как вы собираетесь распутывать этот клубок? Я в полных потемках.
— Я понял вас, мистер Секретарь. Первым делом, я послал за этим мальчишкой Стюартом…
— За Стюартом? Зачем?
— Надо убедить его ехать. Мне нужно его согласие.
Секретарь посмотрел на мистера Кику так, словно он не верил своим ушам:
— Должен ли я понимать вас, мистер Кику, так, что после того, как вы отвергли их ультиматум, вы собираетесь капитулировать — и это все, что вы можете предложить?
— Вы неправильно поняли меня.
— Меня не интересуют ваши дипломатические выражения. Мы никогда не уступим им мальчишку. Я не хочу рисковать вслепую, но это другое дело. Какое бы на меня ни оказывалось давление, я никогда не отдам ни единого человека… и могу вас уверить, что Совет согласится со мной. Есть такое понятие, как человеческое достоинство. Должен добавить, что я изумлен и возмущен.
— Могу я продолжать, сэр?
— Ну что ж… продолжайте. Излагайте свои мысли.
— Мысль о том, чтобы отдать мальчика, не приходила мне в голову. Наука дипломатического умиротворения давно уже разработана теорией. И собирайся я принести мальчика в жертву, я должен был бы аплодировать вашему возмущению.
— Но вы сказали…
— Прошу вас, сэр. Я знаю, что я сказал. Я послал за мальчиком, чтобы получить представление о его собственных желаниях. Вполне возможно, что и он хочет быть вместе с Луммоксом, даже страстно желает этого.
Макклюр покачал головой:
— Даже если парень настолько сошел с ума, мы все равно не можем ему позволить делать это. На расстоянии девятисот световых лет от любого человеческого существа? Я бы скорее предпочел отравить ребенка…
— Это не совсем верная картина, сэр. Если я заручусь его согласием, я не собираюсь выкладывать на стол этот факт во время переговоров… а буду вести игру с тузом в рукаве. И тут нам будет о чем поторговаться.
— Например?
— Их наука. Их торговля. Новые горизонты в космосе. Остальные возможности даже я с трудом могу проследить.
Макклюр обмяк:
— Я в этом не уверен, но что нам делать, только атаковать? Человек должен быть готов к риску. Раздавить гадину, которая нам угрожает… но мне это не нравится.
— Мистер Секретарь, если мой план не сработает… или же не получит вашего одобрения, я вместе с вами брошу вызов небу. Но мы должны попробовать заключить сделку… не забывая о своем человеческом достоинстве.
— Ну что ж… начинайте. Держите меня в курсе дела, — вздохнул Макклюр.

XIII. «НЕТ, МИСТЕР СЕКРЕТАРЬ»

На следующее утро жена мистера Кику разбудила его очень поздно. Она делала это время от времени, резонно полагая, что нет такого кризиса, из-за которого человек не мог бы поспать, если ему надо отдохнуть. Поднявшись в свой офис, он обнаружил там Весли Роббинса, специального помощника Секретаря по связям с общественностью, который спал в его кресле. Роббинс был далеко не дипломатом, не собирался им быть и демонстрировал это при каждом удобном случае.
— Доброе утро. Вес, — мягко сказал мистер Кику.
— Как вам это нравится? — Вес бросил на стол Заместителя Секретаря пачку «Столичной газеты». — Это вы видели?
— Нет, — мистер Кику развернул газету.
— Двадцать три года имею дело с газетами… и меня обошли, как мальчишку.
"ИНОЗЕМНЫЕ ЗАХВАТЧИКИ УГРОЖАЮТ ВОЙНОЙ!!! Вражеский вызов!
Столица. 12 сент… Секретарь по делам космоса Макклюр сообщил сегодня, что иноземные пришельцы, именуемые «хрошии», приземлившиеся в космопорту Столицы, угрожая военными действиями, выдвинули требование, чтобы Федерация…"
Кику просмотрел заметку, отметив, что искажение его ответа хрошии и сам ответ были приписаны Макклюру, и что нигде не упоминалась возможность мирного соглашения. Анонс оповещал, что, по мнению Генерального Штаба, у всех планет Федерации нет ни малейшего повода беспокоиться из-за наглого вызова пришельцев. Сенатор из Южной Азии обратился с запросом, какие шаги предпринимаются… Кику просмотрел все полосы, отбросив 90 процентов их содержания, включая взрыв возмущения со стороны Лиги «Сохраним Землю для Людей» и редакционную колонку «Мы стоим на распутье». Было здесь и интервью с миссис Мургатройд, но у Кику не было времени выяснить, на чьей стороне Пигги-Вигги.
— Что за суматоха? — спросил Роббинс. — Где вы прячете сигареты?
— Похоже, что мы слишком щедро тратим бумагу, — согласился Кику. — Сигареты в ручке кресла для гостей.
— И как вам все это нравится? Я застигнут врасплох. Почему никто мне ничего не сказал?
— Минутку. — Мистер Кику наклонился к панели на своем столе. — Отдел безопасности? А, это вы, 0'Нейл… разместить дополнительные специальные полицейские силы вокруг корабля хрошии!..
— Уже сделано, босс. Но почему нас никто не поставил в известность?
— Прекрасный вопрос. Какие бы силы вы ни использовали, пусть их будет как можно больше. Не должно быть не только волнений; мы не можем допустить ни малейшего инцидента. Наскребите как можно больше специалистов по умиротворению толпы, обратитесь к другим агентствам. Затем обратите особое внимание на организацию лунатиков… и всех ксенофобов, я имею в виду. Что вас еще беспокоит?
— Ничего, с чем бы мы не могли справиться. Но я ничего не обещаю. Все же я думаю, что кто-то должен выступить и…
— Конечно. Держите со мной связь, — Кику повернулся к Роббинсу. — Как появилось это интервью?
— Разве я имею к нему отношение? Он отправлялся на обед, посвященный Трехсторонней Конференции, спокойный, как сейф. Речь, которую я ему подготовил, он одобрил. Я вручил ему одну копию, а остальные роздал ребятам, намекнув, как лучше ее обыгрывать. Все были спокойны и счастливы. Утром я проснулся как ни в чем не бывало, а после того, как выпил кофе, уже кипел и булькал. Если бы кто-нибудь знал, чем мне приходится заниматься! Нет, уйду и буду валяться на пляже.
— Разумная мысль. Вес, разрешите мне ввести вас в курс дела. Ничто не предвещало такого развития событий, но теперь… — Кику кратко обрисовал последний кризис.
Роббинс кивнул:
— Я понимаю. И Номер Первый выдернул из-под вас одеяло. Ловко сработано.
— Надо с ним увидеться. Он здесь?
— Да. Я вас дожидался, старина. Вы его придержите, пока я ему врежу. Или придумаем что-то другое?
— Все, что хотите. Двинулись?
Секретарь был у себя; о них было доложено, и Макклюр встал, чтобы усадить их. После того, как все уселись, Роббинс помедлил, ожидая, что слово возьмет мистер Кику, но тот сидел с невозмутимым лицом, напоминая статую из черного дерева. Макклюр начал нервничать:
— Ну, Генри! Нелегкое утречко выдалось… я уже завяз по горло с…
— Я предполагал, что вы хотите проинструктировать нас, мистер Секретарь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...