ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но мистер Гринберг… мне только что позвонила миссис Стюарт.
— Да?
— Гринберг ощутил острое желание съесть одну из пилюль своего шефа.
— Мистер Гринберг, мы всегда старались относиться к вам по-джентельменски.
— Неужели? — едко отпарировал Гринберг. — Неужели, когда вы пытались уничтожить хрошиа, не дожидаясь утверждения решения, это тоже было джентльменским отношением?
Дрейзер побагровел:
— Это было ошибкой. Но это не имеет ничего общего с тем, что я должен вам сказать.
— Например?
— Сын миссис Стюарт исчез. Она считает, что он должен находиться у вас.
— Вот как? Она ошибается. Я не знаю, где он.
— Это правда, мистер Посланник?
— Шериф, я не привык, чтобы меня называли лжецом.
Но Дрейзера уже понесло:
— Извиняюсь. Но вот что я должен добавить. Миссис Стюарт не хочет, чтобы ее сын покидал город. И полиция дала ей стопроцентную гарантию в этом.
— И правильно сделала.
— Не сбивайте меня с толку, мистер Посланник. Вы очень важное официальное лицо — но если вы выходите за рамки своих полномочий, вы становитесь обыкновенным гражданином. Я читал это сообщение в газете, и оно мне нравится.
— Шериф, если вы считаете, что я делаю что-то недозволенное, прошу вас выполнять свои обязанности.
— Так я и буду действовать, сэр. Именно так. Отключившись, Гринберг стал снова названивать, но потом задумался. Будь у босса новые инструкции, он обязательно выслал бы их… но Кику терпеть не мог тех полевых агентов, которые, едва их просквозит неожиданным ветерком, начинают кричать «Мама!». Он должен переубедить миссис Стюарт — или сидеть ему здесь до зимы.
Пока он предавался размышлениям, аппарат снова ожил; ответив, он обнаружил, что смотрит на Бетти Соренсен. Она улыбнулась и сказала:
— Это мисс Смит.
— М-м-м… как поживаете, мисс Смит?
— Хорошо, спасибо. Но к делу. У меня есть клиент, мистер Браун. Он спешно хочет отправиться в путешествие. И вот что он хочет знать: в том городе, куда он намеревается отправиться, у него есть друг; и если он решится на путешествие, сможет ли он увидеть своего друга?
Гринберг быстро обдумал ситуацию. Хрошии кишат вокруг Луммокса, как мухи; отпустить к ним мальчика было бы опасно, и мистер Кику никогда бы не стал настаивать на этом.
Но ведь, если необходимо, полиция может окружить космопорт непроходимой «липучкой»! А хрошии отнюдь не сверхсущества.
— Сообщите мистеру Брауну, что он увидит своего друга.
— Благодарю вас. Скажите, может ли ваш пилот взять нас на борт?
Гринберг помедлил с ответом:
— Для мистера Брауна лучше отправиться в путешествие на коммерческой линии. Минутку. — Он нашел расписание полетов, которое висело в каждой комнате отеля. — Корабль отправляется примерно через час. Он успеет?
— О, да. Но… видите ли, вопрос упирается в деньги.
— Не позволите ли предоставить вам небольшой заем? Вам, а не мистеру Брауну. Бетти расплылась в улыбке:
— Это было бы прекрасно!
— Не подскажете ли, как я могу его вам передать?
Бетти подсказала — в закусочной «Шоколадный бар», напротив Центральной школы. Через несколько минут Гринберг ждал ее там, потягивая кофе с молоком. Бетти влетела в кафе: он передал ей конверт, и она исчезла. Сергей оставался, пока не опустошил стакан, а затем вернулся в отель. Подождав пару часов, он позвонил миссис Стюарт:
— Я только что получил сообщение, что ваш сын самостоятельно отправился в Столицу.
Подождав, пока она успокоилась, он добавил:
— Миссис Стюарт, пока я еще в Вествилле, но собираюсь лететь в Столицу. Не хотите ли отправиться вместе со мной? Мой корабль быстрее, чем коммерческие линии. Через полчаса они приземлились в Столице. Первым с Джоном Томасом встретился мистер Кику. Достаточно старый, чтобы быть его дедушкой, он встретил Джона Томаса, как равного, и, поблагодарив за приезд, предложил закусить и освежиться. Затем он сжато рассказал ему, в чем дело: Луммокс отказывается возвращаться домой без Джона Томаса.
— А для хрошии исключительно важно, чтобы Луммокс оказался дома. Важно это и для нас — но по другим причинам.
— Вы хотите сказать, — прямо спросил Джон Томас, — что если я не соглашусь, они угрожают нам войной? Так сказано в газете.
Какое-то мгновение мистер Кику помедлил.
— Они могут пойти на это. Но я хотел посоветоваться с вами не только поэтому. Я сомневаюсь, что они решатся на что-то, если ваш друг Луммокс будет против этого. А Луммокс, конечно же, возмутится, если что-то будет угрожать вам смертью, например, нападение на нашу планету.
— В этом-то я уверен. Но чего ради они будут слушать его? Он что — королевская персона или что-то в этом роде?
— Возможно, именно так, хотя мы пока не разобрались в их обычаях. Но, во всяком случае, желания Луммокса очень важны для них.
Джон Томас в изумлении покачал головой:
— Смешно. А я его еще учил все время…
— Во всяком случае, я не прошу вас спасти нас от возможного военного столкновения. Я прошу лишь об одной услуге, которая принесет только пользу, а не вред: мы хотим установить с ними дружественные отношения. И я пригласил вас сюда, чтобы услышать ваши намерения. Если бы я счел возможным, чтобы вы отправились с Луммоксом на эту планету — они называют ее Хрошииюд — что бы вы сказали? Хорошенько подумайте, не торопитесь с ответом.
Джон Томас сглотнул:
— Мне не надо обдумывать. Я поеду.
— Не торопитесь.
— Я не тороплюсь. Я необходим Лумми. С чужими он никогда не будет счастлив. Кроме того, он мне тоже нужен. Вы же не думаете, что я его брошу?
— Нет, не думаю. Но это серьезное решение. Вам придется отправиться примерно за тысячу световых лет от дома.
Джон Томас пожал плечами:
— Там был мой прапрадедушка. Почему я не могу?
— М-м-м… да. Я запамятовал, чей вы потомок. Не хотите ли поинтересоваться, кто еще из людей отправится вместе с вами? Или вам все равно?
— Что?
— Джон Томас задумался. — Это решится само по себе. Такие детали — не мое дело.
— Мы тщательно проработали их, — ответил мистер Кику. Он встал. — Спасибо, что пришли.
— Не стоит благодарности, сэр. И… когда я смогу увидеть Луммокса?
Мистер Кику задумчиво закусил губу:
— Не сразу; первым делом кое-что еще надо отрегулировать. Пока у вас есть время, повеселитесь. Я выделил специального человека, который будет сопровождать вас и оплачивать ваши расходы. Кроме того, он будет вашим телохранителем.
— Телохранителем? Чего ради? Я уже вырос.
— Без сомнения. Но, кроме всего прочего, мне бы не хотелось, чтобы вас донимали репортеры. Понимаете? Конечно, я могу вас только просить об этом.
— О да, мистер Кику… если это вам нужно.
— Нужно.
Джона Томаса мистер Кику принимал в своем кабинете; миссис Стюарт — в роскошно убранном помещении рядом с конференц-залом, обстановка которого была тщательно продумана психологом с целью произвести впечатление на посетителей. Мистер Кику понимал, что ему предстоит нелегкая встреча.
Он вежливо предложил ей чай, придерживаясь в начале разговора общих мест:
— Очень любезно с вашей стороны, мадам, что вы откликнулись на приглашение. Сахару? Лимона?
— Благодарю вас, не надо. Мистер Кику, первым делом я хочу внести ясность…
— Попробуйте эти маленькие пирожные. Удобно ли устроил вас мистер Гринберг?
— Что? Ах, да, прекрасный номер, с великолепным видом на Небесный Сад. Но, мистер Кику…
— Прошу прощения, что вынудил вас явиться ко мне. Но я узник своих обязанностей. Понимаете, в каком я положении?
— Он беспомощно вскинул руки. — Я никак не могу покинуть Столицу.
— Да, я это понимаю, но…
— Я ценю вашу отзывчивость. Вы можете оставаться здесь а качестве нашего официального гостя, сколько вам заблагорассудится. В Столице есть что посмотреть, даже если вы бывали в ней не раз… в чем я не сомневаюсь. Уверен, что магазины доставили вам много радости.
— Ну, строго говоря, раньше я здесь не бывала. Что касается магазинов, то некоторые из них в самом деле выглядят интригующе.
— Так пусть они доставляют вам удовольствие, моя дорогая леди. Нет никакого смысла из-за дел лишать себя радости. Что же касается дела, я беседовал с вашим сыном.
— Мистер Кику…
— Прошу прощения. Я буду краток. Мы готовим на планету хрошии обширную миссию с культурными и научными целями. Я хочу включить в ее состав вашего сына, как специального посла. Он согласен. — Мистер Кику помедлил, ожидая взрыва.
— Это немыслимо! Это даже не подлежит обсуждению.
— Почему, миссис Стюарт?
— Мистер Кику, неужели вы настолько бесчеловечное существо? Я знаю, вы имеете в виду… вы намереваетесь отдать моего сына, моего единственного сына в качестве заложника этим чудовищам. Невероятно!
Кику покачал головой:
— Мадам, вас, скорее всего, ввели в заблуждение эти дикие газетные статьи. Но видели ли вы последнюю? Речь Секретаря в Совете?
— Нет, но…
— Я подготовлю для вас экземпляр. Там объяснено, как это глупое недоразумение проникло в печать. И там же подчеркнуто, что Федерация придерживается своей древней и неизменной политики. «Все За Одного…» — если даже необходимо встать против всей Галактики. В данном случае, ваш сын и есть этот «Один»; за ним стоит много планет. Но главное в том, что ваш сын будет участником мирной "миссии, направляющейся к дружественной расе. Он поможет строить мост культуры между двумя цивилизованными, но очень разными расами.
— Хм-м-м! В газетах сказано, что эти хрошии потребовали от вас, чтобы вы немедля доставили им моего сына. Объясните мне это, если сможете!
— Тут виноваты трудности перевода. Да, они говорили конкретно о вашем сыне, называя его по имени, но выражая желание видеть его от имени того, кто в течение долгих лет жил у вас, Луммокса. Потому что Луммокс глубоко привязан к вашему сыну. Эта дружба между двумя существами, столь разными по форме, по образу мышления, по конструкции — одна из самых величайших удач, которая выпала на долю нашей расы с тех пор, как выяснилось, что мы не единственные избранники Всевышнего. Это стечение обстоятельств позволит нам одним махом перекинуть мост через пропасть взаимного непонимания, преодоление которой обычно связано с годами заблуждений и трагических ошибок. — Он помолчал. — Я не могу не думать о вашем сыне, как о подарке судьбы.
Миссис Стюарт фыркнула:
— Судьбы? Чушь!
— Вы в этом уверены, мадам?
— В этом-то я могу быть уверена: мой сын никуда не отправится. На следующей неделе он проследует в свой колледж.
— Вас беспокоят проблемы его образования, мадам?
— Что? Да, конечно. Я хотела бы, чтобы он получил хорошее образование. Его отец специально для этого оставил средства; и я настаиваю на том, чтобы выполнить его волю.
— Я могу успокоить вас. Вместе с посольством мы высылаем миссию по вопросам культуры, экономики и торговли, научную миссию и много других специалистов самого высшего класса. Ни один колледж не может собрать у себя такое созвездие талантов. Это представило бы трудности даже для больших институтов. Ваш сын будет проходить обучение, и не от случая к случаю, а систематически. Если он получит ученую степень, она будет утверждена… м-м-м, ну, скажем, в Институте Внешних Наук.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...