ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Открыв глаза, он огляделся и увидел, что лежит рядом с Луммоксом. Тот оставался на старом месте, но вовсю размахивал руками. Одну, с зажатым в кисти камнем, он занес над головой. Раздался тот же самый звук… и небольшая осинка неподалеку внезапно рухнула. Несколько других осин уже лежали на земле. Джон Томас вскочил на ноги.
— Эй, прекрати!
Луммокс остановился.
— В чем дело, Джонни? — обиженно спросил он. Перед ним лежала куча булыжников, за одним из которых он потянулся.
— Перестань бросать камни в деревья.
— Но ты это сам делаешь, Джонни.
— Да, но я не ломаю их. Можешь есть их на здоровье, но не надо выдирать их с корнем.
— Тогда я пойду есть их.
— Отлично. — Джонни огляделся. Уже смеркалось, через несколько минут солнце должно было закатиться. — Иди и подкрепись. Хотя, подожди минутку. — Он осмотрел руки Луммокса. Они уже были такого же цвета, как и остальное тело, и начали заметно твердеть. Но самое удивительное, что руки стали примерно вдвое толще, чем при появлении, и теперь достигали объема бедра Джонни. Кожа с них почти вся слезла, а оставшаяся шелушилась, Джонни ободрал ее. — Ладно, давай.
Пока Джонни готовил себе еду, Луммокс расправился с обломанными осинками и закусил на сладкое консервной банкой. Стемнело. Они выбрались на дорогу.
В эту вторую ночь происшествий было еще меньше, чем в первую. Чем выше они взбирались, тем холоднее становилось; наконец, Джонни засунул силовую установку прямо под свитер. Скоро он согрелся и перестал дрожать.
— Лум, если я засну, разбуди меня, когда начнет светать.
— 0'кей, Джонни, — Луммокс переадресовал приказ своему заднему мозгу — просто так, на всякий случай.
Холод Луммокса не беспокоил, он его просто не чувствовал, потому что терморегуляция тела у него была гораздо эффективнее, чем у Джонни, эффективнее даже, чем у силовой установки.
Джон Томас дремал, просыпался и снова проваливался в дремоту. В таком состоянии он находился, когда первые лучи солнца коснулись далеких вершин, и Луммокс окликнул его. Джонни сел и стал оглядываться в поисках места, которое могло бы дать им приют. На этот раз счастье от них отвернулось: они были прямо на открытом месте, которое кончалось глубоким мрачным провалом. По мере того, как шли минуты и становилось все светлее, его охватывала паника.
Ничего другого не оставалось, кроме как идти дальше вперед. Далеко над ними прошел стартоплан. Он услышал лишь рев его моторов, но самого корабля не увидел, понадеявшись, что он не послан на их розыски. А через несколько минут, оглядевшись, он заметил лишь пятнышко в небе, смахивающее на орла.
Но очень быстро ему пришлось убедиться, что над ними висит на крыльях одинокая человеческая фигурка.
— Стоп, Луммокс! Замри, как камень.
— Как камень, Джонни?
— Заткнись и делай, что тебе говорят! — Луммокс замолчал и повиновался.
Джон Томас скользнул вниз и скорчился под головой Луммокса, стараясь стать как можно меньше. Он надеялся, что флаер пролетит мимо.
Но флаер в знакомом залихватском стиле сделал петлю и пошел на посадку. Джонни с облегчением вздохнул, увидев, что на пятачок, который он приметил впереди, садится Бетти Соренсен.
— Привет, Лумми! — крикнула она, затем повернулась к Джонни, уперла руки в бока и сказала:
— Ну! Хорош! Удрал, не сказав мне ни слова!
— Да я… я хотел, Червячок, честное слово. Но у меня не получилось… извини меня.
Гневное выражение исчезло с ее лица, и она улыбнулась:
— Ну, ладно. Раньше я думала о тебе куда хуже. Наконец-то ты что-то сделал, Джонни. Я уж боялась, что ты сам станешь таким же увальнем, как Луммокс, который только и ждет, чтобы его кто-то растолкал.
Джон Томас был слишком обрадован ее появлением, чтобы спорить.
— Слушай… а как ты нас нашла?
— Чего? Ты, умная голова, две ночи уходил от города, а находишься всего лишь на расстоянии одного короткого перелета… как было тебя не найти?
— Понимаю, но как ты вычислила, где надо нас искать? Она пожала плечами:
— Старое правило: я представила себя упрямым ослом и пошла прямо, куда глаза глядят. Я прикинула, что ты обязательно пойдешь по этой дороге, поэтому и крутилась над ней. А если ты не хочешь, чтобы тебя через несколько минут заметили, тебе надо побыстрее убираться отсюда куда-то под прикрытие. Так что давай! Лумми, старина, включай свою машину.
Она протянула руку, Джонни помог Бетти взобраться на спину Луммокса, и они двинулись в путь.
— Я хотел уйти с дороги, — волнуясь, объяснил Джонни, — но мы так и не нашли подходящего места.
— Вижу. Теперь выпусти пары… за этим поворотом — водопад Адама и Евы, и мы можем сойти с дороги как раз над ним.
— Вот мы где оказались!
— Да. — Бетти наклонилась вперед, тщетно пытаясь рассмотреть дорогу из-за поворота скалы. И в это время она впервые увидела руки Луммокса. — Джонни! — воскликнула она, схватив его за плечо. — На Луммокса напал боа-конструктор!
— Что? Не глупи. Это всего лишь его правая рука.
— Его что? Джонни, ты с ума сошел!
— Успокойся и перестань меня тискать. Я сказал «рука»… помнишь те опухоли? Так вот, в них были руки.
— Опухоли… руки? — Бетти вздохнула. — Я встала слишком рано и еще не позавтракала. И тут еще такое потрясение. Ладно, скажи ему, чтобы он остановился. Я хочу посмотреть на них.
— А как быть с укрытием?
— Ах, да! Ты прав. Ты всегда прав — правда, с опозданием на две-три недели.
— Не заводись. Вот и водопад.
Они подошли к воде поближе, подножие каньона поднималось к их ногам, как бы встречая путешественников. Здесь была единственная возможность сойти с дороги и разбить бивуак в месте, напоминающем их предыдущую стоянку. Джонни чувствовал себя гораздо спокойнее, когда Луммокс был укрыт под густой сенью деревьев.
Пока Джон Томас готовил завтрак, Бетти изучала новорожденные конечности Луммокса.
— Луммокс, — укоризненно сказала она, — ты ничего не говорил маме о них.
— А ты не спрашивала меня, — возразил Луммокс.
— Прошу прощения! Ну ладно, а что ты можешь делать своими руками?
— Я могу бросать камни. Джонни, я хорошо бросаю камни?
— Нет! — торопливо сказал Джонни. — Бетти, ты будешь пить кофе с молоком?
— Все равно, — отмахнулась Бетти, продолжая изучать руки Луммокса. Что-то не давало ей покоя, и Бетти надеялась, что скоро сообразит, в чем тут дело. Но теперь — первым делом завтрак.
После того, как они скормили пустые банки Луммоксу, Бетти откинулась на спину.
— Имеешь ли ты представление, невинное дитя, — сказала она Джону Томасу, — какую бурю ты вызвал своим исчезновением?
— Я думаю, шерифу Дрейзеру пришлось побегать.
— Не сомневайся. Ты совершенно прав. Но оставь его в покое; есть еще кое-что.
— Мистер Перкинс?
— Точно. Еще?
— Конечно, да.
— Естественно. Она разрывается между рыданиями по поводу ее исчезнувшего ребенка и угрозами в твой адрес, криками, что ты ей больше не сын.
— Представляю, — невесело согласился Джонни. — Я знаю свою маму. Ладно… я знал, что доставлю всем беспокойство. Но я был должен…
— Конечно, ты должен, мой дорогой упрямец, хотя ты проделал все с грацией гиппопотама. Но я не о них вела речь.
— Что?
— Джонни, в штате Джорджия есть маленький городок… ну, скажем, Адриан. Он так мал, что в нем нет даже отделения полиции, всего лишь один констебль. Знаешь ли ты, как его зовут?
— Чего? Конечно, нет.
— Очень плохо. Ибо, насколько я смогла выяснить, этот констебль является единственным полицейским в Америке, который не разыскивает тебя. Поэтому я полетела разыскивать тебя — хотя, как ты мог, подлое животное, исчезнуть, не потрудившись поставить меня в известность?
— Я же говорил тебе, что извиняюсь!
— И я простила тебя. Я буду тебя прощать не меньше десяти лет.
— Что за глупости с этим констеблем? И почему все должны меня разыскивать? Мне вполне хватает одного шерифа Дрейзера.
— Он объявил общую тревогу и назначил награду за Луммокса, живого или мертвого… желательно мертвого. Они серьезно взялись за дело, Джонни… очень серьезно. Поэтому какие бы планы ты ни строил, мы должны их отбросить и продумать новый, получше. Что ты об этом думаешь? И думаешь ли вообще?
— Ну… я думал продержаться таким образом ночь-другую, — побледнев, медленно ответил Джонни, — пока мы не найдем места для укрытия.
Бетти покачала головой.
— Не годится. Если идти таким путем, они без труда догадаются, в каком месте поблизости от Вествилла есть место, где может укрыться такое создание, как Луммокс. И…
— Да мы уйдем с дороги!
— Конечно. И они будут прочесывать этот лес, дерево за деревом. Они в самом деле собираются это сделать.
— Ты не дала мне кончить. Знаешь старую урановую шахту? «Власть и Славу»? Ты идешь наверх по дороге Мертвого Волка, потом берешь к северу на гравийную дорогу. Вот там мы и спрячемся. Большой туннель вполне подходит, чтобы скрыть Луммокса.
— Проблеск здравого смысла в этом есть. Но его не хватает, чтобы противостоять всем…
Бетти замолчала. Джонни поерзал и сказал:
— Ну, ладно. Если это не годится, что делать?
— Умолкни. Я думаю. — Бетти лежала на спине, глядя в синее небо над горами. — Твоя мысль о шахте «Власть и Слава» не так уж плоха; пока я не придумаю чего-нибудь лучшего, она вполне годится.
— Не понимаю, как они смогут там обнаружить. Шахта расположена так далеко…
— Поэтому не сомневайся, ее обыщут. Хотя это может ввести в заблуждение шерифа Дрейзера; я уверена, что он свою собственную шляпу не возьмется искать без ордера на обыск. Но он организовал воздушную разведку, которая пригодилась бы небольшой армии, и они уверены, что обнаружат вас. В полиции знают, что ты взял спальник и припасы; это значит, что ты будешь останавливаться на дневки. Нашла я тебя, найдут и они. Я обнаружила тебя, потому что знала, как ты будешь действовать, а они прибегнут к логике, которая срабатывает медленнее. Но безошибочно. Они найдут вас… и это будет конец для Луммокса. Шансов вам они не оставят… может быть, разбомбят его.
Джон Томас живо представил себе столь мрачное будущее:
— Тогда какой смысл прятать его в шахте?
— Чтобы протянуть день-другой, потому что я еще не готова вытащить его оттуда.
— Как?
— Вот так. Мы спрячем его в городе.
— Что? Червячок, на тебя действует высота.
— В городе и под крышей… единственное место в большом-пребольшом мире, где его не будут искать, может быть, в домике мистера Ито, — добавила она.
— Что? Нет, я теперь ясно вижу, что ты сошла с ума.
— А тебе известно более безопасное место? Сын мистера Ито ничего не имеет против тебя; не далее, как вчера, мы с ним очень душевно поговорили. Я пошла прямо к нему и все ему объяснила. Один из его садовых домиков вполне подойдет… может, домик и неказистый, но подключен к электропитанию. Никому не придет в голову, что за его матовыми окнами скрывается Лумми.
— Не понимаю, как мы все это сделаем.
— Предоставь это мне. Если я не доберусь до садового домика, а я доберусь… тогда я раздобуду какой-нибудь пустой сарай или что-то вроде этого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...