ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она прижалась виском к моей щеке. Я не мог оторвать глаз от ее мокрой нежной
груди, а ниже предательски влажное платье рельефно лепило ее маленький
крепкий живот, округлые бедра и лоно. Во мне поднималась горячая красная
волна... Я твердо приказал себе: "Пауль! Ты не должен желать жены ближнего,
его вола и осла!" Отеческим жестом я похлопал ее по руке и отвел глаза.
Старательно выговаривая слова, я произнес как можно тверже:
- Не надо нервничать, дорогая моя. Все это просто дурная шутка.
Какой-нибудь местный юморист испытывает наше терпение. А что касается Арне,
ты же сама знаешь...
Тут я сбился. Я почувствовал, что делаю что-то не так. Я взял ее за
подбородок и повернул лицом к себе. Глядя ей прямо в глаза, я тихо спросил:
- Скажи мне, пожалуйста, честно: что у тебя с Арне? Ты хочешь быть... с
ним?
Она опустила глаза. Лицо ее застыло.
- Не знаю... Поговорим лучше о чем-нибудь другом. Ты помнишь, как было
чудно тогда, в Осло?
- Конечно, помню... Да ведь это было на прошлой педеле!..
- Да, правда... Уже не верится. Было так хорошо! Я вдруг ощутила себя
свободной, как птичка. Как будто с меня свалилась какая-то тяжесть...
Знаешь, я раньше всегда ощущала какую-то скованность, я была деревянная - и
вдруг ожила. А теперь мне снова так тяжело, как будто меня, живую,
заковывают в цепи. Мне так плохо, Пауль, мне хуже, чем прежде... Ты
понимаешь? Ты поможешь? Ты - единственный, с кем я это почувствовала, ты не
бросишь меня одну?
Что тут ответишь? Разве у меня был выбор? Разве самый крепкий военный
корабль, бронированный от кормы до носа, не тонет от прямого попадания? Все
мои благие намерения, все строгие параграфы, составляющие неписанный кодекс
мужской дружбы, отлетели под натиском тихого, но неодолимого призыва. Я
покрывал поцелуями это нежное, милое лицо, я пил слезы с ее сияющих глаз, я
ласкал и терзал ее шепчущие губы. Моника, Моника!
О, прекрасные мгновенья упоительной безответственности, когда собственный
разум и неумолимое время, наши вечные тираны, теряют свою власть, когда
рушатся барьеры и исчезают преграды, когда все твердыни - твердыни стыда и
железа - растворяются в аромате и музыке, обретают свежесть и сочность
взрезанного ананаса! Никакое шампанское из самых знаменитых подвалов и
погребов не сравнится с подлинным дурманом жизни, как бы ни старались его
пенные брызги сыграть с нами в ту же игру... Не знаю, сколько продлилось это
сладкое безумие: несколько секунд или около часа. Я ласкал ее нежное,
мягкое, податливое тело, и упивался восторгом от каждого прикосновения,
каждый миг дарил мне все новые откровения красоты. Глаза ее были томно
прикрыты, а лицо и все тело излучали неведомое прежде блаженство. Моника,
Моника...
И вдруг волшебство исчезло. Она напряглась, подняла голову и огромными,
широко раскрытыми глазами уставилась на что-то позади меня. И закричала:
- Пауль! Пауль! Смотри!
Я обернулся и взглянул в окно. От ужаса меня передернуло, будто от удара
током: за окошком в струях дождя я увидел грузную фигуру в зюйдвестке и
робе. Лицо совсем рядом с разбитым стеклом, было худым и бледным, а глаза,
эти незабываемые, водянисто-серые глаза без взгляда, без всякого выражения,
смотрели на нас, мимо нас, сквозь нас. Силуэт расплывался, как сгусток
тумана, как черный смерч. Но не узнать его было невозможно - это был Рейн.
Внезапно видение отодвинулось и исчезло в пелене дождя.
Мы судорожно сели и принялись приводить себя в порядок, как дети,
застигнутые врасплох. Я ждал, что дверь отворится и человек войдет, но никто
не входил. Я машинально поднялся и выглянул. Никого! Я вышел под дождь и
внимательно осмотрелся.
Остров был пуст. Как большой хмурый тролль, он будто уселся на корточки,
подставив мохнатую спину дождю - эта мокрая, поросшая травкой спина
горбилась справа от меня, а слева была голая каменистая бухта с нашей
лодкой, уныло-одинокой на прибрежной гальке у самой полосы прибоя. Никакого
другого "плавсредства" с этой стороны островка видно не было. Я возвратился
к Монике.
- Видимо, он деликатный человек, - сказал я, как можно спокойнее. -
Понял, что помешал и предпочел удалиться. А может, он застенчив по натуре.
Но Моника была сильно испугана. Глядя на меня широко раскрытыми глазами,
она прошептала:
- Ты видел, кто это? Это же тот самый тип, которого боится Лиззи! А
помнишь, как испугалась его наша лошадь?
- Ну конечно, это бедняга Рейн. Ну и что? Разве можно так пугаться? Он
просто чокнутый, ненормальный, и все. Уверяю тебя, ничего страшного...
Я сел рядом и обнял ее. Она дрожала.
- Что он тут делал?
- Наверное, как и мы... Причалил, чтобы спрятаться от дождя. Что тут
страшного, моя радость?
- Но ведь он не вошел!
- Я же тебе говорю: постеснялся. Увидел, что мы тут вдвоем, и решил не
мешать... Хороший, добрый дядя, можно сказать, джентльмен...
Я и сам понимал, что слова мои звучат не совсем естественно. А Моника
вдруг задала вопрос, которого я боялся:
- Ты видел, на чем он приехал? Его лодку? Надо было ответить. И я сказал:
- Нет, не видел. Но остров большой. Он, наверное, подплыл с другой
стороны. Будем надеяться, он найдет, где укрыться от дождя.
Я произнес это сухим, деловитым тоном, не только чтобы успокоить Монику.
Страх застрял в моем собственном сердце острой холодной занозой. Я прекрасно
ее понимал... И ее, и Лиззи, и нашу лошадку. Этот страх коренился в глубинах
подсознания, древний страх человека перед всем непонятным, непознанным,
неподвластным, как боязнь грозы или огромного бушующего океана, или страх
животного перед огнем, он всегда будет жить в народной фантазии, жить и
производить на свет все новых чудовищ. Кто этот Рейн? Обыкновенный рыбак?
Конечно, рыбак, просто немножечко ненормальный. Многие, кстати, боятся
сумасшедших...
Монику все еще бил озноб. Я обнял ее покрепче и тихо прошептал:
- Ну, все, моя девочка... Моя маленькая, славная девочка... Нам не
страшен серый волк! Мы отважные, храбрые поросята - верно?
Она, наконец, улыбнулась и благодарно кивнула. Я, естественно, вновь
оказался в своей прежней роли доброго дядюшки. Неожиданно возникший,
волшебный новый контакт был нарушен. Но, честно говоря, я был даже рад...
Да, я был от души благодарен этому Рейну за его появление. Так или иначе,
этот тип помешал мне совершить непоправимое. Как бы тогда я взглянул в глаза
Арне? Да и теперь-то...
Тем временем за окошком стало светлее, а еще через несколько минут дождь
совсем прекратился. Солнце пробилось сквозь тучи.
Моника мягко высвободилась и встала.
- Поедем, - сказала она. - Надо скорее возвращаться. Когда мы уже были в
лодке, она тронула меня за руку.
- Пауль, забудем, что тут произошло. Я была не в себе. У меня сегодня с
утра не в порядке нервы. И, пожалуйста, сделай одолжение, никому ни о чем не
рассказывай.
- Разумеется, - ответил я. - Ничего и не было. Во всяком случае, не было
ничего такого, что я мог бы занести в свой дневник галантных похождений. Я,
знаешь ли, люблю описывать свои донжуанские победы, чтобы потом развлекать
друзей в пьяной компании. Но я не хвастун. И с тобой у меня ничего не вышло.
Так что можешь не беспокоиться.
- Пауль, не надо так... Ты прекрасно знаешь, я не хотела тебя обидеть.
Но мне было скверно. Да, очень скверно было у меня на душе. Чтобы
согреться, я сел на весла и греб нарочито сильными, резкими рывками. Мы
медленно огибали проклятый остров. Потревоженный тролль уснул, подставляя
солнцу горы мускулов. Я смотрел на него с неприязнью: странные нелепые
возвышения торчали повсюду, как клубни картофеля. Меж крутых скал было
несколько бухт, куда могла причалить небольшая рыбацкая лодка. Но никакой
лодки я не обнаружил.
На всем пути мы не сказали друг другу ни единого слова. Моника сидела
почти неподвижно и смотрела вдаль. Она то и дело поправляла платье и
особенно строго следила за подсохшей юбкой. Я старательно работал веслами.
Чайки кружили над нами и орали отвратительными голосами. Внезапно у меня
сжалось сердце, я почувствовал тупую, гнетущую боль. Ах, это проснулась моя
совесть, меня терзал стыд... Что же за гадость такая?
"Эх, Пауль, Пауль! - подумалось мне, - Друг позвал тебя на помощь, а ты,
скотина, пытался соблазнить его девушку! Как ты теперь поведешь себя с Арне?
Взрослый человек, уж давно не мальчик! Стыдно, Пауль Рикерт".
- Спасибо, Пауль! - произнесла Моника, выбравшись на причал. - Ты меня
замечательно покатал!
Она, видно, заметила кислое выражение моей физиономии и тихо добавила:
- Не надо расстраиваться: все было прекрасно. И мы можем все повторить,
когда на небе не будет ни единого облачка...
* * *
Арне возвратился домой лишь под вечер. При виде меня он подошел и положил
руку мне на плечо. У меня засосало под ложечкой. Но не мог же он знать! К
счастью, это была ложная тревога. С добродушной улыбкой он произнес:
- Мой дорогой управляющий! Настало время приступать к исполнению
обязанностей, которые ты соблаговолил на себя принять. Я, видишь ли,
совершенно забыл про лошадь. С голоду она конечно не померла, она, по-моему,
привыкла жить на подножном корму, но все же неплохо было бы ее найти,
завести в стойло, задать ей овса и воды, ну и... по возможности привести в
порядок. Конюха-то мы уволили. Все необходимое есть в конюшне. Там и
гребень, и скребница, и уздечка. Ты видел. Ты ведь умеешь обращаться с
лошадьми?
- Да, конечно, Арне! - пробормотал я. - Я все сделаю. Я был рад
возможности поработать и хоть как-то загладить свою вину. Но когда через
полчаса я стоял перед лошадью, занимаясь ее гривой, я неожиданно осознал
ужасную истину. Я влюблен в Монику. Я безумно, страстно, ревниво любил ее
уже очень давно. Я, Пауль Рикерт, который всегда дорожил мужской дружбой, по
уши влюбился в невесту своего друга, в то время, как моя несомненная
надежность в подобного рода вещах была буквально притчей во языцех и опорой
моей репутации! Смех, ей Богу! И что же теперь делать? Я не мог уехать - все
решили бы, что я просто струсил, испугался грядущей ночи в желтой комнате...
Нет, это решительно невозможно. Но сколько же можно скрывать свои чувства и
обманывать друга? Сколько, наконец, может живой человек противиться
искушению? Это во многом зависело от Моники.
Что с ней сегодня? Почему она предложила поехать кататься? Может, ей тоже
хотелось побыть со мной наедине? Любит она меня? Любила ли Арне? Возможно,
она его не разлюбила, и все это было лишь слабостью, естественной
пассивностью перепуганной девушки, оказавшейся во власти мужчины. Недаром
она поспешила принять строгий тон и даже сказала: забудь. Потом она, правда,
опять меня вроде бы обнадежила, но тут-то могла быть другая причина -
сочувствие, жалость...
Да, приходилось признать, что Моника для меня была - "терра инкогнито".
Казалось, в ней жили два разных существа, и она, независимо от собственной
воли, проявлялась то так, то эдак. Но если одно - лишь личина, маска, то не
открылось ли ее истинное лицо предо мной в убогой рыбачьей хижине, на старых
сетях, на дощатом полу, согретое и разбуженное моими собственными руками? И
снова во мне бушевало жаркое алое пламя...
Видно, мое возбуждение, вызванное рисующимися мне фантастическими
картинами, передалось старой лошади:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

загрузка...