ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все было тихо.
Моника теснее прижалась ко мне, ее голова лежала у меня на плече, она
засыпала, если уже не спала. Я слегка повернул голову и вдохнул нежный
аромат ее волос. Ее близость опьяняла, но я вдруг подумал: почему это
страстное, неудержимое влечение вспыхивает именно в темноте и как будто
боится дневного света? Почему у меня не хватает мужества просто сказать:
"Я люблю тебя, будь моей, разорви все другие связи"... Да потому, если уж
быть до конца откровенным, что на Монике, в таком случае, надо жениться -
вот что! А я, как возможная партия, пожалуй, похуже, чем Арне. Кто я? Вечный
студент с родительскими деньгами, мальчик на побегушках при Краг-Андерсене,
обыкновенный повеса, хотя мне уже скоро тридцать.
Я резко пошевельнулся и покрепче сжал руку Моники, чтобы она проснулась.
Я посмотрел на часы. Было без четверти два. Инспектор рядом с Арне
заворочался и прошептал:
- Боюсь, нам сегодня ничего не выудить.
- Тс-с! - зашипела Эбба. - Вы разве не слышали?
Все затаили дыхание. Я прижал ухо к стене: да, в самом деле, какое-то
шевеленье! Это не ветер, не мышиная возня - звуки приближались, и я вспомнил
рассказ Танкреда: было похоже на чьи-то шаги в мокрых сапогах.
Мы напряженно прислушивались. Я увидел силуэт Арне: он отделился от стены
и сел прямо, наверно, держа наготове фонарь. Сердце у меня оглушительно
колотилось, я напрягал затекшие ноги. Вот сейчас, через мгновение, откроется
эта нелепая дверь, и войдет - кто? Непроизвольно я обнял Монику за плечи и
как только почувствовал, что она дрожит, сразу же сам успокоился.
Непостижимо, откуда берутся силы, если рядом другой человек, более слабый?
Наш гость, вероятно, добрался до самого порога. Шаги стихли, и стало
слышно, как нажимают дверную ручку. Казалось, прошла целая вечность, пока
открывалась зеркальная дверь, из нее потянуло холодом и сыростью. И,
наконец, показалась фигура человека в длинном шуршащем плаще. Он вошел и
двинулся к кровати.
В этот момент вспыхнул луч фонаря. Инспектор вскочил, в его руке блеснул
револьвер.
- Стоять! Руки на голову!
Человек обернулся, мы увидели большое бородатое лицо с искаженными
паническим страхом чертами.
Это был Эйвинд Дорум. Его прорезиненный морской балахон жалобно
всхлипнул, когда Дорум поднял огромные ручищи и послушно опустил себе на
голову, словно сокрушаясь о своей незадачливой судьбе. Желтые глаза
беспомощно заморгали в ярком свете.
Тем не менее в следующую секунду он вдруг предпринял отчаянную попытку
улизнуть, зияющий черный провал за зеркалом был совсем рядом. Сёренсен и
Танкред бросились с двух сторон ему наперерез, мы с Йерном тоже вскочили и
попытались помочь. Дорум был очень силен и, не обращая внимания на револьвер
в руках инспектора, стряхнул с себя их обоих, а я получил мощный удар в
грудь и отлетел к стене. Пытаясь отдышаться, я видел, как он размахивал
ручищами, словно рассерженная горилла, а Йерн, упав на пол, вцепился ему в
ногу. Но тут инспектор приемом джиу-джитсу все-таки свалил Дорума. Танкред
пришел на помощь Йерну, и они вдвоем крепко Держали бородача за ноги.
- Ну, Дорум, - проговорил, утираясь, инспектор, - будете вести себя
хорошо? Или мы вас свяжем?
- Я хотел только взять бумаги! - простонал наш пленник и завозился на
полу. - Мои бумаги только хотел...
- Что еще за бумаги? - Сёренсен посмотрел на Арне, который взирал на
происходящее, с улыбкой поигрывая своим фонариком.
- По всей вероятности, имеется в виду контракт. Купчая, по которой он
отказывается от права обратного выкупа. Он, наверное, полагает, что я храню
документы здесь, в доме. И если он выкрадет контракт, то снова выкупит и
дом. Весьма наивно, милый Дорум. Разве вам неизвестно, что документы
регистрируются в соответствующих учреждениях? Вам следовало хоть немножко
ознакомиться с правилами ведения дел, прежде чем начинать небезопасную
карьеру взломщика.
- Это так, Дорум? Из-за этой бумаги? Ну, говорите же, черт возьми!
Сёренсен наклонился и потряс его. Дорум глядел на него с выражением
упрямства и злобы, потом прорычал что-то неразборчивое, как загнанный зверь.
Пале в своей характеристике был вероятно прав: в душе этого человека
постоянно бушевала буря.
- Не стоит, Сёренсен, на него давить, - миролюбиво сказал Арне, уселся на
стул и достал свою фляжку. - Лучше отпустите его и попробуем поговорить
по-хорошему. Хотите выпить, Дорум?
Дорума отпустили, он поднялся с пола и взял фляжку. Жадно, одним духом,
он высосал остатки виски и рухнул на стул. Мне стало жаль его. Теперь он
сидел перед нами, совсем как побитый пес.
- А почему вы сегодня без черной кошки? - спросил Арне. - Расскажите нам
все по порядку. Вы отлично исполнили роль привидения, нам бы только хотелось
подробнее узнать, как вы все это проделали?
Чуть не полчаса Арне и Серенсен пытались вести перекрестный допрос, но
напрасно: ни жесткий тон инспектора, ни спокойные уговоры Арне не
действовали - Дорум упрямился, как ребенок, и лишь бубнил, что ему были
нужны только его бумаги.
- Ну, что ж, в таком случае вам придется пойти со мной, - сказал наконец
Серенсен. - Все равно вы у нас все выложите. Рано или поздно... И не делайте
глупостей! У меня теперь есть все основания арестовать вас.
Но тут Арне положил руку ему на плечо:
- Не надо, инспектор! Я прошу вас, не надо его арестовывать. Я не хочу,
чтобы он сел в тюрьму. Мы должны понимать: он провел в этом доме всю жизнь.
И в общем, естественно, что он тут бродил - по привычке. И вполне понятно
его желание вернуть себе дом. Тут уж он действительно совершил весьма
невыгодную сделку... Он старый человек, инспектор, и по-моему не совсем
отдает себе отчет в своих действиях, и мне его от души жаль.
- Но он представляет определенную опасность для окружающих. Его нужно
хотя бы поместить в лечебницу.
На это возражение инспектора Арне лишь покачал головой, а потом заметил:
- Его тут как следует проучили. Вряд ли он теперь отважится на повторный
визит. Будет себе жить потихоньку... Отпустите его.
- Ну, как хотите.
Серенсен пожал плечами. Он зевнул. Видно, он слишком устал и хотел спать,
ему было не до служебных обязанностей.
- Ну что ж, - сказал он, поднимаясь. - Надо мне двигаться к дому. Скоро
утро. Дорум, пора по домам. А по дороге я все-таки с вами серьезно
поговорю...
* * *
Наутро, за завтраком, Эбба сказала:
- Выходит, моя гипотеза оказалась верна. В главном я не ошиблась. По
сути, основной целью было запугать Арне и вынудить его признать сделку
недействительной, то есть, вернуть дом за ту же сумму прежнему владельцу.
- По-твоему, умственно отсталый человек способен на столь изощренные
действия? - усомнился я.
- Во-первых, его вдохновителем, конечно, был пастор. А во-вторых, я не
очень-то верю, что Дорум такой уж дурачок. Мне показалось, он прикидывается.
Симулирует.
В его положении всегда лучше прикинуться дурачком. Может, у него и засело
в голове, что надо во что бы то ни стало утащить эту купчую, но все-таки
главной задачей его посещений было нагнать на нас страха. Ведь это понятно:
в первую очередь он, а не кто иной, должен был знать про потайной ход. И
естественно, ему пришло в голову воспользоваться этим ходом.
- А с чего ему было передвигать комод?
- Элементарно, - Эбба деловито жевала редиску. - Он прожил в этом доме
шесть десятков лет. Он прекрасно знает, где что стоит. И вдруг он явился
сюда и обнаружил, что комод передвинули. Естественно, он вцепляется в этот
комод и тащит его на место. Во-первых, чтобы приструнить нас. А во-вторых,
потому, что он сам безумно боится мести капитана Корпа и привык следить,
чтобы все оставалось на своих местах. К тому же, ой невероятно сильный - вы
сами в этом вчера убедились... Теперь понятно, почему он повесил на место
картину Ватто и почему изорвал барахлишко нашего друга Арне. А что касается
собаки...
- Вот именно! - сказал Арне. - Ты считаешь возможным, чтобы человек
зверски убил свою собственную собаку?
- Ты же сам говорил: здесь все знают, что он мучает животных. Почему пес
так рвался в желтую комнату? Да просто он учуял запах своего
хозяина-мучителя. Ну, и поскольку собака Доруму помешала и могла еще
помешать, он ее зарезал. Логически все сходится. Разве не так?
- А черная кошка? - спросил я. - Как, по-твоему, это увязывается с Черной
кошкой? Мы же сами видели: она бегает за Рейном.
- А с чего ты взял, будто на Хайландете существует только одна черная
кошка? Насколько мне известно, кошки в Норвегии - весьма распространенные
домашние животные. Почему ты уверен, что у Дорума нет большой черной кошки?
Кошка Баскервилей, вскормленная на тресковой печенке и способная перепугать
не только управляющего Людвигсена, но и самого директора Краг-Андерсена!
Блеск! Замечательно! Разумеется, все это слишком банально. И я вполне
понимаю твои чувства, Карстен, когда ты так смотришь на меня. Ну, что ты
надулся? Я развеяла поэтический флер, и осталась лишь голая
действительность.
Йерн и вправду глядел на нее с самым меланхолическим видом. Ковыряя
салфетку, он со вздохом процитировал кого-то из старых поэтов:
- Кажется, я попал не на ту планету. Здесь так скучно...
- Да, многие тайны превращаются в прах, если их разложить по полочкам, -
заметил Танкред, со смаком прожевав половинку сливы из компота. - Я могу
привести вам еще один пример, такой же простой и банальный. С эстонским
кораблем. Как из учебника по математике: есть задание со множеством
квадратных корней, скобок, степеней, а когда сократишь, остается в числителе
"а+ в" и в знаменателе "2".
- Интересно, как же решается эта задача? - спросил Арне.
- Ну, это пока еще не окончательное решение, а всего лишь гипотеза. Тем
не менее... Эта история имеет важную политическую подоплеку. Дело в том, что
в Эстонии все сейчас боятся вторжения русских. Ожидается, что Советы в этом
году аннексируют всю Прибалтику. Я проконсультировался с хорошо
информированными людьми в Осло, и вот, получил телеграмму на этот счет: из
Эстонии идет сильный отток капитала. Состоятельные люди прекрасно понимают,
что их ждет при такой оккупации и пытаются подготовиться к грядущей
катастрофе. Предприимчивые бизнесмены стараются тайно переправить свой
капитал за границу, и обычно они направляются в небольшие латиноамериканские
страны. Теперь попытаемся вспомнить: что нам известно про "Таллинн...
Корабль обнаружили у пустынного берега. Судно было на плаву. На нем
недосчитались двух спасательных шлюпок, и из двадцати ящиков с какими-то
деталями, которые оставались в трюме и предназначались для Коста-Рики, не
хватало трех, самых нижних...
- Там было золото! - воскликнула Эбба.
- Молодчина, фру Шерлок Холме! Ты совершенно права. Разумеется, это
скорее всего, обычная маскировка при тайных перевозках золота или
чего-нибудь подобного. По всей вероятности, команда пронюхала, что у них на
борту, и пошла на заговор. Во время шторма они выбросили командиров за борт,
взяли две шлюпки, погрузили золото - и вперед!
- Но это гиблое дело! - возразил я. - Даже если бы матросы благополучно
добрались бы до берега в шторм. Представьте себе:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

загрузка...