ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Не нужно»! — передразнил ее Томас. — Да ты не лучше самой последней шлюхи! Ты опозорила честь семьи, втоптала в грязь светлую память своей матери и за это заплатишь сполна. Двадцать ударов хлыстом, а потом, — он с ненавистью пнул Меган коленом в живот, — я перестану считать тебя своей дочерью. Ты должна будешь убраться из этого дома и никогда больше не переступать его порог. Если мы когда-нибудь случайно встретимся на улице, не смей даже смотреть в мою сторону. Ты поняла меня?
С этими словами Томас принялся со; всей силы хлестать свою несчастную дочь.
По щекам Меган текли слезы, но ни стона не слетело: с ее искусанных в кровь губ. Она молча извивалась под сыпавшимися на нее ударами, как вдруг — или ей это показалось — в передней послышались чьи-то крики, а вслед за ними звук торопливых шагов по лестнице. В некотором замешательстве Томас остановился, но уже через мгновение он с удвоенной яростью стал размахивать хлыстом. И тут терпению Меган пришел конец, взвыв от боли, она потеряла сознание.
Сидя в полутемной комнате, Дерек задумчиво смотрел в окно на реку, где у пристани на якоре стоял его корабль. Был поздний вечер. Он не знал точно, сколько сейчас времени, но понял, что в эту ночь ему не удастся заснуть. Девица, с которой он ужинал, не смогла развеять его мрачных мыслей. А теперь он был один, и развлечь его могли только сигара и воспоминания, от которых он никак не мог избавиться. Вытянувшись в кресле, молодой человек стряхивал пепел прямо в открытое окно, лениво наблюдая за ночным городом и изредка поглядывая на небо, по-прежнему предвещавшее грозу. Как бы он ни старался, мысли его беспрестанно возвращались к Меган: ему никак не удавалось стереть из своей памяти ее образ.
«Боже милостивый, — взмолился про себя Дерек, — почему ты позволяешь овладеть моим разумом этой девчонке, которая не испытывает ко мне ничего, кроме неприкрытой ненависти?»
Почему ему так тяжело забыть свежий вкус ее губ и шелковистую нежность девичьей теплой кожи? Казалось, он до сих пор слышит этот тихий, как будто ленивый голос, с удивительной нежностью произносящий его имя? «Что с ней будет? — в тысячный раз спрашивал себя Дерек. — Может ли она рассчитывать хотя бы на поддержку отца?»
Пытаясь отделаться от дурных предчувствий, Чандлер встал, зажег лампу и нервно заметался по комнате.
— К черту! — пробормотал он. — Разве можно иметь дело с этой дикой кошкой, которая без конца оскорбляла меня!
Но, противореча самому себе, он улыбнулся, вспомнив, как вызывающе Меган вскидывала голову, когда они ссорились. Но он ведь нарочно ее злил.
— Что же мне делать? — вздохнул Дерек, уже не сомневаясь, что эта девушка, вовсе того не желая, покорила его сердце. — Она отказывается быть моей любовницей, а о браке не может быть и речи. — Он упрямо покачал головой.
Остановившись у стола, Чандлер налил себе вина и снова стал слоняться из угла в угол. Время шло, но придумать что-нибудь хоть мало-мальски приемлемое в сложившейся ситуации не удавалось. Внезапный короткий стук в дверь отвлек его.
Тихо подойдя к двери, Дерек приоткрыл ее ровно настолько, чтобы видеть плохо освещенный коридор.
Он не верил в то, что Бичем снова попытается прислать к нему наемных головорезов, но осторожность никогда не бывает лишней, особенно если имеешь дело с таким мошенником, как он.
— Это Натан, капитан. Я узнал нечто такое, что может вас заинтересовать.
Распахнув дверь, Дерек пропустил в комнату своего первого помощника.
— Что-то случилось с «Леди Элизабет»?
— Нет, капитан, с кораблем все в порядке, — заверил его Натан.
— Что же тогда привело тебя сюда в столь поздний час? Не будешь же ты тратить свою последнюю ночь в Лондоне на пустяки, — подойдя к столу, Дерек снова налил вина. — Может, нам выпить?
— Благодарю, капитан, но мне хотелось бы рассказать о цели своего визита. Я пил пиво в кабачке здесь неподалеку, когда туда заявился Томас Бэнбридж. Его сиятельство уже достаточно набрался, а после еще одной пинты пива он начал кричать, размахивая хлыстом, что его дочь шлюха, что сегодня ночью он выгонит ее из дома, предварительно изуродовав, как Бог черепаху.
Натан увидел, как лицо Дерека мгновенно преобразилось: от прежней отрешенности не осталось и следа. Теперь оно пылало от гнева и ярости.
— Что? Ты уверен, Нат? — Чандлер, казалось, перестал владеть собой.
— По вашей просьбе последние несколько лет я не упускал из виду Бэнбриджа и хорошо изучил этого негодяя..
— Я не об этом. Насчет девушки. Ты думаешь, он сделает то, о чем говорит? — уточнил капитан, на ходу надевая сюртук.
— Вне всяких сомнений. — Натан с легким недоумением взирал на своего капитана. — Я знаю ваше отношение к этому семейству, но молодая леди не имеет ничего общего со своим папашей. Она добра, общительна и совсем не спесива. — Он озабоченно покачал головой. — Правда, бедняжка с раннего детства, точнее, со дня смерти матери, лишилась и любви, и защиты. А в одиночку ей не справиться с отцом.
— Дьявол! — воскликнул Дерек, выглядывая в окно. — Опять гроза. Нам нужен экипаж, а где его найдешь в такую погоду?
Сопровождаемый своим помощником, Дерек бросился вниз.
— Я видел один около дверей! — прокричал Натан.
Дерек внезапно остановился и с подозрением посмотрел на него.
— Откуда у тебя, черт возьми, такая твердая уверенность, что я пойду выручать эту девицу?
— Просто мне так показалось. — Натан пожал плечами. — После знакомства с Меган вы заметно изменились. Впрочем, ничего удивительного: она очень хорошая девушка.
— Мы с ней почти не знаем друг друга, — сказал Дерек, явно злясь на своего помощника.
— Как вам будет угодно, капитан. Но если бы вы спросили меня, то я бы сказал, что вы прекрасная пара. — Он слегка подтолкнул Дерека, напоминая ему, что нужно торопиться.
— Ха! Ну и денек у меня сегодня! — только и оставалось сказать Дереку.
В мгновение ока он оказался у дверей трактира, где стоял экипаж.
Конечно, разыгравшаяся гроза не способствовала быстрой езде, но возница хорошо знал свое дело, и вскоре экипаж остановился у дома Бэнбриджей.
Дерек первым выскочил на улицу. Взбежав по скользким ступенькам, он ворвался в холл. В доме было тихо.
— Неужели я ошибся, капитан? Не слышно ничего подозрительного. — С изумлением озираясь по сторонам, помощник капитана внимательно прислушался.
— Не слышно-то не слышно, но дверь, между прочим, была открыта. Согласись, тут что-то не то. — Дерек нахмурился и, сняв свой промокший сюртук, бросил его на кресло.
— Бэнбридж в самом деле так надрался… — начал Натан.
— Успокойся, Нат, раз уж мы здесь, лучше проверить, все ли в этом доме в порядке.
Дерек, стараясь не особо шуметь, направился к лестнице. Он успел сделать только несколько шагов, как вдруг до его слуха донесся пронзительный женский крик, и сейчас же в коридоре послышались поспешные шаги. Не теряя времени, Дерек, прыгая через три ступеньки, бросился вверх и там нос к носу столкнулся с Милли.
Старушка стояла перед дверью одной из комнат, отчаянно колотя по ней руками и громко требуя отпереть. Увидев Дерека, она ничуть не испугалась, а напротив, бросилась к нему и стала умолять о помощи.
— Прошу вас, сэр. — Милли схватила молодого человека за рукав и потащила к двери. — Помогите!
Он бьет ее, мою девочку, он так ужасно бьет ее! — кричала плача старая служанка.
Ни слова не говоря, Дерек что есть силы рванул ручку двери на себя, но из этого ничего не получи лось. Тогда он попытался высадить дверь плечом.
Увы, и тут его ждала неудача. Благо, вскоре подоспел Натан. Как раз в эту минуту Меган застонала.
Это, казалось, удесятерило силы молодых людей: они разом навалились на дверь, запор не выдержал и сломался. Сцена, представшая их глазам, поражала до глубины души.
Девушка лежала с привязанными к кровати руками, ее разорванная в клочья ночная рубашка насквозь пропиталась кровью, а спина была сплошь покрыта багровыми вспухшими рубцами. Широко расставив ноги, Томас Бэнбридж в остервенении хлестал кнутом неподвижное тело; он даже бровью не повел, когда дверь распахнулась и на пороге появились люди.
В бешенстве Дерек бросился вперед и, вырвав окровавленный хлыст из рук Томаса, отшвырнул его в сторону. Он склонился над Меган, а Натан встал у двери, преградив Томасу дорогу.
Милли поспешила к своей госпоже, но Дерек остановил ее.
— Принеси все необходимое, чтобы обработать раны, — тихо сказал он, — я пока присмотрю за ней.
— Оставь ее в покое! — заревел Томас. — Эта шлюха получила по заслугам. Пусть теперь страдает, как я все эти годы!
Он сделал шаг к Меган, чтобы ударить еще, но Дерек схватил его за руку.
— Не смейте ее трогать! — с угрозой проговорил он.
Томас пьяно заржал.
— Трогать? Ха-ха! Да я и смотреть-то не хочу на эту дрянь! Я уже объявил, что лишаю ее наследства и прогоняю из дома. К утру этой твари здесь не будет, она навсегда должна забыть дорогу к своему отцу! — Он повернулся, чтобы уйти, но на пороге остановился и произнес:
— Я знаю, что ты скоро уезжаешь. Можешь забрать ее с собой. Можешь даже, наигравшись, бросить эту суку где-нибудь по дороге, мне все равно.
Отпихнув Натана, лорд Бэнбридж удалился, но не успел Дерек задуматься над его словами, как в комнату поспешно вошла Милли.
— Я все слышала, — плача произнесла она и, сунув Дереку поднос с лекарствами, опустилась на колени рядом со все еще не пришедшей в сознание девушкой. — О, моя девочка, моя бедная, бедная Мисси! Что с тобой теперь будет? — причитала старуха, по-детски сглатывая слезы.
Тихий стон сорвался с запекшихся губ Меган, веки ее задрожали, и она открыла глаза.
Наклонившись к Милли, Дерек осторожно тронул ее за плечо.
— Мне нужна твоя помощь.
Поспешно кивнув, Милли встала.
— Что нужно делать?
— Принеси мыло и теплой воды, надо промыть раны.
Дерек был почти рад, что Меган, не успев прийти в себя, снова впала в забытье. По собственному опыту он знал, какую боль она испытает, когда окончательно очнется. Осторожно снимая с нее лоскуты ночной рубашки, Чандлер с ужасом и гневом смотрел на ее изуродованную спину. Именно в этот момент Дерек принял решение и, подозвав Натана, тихим голосом отдал ему несколько приказаний, которые помощник бросился немедленно выполнять. Потом он опять повернулся к кровати, где Милли уже промывала ужасные раны девушки.
Старая нянька подняла на него полные слез глаза.
— Что вы собираетесь делать?
Взглянув на служанку, Дерек отошел к окну.
Скрестив руки, он молча смотрел в ночную темноту.
— Я возьму ее с собой, — коротко сказал он.
— Куда — в Америку? — испуганно спросила Милли.
— Да, в Америку. — Чандлер отошел от окна и снова взглянул на истерзанное тело девушки. — Не стоит приходить в такой ужас. Америка не очень-то и далеко, а отъезд Меган не означает, что вы больше никогда не увидитесь.
Милли закончила обрабатывать раны Меган и теперь подавленно стояла около кровати.
— Здесь Меган оставаться нельзя, это ясно; его сиятельство сделает ее жизнь невыносимой. Нет, я беспокоюсь не о том, куда вы повезете мою девочку, а о том, что вы собираетесь делать потом. Она порядочная девушка, капитан. Благовоспитанная, хорошо образованная, и я не хочу, чтобы она стала игрушкой в чьих-то руках.
— Я позабочусь о Меган, пока она не встретит человека, за которого захочет выйти замуж, или пока не достигнет достойного положения. В любом случае, уверяю вас, со мной она не пропадет. Если хочешь, я буду посылать с капитанами моих судов, идущих в Англию, известия о ней. Большего обещать не могу. — Взглянув на служанку, Дерек увидел, как просветлело ее лицо, и его взгляд смягчился. — Приготовь Меган к дороге. Я хочу покинуть этот дом как можно скорее.
Приподняв руку, Меган едва слышно застонала.
Она с трудом могла вспомнить, что с ней произошло.
Неужели это правда? Неужели отец так жестоко избил ее? И неужели Дерек действительно собирается уехать с ней в Америку? Кто бы мог предположить, что она, которая не хотела перейти в его обществе улицу, вынуждена будет пересечь с ним океан? Нет, надо положить конец всей этой бессмыслице.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...