ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Никогда в жизни ей не приходилось видеть человека, так бережно обращавшегося со своей сигарой: его пальцы, как пальцы любовника, осторожно и нежно ощупывали тщательно обрезанный кончик сигары. Внезапно девушка покраснела, а подняв глаза и встретив изучающий взгляд его шоколадных глаз, смутилась еще больше.
Дерек самоуверенно улыбнулся, словно догадавшись, о чем она думает, и закурил сигару. Все так же глядя на Меган, он сказал:
— Отвечаю на ваш вопрос, дорогая леди. Я приехал взять то, что мне причитается.
— И что же это такое? — хмуро спросил Томас.
— Пожалуйста, перестаньте, Томас. Не нужно играть со мной в эти игры. Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Но если вы настаиваете… — его голос стал скучным, — то я приехал за фамильными драгоценностями Чандлеров.
— Драгоценности! — с неподдельным изумлением едва слышно прошептала Меган.
— Мне кажется, что ваш забывчивый отец утаил от вас посмертную волю моего дорогого деда, коротко и ясно изложенную в его завещании. Не желаете взглянуть? — Дерек протянул копию завещания Томасу.
Тот, внимательно прочитав документ, разорвал его пополам.
— Вот что я думаю о завещании твоего деда! — Томас аккуратно положил клочки бумаги в пустую корзину рядом со столом.
Дерек следил за его действиями таким холодным, ненавидящим взглядом, что Меган на долю секунды стало страшно.
— Это была всего лишь копия. Оригинал находится у моего адвоката, примите это к сведению.
Внезапно поведение Дерека резко изменилось. Он перестал дразнить Томаса и заговорил более серьезно:
— Завещание совершенно законно, и, поскольку мой дед предусмотрел мой отказ от права на имение, он упоминает меня как наследника фамильных драгоценностей Чандлеров. После, разумеется, смерти матери. Насколько я знаю, моя мать умерла.
— Да, — тихо сказала Меган.
Дерек бросил косой взгляд на девушку; его удивила неподдельная печаль, с которой она произнесла это «да».
— Откуда ты узнал о ее смерти? — спросил Томас.
— Во всяком случае, не от вас, — холодно ответил Дерек. — У меня есть друзья в Лондоне. — Наклонившись вперед, он стряхнул в пепельницу пепел. — Вы собираетесь исполнить волю моего деда, сэр?
Томас прорычал что-то неопределенное. Он все прекрасно знал и до свидания с Дереком: лучшие лондонские адвокаты проверяли это проклятое завещание слово за словом, буква за буквой и нашли его абсолютно законным.
— Собираюсь. — Томас стал белым как мел.
— Вот и прекрасно. Я могу взглянуть на драгоценности?
— Прямо сейчас? — На лице Томаса выразилось волнение. — Ты считаешь меня идиотом? В коллекции много драгоценных вещей. Как ты знаешь, семейство Чандлеров любило дорогие камни, и это наследство — одно из самых значительных во всей Англии.
— Мне это известно. Именно поэтому я хочу проверить, все ли вещи в сохранности. — Дерек нетерпеливо погасил сигару. — И я хочу взглянуть на них сейчас же.
Лорд Томас нахмурился.
— По вполне понятным соображениям безопасности я не храню драгоценности в доме, — после недолгой паузы процедил он сквозь зубы.
— Предлагаю в силу сложившихся обстоятельств пренебречь безопасностью. — Дерек вскинул голову. — Сегодня вечером я вернусь сюда со своим адвокатом, и предупреждаю вас, Томас, драгоценности должны быть здесь.
В ответ на это заявление Томас поднялся с кресла и в гневе вышел из комнаты.
Меган подошла к окну и раздвинула тяжелые шторы. Боже! Что теперь делать? Отец пообещал вернуть Чандлеру драгоценности. Драгоценности, которые должны были стать ее приданым. Девушка с трудом сдерживала слезы. Чарльз рассчитывал на эти чертовы побрякушки, хотел вложить их в какое-то дело, а теперь… Теперь он вряд ли женится на ней. В отчаянии Меган схватилась за голову.
— Искренне надеюсь, что не мое появление стало причиной столь резкой перемены вашего настроения, — прошептал низкий голос прямо ей в ухо.
Резко обернувшись, Меган очутилась в объятиях Чандлера.
— А ты действительно милая крошка. — Дерек привлек ее к себе.
— Отпустите меня! — пронзительно вскрикнув, Меган попыталась вырваться из его рук. — Где отец?
— Он пошел искать мое наследство, — не выпуская ее из объятий, прошептал Дерек с глумливой улыбкой.
Не оставляя надежды вырваться, Меган резко отступила назад. На мгновение полы ее пеньюара распахнулись, и любопытный взгляд Дерека успел заметить очертания нежной груди под полупрозрачной материей ночной сорочки. Его рука уже потянулась к теплой округлости, но Меган поспешно запахнула пеньюар.
Дерек хрипло не без смущения кашлянул.
— Удивительно, что вы не слышали, как ушел ваш папенька. Его уход был весьма эффектен.
— Я задумалась.
— Наверное, о приданом. Бедный Чарльз! — Голос Чандлера стал вкрадчивым. — Похоже, теперь его планы рухнут.
— Откуда вы знаете… — начала она.
— О Чарльзе Бичеме? — закончил он ее вопрос. — Я знаю не только об этом. Еще мне известно, что сегодня вечером должны были объявить о вашей помолвке, не так ли?
— Совершенно верно. И никакие дурные вести не смогут этому помешать. — Меган нахмурилась. — Чарльз любит меня. Так что с приданым или без я выйду за него замуж.
— Поживем — увидим. Ваш женишок довольно жадный парень.
— Не смейте так говорить о Чарльзе!
Меган уже собралась влепить наглецу пощечину, но не тут-то было: молодой человек, как клещами, схватил ее за руку.
— Я буду говорить так, как захочу. — Голос Дерека был абсолютно спокоен. — А вот вы, моя дорогая, судя по всему, нуждаетесь в уроке хороших манер, и я с удовольствием исполню роль учителя. — С этими словами он привлек девушку к себе.
Меган, застигнутая врасплох таким поворотом дел, не шелохнулась. Когда же Дерек, воспользовавшись этим, приник к ее губам, она окончательно растерялась. Тем не менее ей хватило решимости пригрозить наглецу:
— Если вы сейчас же не отпустите меня, я закричу.
Но Дерек, словно не слыша ее, очень ловко и быстро развязал поясок пеньюара и резким движением сорвал его с девичьих плеч.
Меган похолодела от ужаса. Никогда ни один мужчина не видел ее в таком виде. Спеша одеться, она нагнулась было за упавшим на пол пеньюаром, но Дерек ногой отбросил его в сторону.
— Почему же ты не кричишь? — насмешливо поинтересовался он. — Любой из слуг, я уверен, будет рад рассказать своим сотоварищам о том, как видел хозяйскую дочку в одной ночной сорочке, да еще в компании с мужчиной весьма сомнительной репутации.
— Убирайтесь из этого дома! — покраснев от смущения, выдавила из себя Меган.
— Еще немного…
С этими словами Дерек стал покрывать легкими поцелуями девичьи шею, щеки, а потом и губы. Меган стало дурно: то ли от ударившего ей в нос запаха табака, то ли от неведомых доселе ощущений. С каждым поцелуем в душе у нее щемило. «Что это? — спрашивала себя девушка. — Почему я все еще здесь?..»
Внезапно, к глубокому облегчению Меган, Дерек отстранился от нее.
— Моя крошка, я уверен, что напыщенный индюк, за которого ты собираешься выйти замуж, никогда не целовал тебя так.
— Он джентльмен. А вот вас назвать джентльменом никому и в голову не придет.
— Могу только возблагодарить за это Господа, — не моргнув глазом парировал Дерек. — Разве благородный джентльмен смог бы насладиться сладким нектаром твоих губ?
Он нагнулся, и его уста сомкнулись на тугом бутоне ее соска. Девушка задрожала всем телом. От унижения и бессилия она готова была разрыдаться.
— Пожалуйста… — сдавленно прошептала Меган, — кто-нибудь может войти…
Глаза Дерека потемнели от желания, и он с новой силой прижал ее к себе. Жар его тела, его налившаяся мужская плоть вконец испугали Меган.
— Боже! Какой стыд! — воскликнула она.
— Не стыдись, крошка. Это вполне естественно, что при виде привлекательной девушки мужчина теряет голову. Если бы мы находились где-нибудь в другом месте, я бы с наслаждением взял тебя, не испытывая при этом никаких угрызений совести. — Дерек провел пальцами по шелковистым прядям ее волос.
— Вы говорите со мной, как с уличной девкой! — Слезы унижения навернулись ей на глаза.
— Все женщины в душе уличные девки, — разомкнув руки, резонерски заметил Дерек. Затем он поднял лежащий на полу пеньюар. — Ты так хорошо изображаешь невинность, что вполне можно поверить в твою девственность. Надеюсь, мадемуазель, ваш драгоценный Чарльз сумеет толково распорядиться этим сокровищем в первую брачную ночь. — Дерек осторожно накинул пеньюар ей на плечи и затянул пояс. — Ну вот, мой урок хороших манер закончен.
Так что позвольте откланяться. — Паясничая, как безусый юнец, он шаркнул ножкой.
— Надеюсь, наша встреча была последней, — смахнув слезу, произнесла Меган.
— Нет, крошка, я еще вернусь. Как ни крути, а твой батюшка мой должник. — Дерек направился к двери; на пороге библиотеки он обернулся. — Одно предостережение, мадемуазель. Если вам еще когда-нибудь взбредет в голову распускать в моем присутствии руки, то смею уверить, одними поцелуями вам тогда не отделаться…
Последнее, что слышала Меган, прежде чем с рыданиями упасть на пол, был скрип двери, захлопнувшейся за Дереком Чандлером.
Натянув поводья, Томас остановил лошадь и, соскочив на землю, бросил поводья конюху.
— Вытри коня получше, — распорядился он. — Да посмотри, что у него со спиной…
Конюх понимающе кивнул и не медля ни минуты принялся с подчеркнутым рвением растирать вспотевшего жеребца.
Между тем Томас быстрым шагом покинул конюшню и направился к крыльцу большого городского дома. Не обращая внимания на висящий при входе колокольчик, он с грохотом распахнул двери и быстро прошел мимо удивленного дворецкого. Осмотрев комнаты первого этажа и не встретив там ни единой души, он стал подниматься по лестнице на второй этаж.
Здесь лорд Бэнбридж наткнулся на неожиданное препятствие — Матильду, преданную экономку Чарльза Бичема. Судя по решительному виду, с которым эта почтенная женщина преградила ему дорогу, пускать сюда кого бы то ни было она не собиралась.
— Прошу прощения, лорд Бэнбридж, — Матильда кисло улыбнулась, — но лорд Бичем просил его не беспокоить.
Томас нахмурился.
— Я, кажется, ни о чем тебя не спрашивал.
Он попытался пройти мимо Матильды, но экономка не отступала.
— Мистер Бичем просил…
— Ах ты, водяная крыса! — вспылил Томас. — Как ты смеешь препираться со мной!
— Я не препираюсь, лорд Бэнбридж. — Матильда вскинула голову. — Я выполняю поручение моего хозяина!
— Вздуть бы тебя за такую наглость. — Томас кипел от негодования. — Вот погоди, я расскажу хозяину…
— Что за шум? — поинтересовался Чарльз Бичем, неожиданно появившийся на пороге своего кабинета. — А, это вы, Томас! Впрочем, зачем лукавить? Как только мне доложили, что некто без предупреждения вломился в мой дом, я сразу же подумал о вас. Колокольчик висит при входе не для украшения, Томас. В следующий раз лучше воспользоваться им.
— Что вы скажете об этой нахалке? — пропустив мимо ушей замечание Чарльза, воскликнул Томас.
— А что такое?
— Ее поведение просто возмутительно. — Томас никак не мог успокоиться. — Нельзя позволять слугам безнаказанно оскорблять гостя. Вам следует проучить мерзавку.
Чарльз расхохотался.
— Я вряд ли могу наказать Матильду только за то, что она выполняла мои распоряжения. Это мой дом, Томас, и не вам здесь приказывать. — Чарльз жестом отпустил экономку. — Не пройти ли нам в кабинет? У вас, очевидно, что-то срочное, иначе бы вы не примчались сюда в таком волнении.
Войдя в кабинет, Чарльз позвонил в колокольчик.
— Скажи Матильде, чтобы она принесла нам чего-нибудь выпить, — приказал он, как только слуга появился на пороге.
— Слушаюсь, сэр. — Слуга ушел, плотно прикрыв за собою дверь.
Лениво развалясь в кресле, Чарльз испытующе посмотрел на Томаса. Надо сказать, что визит будущего тестя несколько выбил его из колеи. Он украдкой поправил ворот наспех надетой рубашки. Однако этот жест не ускользнул от лорда Бэнбриджа.
— Похоже, я вытащил вас из постели. — Голос Томаса звучал неестественно. — Но не слишком ли поздно для послеполуденного сна?
— Уверяю вас, Томас, я не спал. Должен добавить, что вы пришли в самый… неподходящий момент, — многозначительно ответил Чарльз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...