ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Заставь ее отдать его мне!
Ошеломленный, Дерек схватил ее за руки.
— Послушай! — Звук его голоса немного привел ее в себя. — Никто не брал нашего ребенка. Он умер! Ты убила его! — Он увидел, как ее глаза наполнились слезами. — Странно, ты кажешься огорченной? А я-то думал, что тебя обрадует сообщение о том, что ты освободилась от этого бремени, — мстительно проговорил он.
Чандлер хотел причинить ей такую же боль, какую она причинила ему.
У Меган похолодело сердце. В ужасе она взглянула на Дерека. Она никогда раньше не подозревала, что он может быть таким жестоким. Сейчас у нее не было сил противостоять ему.
— Убирайся, — тихо проговорила она.
— Как прикажете, мадам. — Он щелкнул каблуками и отвесил ей насмешливый поклон.
— Ты просто негодяй, — прошептала Меган. — Я ненавижу тебя за все, что ты мне сделал. — Упав на подушку, она разрыдалась.
— Я разделяю твои чувства. — Повернувшись на каблуках, он направился к двери, чуть не сбив с ног Эбби, вошедшую в комнату. — Присмотри за своей хозяйкой!
Спустившись по лестнице, Дерек вошел в гостиную и налил себе виски.
Меган в одиночестве сидела в полутемной детской. Ее стиснутые в кулаки руки лежали на коленях, а взгляд был устремлен в одну точку — туда, где стоял шкаф для детской одежды. Они пытались вынести отсюда все детские вещи, но Меган удалось отстоять этот шкаф и детскую кроватку, которую сделал Дерек. Им не удастся отнять у нее все. Как они не понимают — ведь вещи понадобятся ей, когда Дерек заставит Дейдру вернуть ей ребенка. Покачиваясь в кресле-качалке, она неподвижно смотрела в темный угол комнаты.
Дверь с легким шумом отворилась, и в комнату вошли Дерек и доктор Сэмюэльсон.
— Сколько времени она находится в таком состоянии?
— Три дня назад я решил убрать вещи из детской, чтобы ничто не напоминало Меган о трагедии с ребенком.
На нее это почему-то произвело очень сильное впечатление — совсем обезумев, она бросалась на слуг и кричала, что все эти вещи понадобятся ее сыну.
Дерек провел доктора в гостиную, которая находилась между комнатой Меган и его спальней.
— С тех пор она сидит одна в этом кресле, и никакие увещевания на нее не действуют. Она не разрешает никому входить в комнату, ни с кем не разговаривает и ничего не ест. Я просто не знаю, что делать. — Дерек беспомощно пожал плечами. — Я, конечно, могу силой увести ее отсюда, но…
— Нет, боюсь, что это не выход. Я уже наблюдал несколько подобных случаев. Действовать надо очень осторожно. — Сев в кресло, Сэмюэльсон вытянул уставшие ноги. — Вы должны понять, что Меган все еще не верит в смерть ребенка и с ней сейчас очень трудно разговаривать. — Доктор взял предложенный Дереком стакан виски.
Доктор Сэмюэльсон не мог вспомнить случая, когда он видел Дерека в таком состоянии: темные круги под глазами, свидетельствующие о бессонных ночах, впрочем, как и сильно поношенная и измятая рубашка, которую не меняли уже несколько ночей, производили жуткое впечатление.
— Дерек. — Доктор похлопал молодого человека по плечу. — Постарайтесь взять себя в руки. Меган нуждается в вас, вы должны быть сильным и здоровым.
Вам нужны хорошая пища и крепкий сон. И не пейте столько виски — ведь это не лимонад. — Он взял графин с виски из рук Дерека и поставил его на стол. — Мне кажется, что вы рассказали мне лишь часть правды о моей пациентке, но, как говорится, это ваше дело.
— Что мне делать, доктор? — Голос Дерека был хриплым.
— Подумайте сами, ведь вы лучше знаете все обстоятельства. Вы лучше меня знаете Меган. Постарайтесь заинтересовать ее чем-нибудь, чтобы вывести из этого состояния. — Взяв свой саквояж, он направился к двери. — Подумайте и сделайте это как можно быстрее. Ваша жена в опасности.
Ужасно видеть, как рассудок покидает столь юное существо.
После того как за доктором закрылась дверь, Дерек долго стоял у окна. Горячее сентябрьское солнце, словно факел, пылало высоко в небе, и Дерек с наслаждением подставил свое лицо под его лучи. Его мысли опять вернулись к Меган.
— Значит, доктор тоже боится за ее рассудок, — вслух проговорил Дерек, — он не сказал об этом прямо, но намек его был достаточно ясен.
Его большая загорелая рука непроизвольно потянулась к стакану, но, вспомнив слова доктора, вместо стакана он взял сигару. Бесцельно меряя шагами комнату, Дерек сделал несколько нервных затяжек.
В душе молодой человек понимал, что доктор Сэмюэльсон прав. Меган необходимо как-то вывести из ее теперешней депрессии и заставить сноса жить интересами дня. У него уже был план, и ему почему-то казалось, что этот план сработает, если только… Если только Меган будет, как прежде, доверять ему. С того дня, когда он грубо и жестоко сказал ей о смерти ребенка, Дерек видел, как она все дальше уходит от него.
Нужен человек, который сможет сломать барьер между ней и миром, который вытащит ее из безумия, ставшего ей защитой. Нужен кто-то, кому она доверяет. Дерек устало опустился на стул; его взгляд упал на подаренную Натаном картину — несгибаемая «Леди Элизабет» одна в бушующем море.
— Помоги мне, Натан, — тихо прошептал Дерек, — ты единственный, кто может все понять, — так в бреду говорила Меган. И склонен был ей верить.
С трудом подавив свою гордость и самолюбие, он встал и, выйдя из дома, направился по тропинке к Натану.
Услышав звук открываемой двери, Меган даже не повернула головы. Они постоянно нарушали ее покой: иногда приносили еду, иногда просто заглядывали внутрь. Но она не обращала на них внимания. Неужели им еще не надоела их глупая игра? Неужели они никогда не оставят ее в покое?
— Меган, — вдруг услышала она негромкий голос Натана.
Меган едва могла разглядеть вошедшего во мраке комнаты, но услышала, что его голос звучит тепло и дружески. Наконец-то появился тот, кому она может верить! Облегченно вздохнув, несчастная протянула ему руки.
Натан приветственно сжал ее тонкие пальцы.
— Вы не против посещения старого друга?
Меган старалась разглядеть в полумраке выражение его глаз, потом инстинктивно оглянулась на дверь.
Натан осторожно отвел рукой спутанные волосы, упавшие ей на глаза.
— Здесь больше никого нет. Могу я побыть с вами?
Натан был уже готов к отказу, но Меган, помедлив, проговорила:
— Пожалуй… я хочу, чтобы вы остались.
— Превосходно. — Он выпрямился. — Но нам трудно будет разговаривать при таком тусклом свете. — Прежде чем Меган успела воспротивиться, Натан сделал шаг к окну и отдернул тяжелые шторы.
Сноп света ворвался в комнату. Натан обернулся к Меган и чуть не вскрикнул от увиденного. Она была в мятой ночной рубашке, которую, похоже, не меняла уже несколько дней. Глаза ее были красны от слез, волосы всклокочены… Взяв себя в руки и стараясь никоим образом не выказывать изумления, Натан подошел к ней.
— Сегодня прекрасный день. Не хотите ли прогуляться?
Меган отрицательно покачала головой.
— — Нет, я не могу уйти отсюда, — не глядя па пего, проговорила она.
— А мы никуда и не пойдем. — Он протянул ей руку. — Просто подойдите к окну, вдохните свежий воздух и подставьте лицо солнцу. Взгляните на улицу, я думаю, вас заинтересует то, что вы увидите.
Меган неохотно встала. После болезни она еще плохо держалась на ногах, и Натан взял ее за талию, чтобы поддержать. Опираясь на него, она подошла к окну.
— Взгляните вон туда, — он указал ей на лужайку, — и вы увидите своего близкого друга.
Она вопросительно взглянула на него, потом, заслонившись рукой от солнца, выглянула в окно. Около дома стоял Чемпион, которого держал в поводу конюх. Меган взглянула на него, и в ее душе шевельнулась жалость к благородному животному, сиротливо топтавшемуся на лужайке.
— Как ему, наверное, хочется скакать на воле, — проговорила она.
— Конечно, — согласился Натан, — ведь на нем не ездили с тех пор, как вас ранили. Никто не осмеливается садиться верхом на вашего приятеля.
— И он тоже? — Меган не хотелось произносить имени Дерека.
— У Дерека очень много обязанностей по хозяйству, — осторожно взглянув на Меган, сказал Натан.
— Если вы будете говорить о Дереке, то мне придется попросить вас уйти.
Она повернулась, чтобы снова вернуться на свое обычное место в кресле-качалке, но ослабевшие ноги перестали слушаться ее. Натан успел подхватить Меган как раз вовремя и отнес на кресло.
— Прошу прощения, если я расстроил вас, и обещаю не упоминать имени Дерека, пока вы сами не захотите…
— Вряд ли это вообще возможно, — резко сказала она. — Разве что очень не скоро.
— Я ни на чем не настаиваю. Меган, я пришел чтобы поговорить с вами совсем о другом.
— О чем же? — раздраженно спросила Меган.
— О вас. — Он наклонился к ней. — Вы кажетесь такой слабой и бледной, Меган. Чтобы окончательно поправиться, вам необходимо бывать на свежем воздухе, нормально есть и спать.
— Но… — запротестовала она.
— Выслушайте меня. — Натан приложил палец к ее губам, чтобы она больше не прерывала его. — Мы можем начать с того, что каждый день станем сидеть понемногу на террасе, а когда вы окрепнете, будем гулять по саду. Вы сами не заметите, как наберетесь сил и сможете ездить на Чемпионе.
Меган тоскливо оглядела детскую.
— Натан, неужели Дейдра никогда не вернет мне ребенка?
— Дейдра? — в замешательстве спросил Натан.
— Да, и не пытайтесь обмануть меня. Я видела, как она уносила его, — настойчиво проговорила она.
— Меган, вам просто приснился кошмар. Поймите, вы приняли за реальность ужасный сон! Поверьте мне, у Дейдры нет вашего ребенка Я никогда бы не стал вас обманывать, — глядя ей прямо в глаза, сказал он.
— Значит, Дерек сказал правду. Это я убила нашего сына! — Она задрожала всем телом.
— Нет, — попытался успокоить ее Натан, — если кого и нужно винить в случившемся, так это стрелявшего в вас. Как только его найдут, обещаю вам, он будет наказан по заслугам.
— Тогда почему Дерек сказал мне эти ужасные слова? — С мольбою во взоре Меган посмотрела на Натана. — Почему он так ненавидит меня?
Медленно встав, Натан снова подошел к окну.
— Дерек не может ненавидеть вас, Меган. Его глубоко потрясла смерть ребенка, и он очень заботится о вашем здоровье. Почему он произнес эти слова, знает только сам Дерек, и об этом вы должны спросить у него. Как только вы поправитесь, вы должны повидаться с ним. — Повернувшись от окна, он взглянул на Меган. — А теперь, если вы не против, я провожу вас в вашу комнату и позову служанку, чтобы она помогла вам переодеться.
Закрыв глаза, Меган устало откинулась на спинку кресла. Где-то глубоко в душе она знала, что ребенок мертв, но ей было не так больно, если виновной в этом оказывалась Дейдра. «Впрочем, не все ли равно? — думала убитая горем Меган. — Ребенка больше нет, как нет и того, что заставило бы Дерека держать меня в Чандаларе». Она встала. Натан прав, ей надо поскорее окрепнуть и как можно быстрее уехать отсюда. Уехать, прежде чем Дерек найдет способ возобновить их старые отношения. Судорожно вздохнув, Меган закрыла глаза.
Ей необходимо остерегаться встреч с Дереком. Она слишком хорошо знала силу его власти над ней — один страстный поцелуй, и она навсегда останется здесь пленницей. Пленницей своей любви.
— Я обязательно должна видеть Дерека? — тихо спросила Меган.
— Вы живете с ним в одном доме, и ваши пути могут случайно пересечься. Я обещаю, что специально ничего подстраивать не буду. До тех пор пока вы не захотите, вам незачем встречаться с Дереком наедине.
Прежде чем ответить, Меган тщательно обдумала свои слова.
— Если вы обещаете, что все будет так, как вы говорите, то я согласна иногда сидеть с вами на веранде. — Слабо улыбнувшись, она пожала протянутую ей руку.
За следующие несколько недель Меган почти поправилась. По предложению Натана они проводили дни, сидя на веранде, и с каждым днем она чувствовала себя все лучше и лучше. Постепенно они начали гулять в саду и вдоль реки.
Все эти дни Меган старалась избегать встреч с Дереком. Она завтракала, обедала и ужинала одна в своей комнате или на террасе в обществе Натана. Во время редких случайных встреч с Дереком Меган опускала глаза и проходила мимо, как будто бы его не существовало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...