ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но не бойся, твой драгоценный Чарльз цел и невредим.
Меган с облегчением вздохнула и уже более спокойно посмотрела на отца. Она была готова выслушать все, что он скажет, хотя бы ради того, чтобы взять над ним верх в этой игре, но вдруг от сильного напряжения почувствовала смертельную усталость.
Бэнбридж пригубил бренди и, поставив бокал на стол, продолжил:
— Увы, моя дорогая, я абсолютно уверен, что к полудню, когда все узнают о наших неприятностях, Чарльз передумает брать тебя в жены.
Меган больше не могла этого выносить и направилась к двери.
— Вы изъясняетесь загадками, — бросила она через плечо. — Придется мне поговорить с Чарльзом.
— Нет! Твой злополучный жених пока еще ничего не знает. Подойди и сядь рядом, а я расскажу тебе, что мне стало известно сегодня утром.
Меган неохотно вернулась к столу. Сердце говорило ей, что нужно бежать отсюда или на худой конец заткнуть уши, но… Но вместо этого она снова опустилась в кресло и приготовилась слушать отца. Лорд Томас вновь наполнил бокал. Он был не только в самом отвратительном настроении, в котором Меган когда-либо его видела, он к тому же еще очень много пил, и она боялась не справиться с ним, если он опьянеет.
— Ты помнишь Дерека Чандлера?
— Элизабет часто говорила о нем. — Меган вспомнила это имя. — Он ее сын.
— Он ее ублюдок! — яростно прошипел лорд Томас.
При этом замечании Меган нахмурилась.
— Я была еще очень маленькой, когда вы взяли в жены Элизабет Чандлер, но я помню, что у нее был сын по имени Дерек. Он чем-то огорчил вас, отец?
— Вот именно.
— Чем именно?
— Он едет сюда.
Вновь устроившись в кресле, Бэнбридж устало опустил голову на руки.
— Зачем я женился на этой проклятой женщине? — обращаясь больше к самому себе, чем к Меган, пробормотал он.
— Разве вы не любили ее?
— Нет! — раздраженно воскликнул Бэнбридж. — Я не любил никого, кроме твоей матери!
Меган знала это слишком хорошо. Она плохо помнила свою мать. Когда та умерла, ей было всего три года. В памяти сохранился образ золотоволосой женщины с тихим голосом и нежной улыбкой, которая всегда была рядом, утешала Меган, если та падала, и баюкала на ночь, напевая колыбельную, пока сон не уносил девочку на своих крыльях.
О смерти матери Меган ровным счетом ничего не было известно. Но она до мельчайших подробностей помнила ту страшную ночь, после которой не стало Кэтти… Меган закрыла глаза.
И вот ей снова три года; она бегает по детской в своей розовой льняной ночной рубашке.
— Ненавижу розовый цвет! — кричит она Милли.
— Нет, Мисси, ты слишком мала, чтобы ненавидеть. — Милли ласково треплет ее по щеке.
— Но я ненавижу. Я хочу быть мальчиком.
Тогда мне не нужно будет надевать все эти глупые платья, тогда я смогу ездить верхом и пачкаться в грязи, мальчикам можно делать такие вещи. Папа тоже этого хочет. Сколько раз я слышала, как он говорит: «Я хотел бы, чтобы Меган была мальчиком».
Милли пристально смотрит на девочку.
— Пошли, детка. Пора ложиться спать.
Меган помнила, как в одну из грозовых ночей ее грубо разбудили. Открыв сонные глаза, она почувствовала на себе свирепый, холодный взгляд.
— Папа? — Девочка попыталась сесть в огромной кровати.
— Идем со мной, — приказал он.
Она послушно пошла за ним по темному коридору в спальню матери. Уже несколько дней Меган не позволяли видеть мать, объясняя тем, что она очень слаба, и девочка была удивлена, что отец среди ночи ведет ее к ней. Войдя в комнату, Меган, проскользнув мимо отца, подбежала к кровати матери. Темноту прорезали вспышки молний; во время одной из вспышек, осветивших спальню, Меган внезапно поняла — произошло что-то ужасное. Кэтрин Бэнбридж болела уже давно, и Меган привыкла к бледности ее кожи, но никогда еще она не видела такого мелового оттенка.
— Мама. — Девочка осторожно прикоснулась к руке, которая так часто ласкала ее, но, ощутив ледяной холод, мгновенно отскочила. — Что с моей мамой? — закричала она.
— Что с твоей мамой? — грубо передразнил ее Томас. Он схватил Меган своими сильными руками за плечи. — Я скажу тебе, что с ней. Она мертва!
— Нет! — закричала Меган, и слезы потекли по ее щекам. — Она не может умереть!
— Может, и она умерла. Моя красавица Кэтти. — Внезапно девочка увидела, что отец тоже плачет. — Это все из-за тебя! — в отчаянии схватившись за голову, воскликнул он. — Она так и не оправилась после твоего проклятого рождения. Если бы вместо тебя родился сын, о котором я так мечтал, мне было бы легче вынести все это.
Томас с новой силой вцепился в девочку. Меган попыталась вырваться, но тщетно: отец не выпускал ее из рук.
— Смотри на нее! — Он резко повернул детскую головку к кровати. — Смотри и никогда не забывай — это произошло из-за тебя!, Ничего не видя вокруг и спотыкаясь, Меган выбежала из спальни матери; чьи-то заботливые руки тотчас подхватили ее и помогли вернуться в детскую.
Зная нрав своего господина, Милли могла представить, что произошло в спальне леди Кэтрин. Только когда в окне забрезжили утренние лучи, девочка более или менее успокоилась и задремала.
Меган вновь посмотрела на человека, который был ее отцом. Да, он добился своего. Она никогда не забудет этого.
Меньше чем через год после смерти своей обожаемой супруги лорд Томас встретил красавицу Элизабет Чандлер и женился на ней. Меган сразу полюбила свою мачеху, ибо та была не только красивой, но и умной женщиной. Однако прошлой осенью Элизабет умерла от приступа лихорадки, и Меган вновь осталась вдвоем с отцом, который даже не скрывал, что не слишком интересуется своей единственной наследницей.
«О Чарльз, если бы ты сейчас приехал и вызволил меня отсюда, — думала Меган, — ей-богу, это было бы как раз вовремя!»
— Но если вы не любили Элизабет, папа, зачем же было жениться на ней? — Девушка почувствовала на себе его удивленный взгляд.
— По необходимости. — Отец неопределенно махнул рукой. — Смерть твоей матери мне дорого стоила и не только морально. Врачи и лекарства обошлись мне недешево. К тому же после ее смерти я стал по-дурацки тратить деньги — вкладывал их в убыточные предприятия, проводил слишком много времени в игорных домах.
Лорд Томас говорил в высшей степени спокойно, в его голосе не было и намека на раскаяние.
— В одном из этих игорных заведений, — после недолгой паузы продолжил он, — меня представили Элизабет Чандлер. Благодаря своим связям в обществе Элизабет была прекрасной партией для человека в моем положении. Я знал о ее коротком, но довольно скандальном романе с Джонатаном Марли, о ребенке, который появился девять месяцев спустя, но… — Томас зло усмехнулся. — Но я и предположить не мог, что когда-нибудь он осмелится переступить порог моего дома!
— Я полагаю, мистеру Марли следовало жениться на Элизабет, — явно не разделяя отцовского негодования, заметила Меган.
— С какой стати? Он распробовал вкус напитка и был таков. Чандлеры долго не могли найти соискателя руки своей дочки. Когда появился я, несчастный вдовец, от которого отвернулась удача, Элизабет уже отчаялась выйти замуж. Даже сведения о моем финансовом положении не испугали ее. Чандлеры просто мечтали заплатить за то, чтобы их опороченную дочь взяли замуж.
— А что случилось с сыном Элизабет? Его, кажется, звали Дереком?
— Эта ведьма взяла его с собой якобы для того, чтобы он помогал по хозяйству. Но я сразу же положил конец такой дурацкой затее и отдал бастарда слугой на пароход, плывший в Америку. С тех пор он пропал из моего поля зрения. И вот пятнадцать лет спустя я получил это. — Лорд Томас протянул дочери незапечатанный конверт.
Меган взяла письмо и, повертев в руках, прочла вслух:
— «Настоящим сообщаю о своем прибытии…
Дерек Чандлер». — В задумчивости она посмотрела на отца. — Интересно, чего он хочет?
— Смею надеяться, — раздался вдруг низкий мужской голос, — что смогу до некоторой степени удовлетворить ваше любопытство.
Меган и Томас с изумлением обернулись на голос как раз в тот момент, когда Дерек Чандлер, бесцеремонно отстранив слугу, вошел в библиотеку. Слуга же, до смерти напуганный столь явным пренебрежением к этикету, казалось, лишился дара речи; лицо бедняги исказила гримаса неподдельного ужаса.
— Простите, милорд, но… — все же взяв себя в руки, промямлил он, — джентльмен не стал ждать, пока о нем доложат.
— Все в порядке, Жюль, — Томас оглядел пришельца с ног до головы, — я ждал мистера Чандлера.
Глава 2
Опершись о дверной косяк, Дерек Чандлер изучающим взглядом окинул библиотеку, а затем небрежно захлопнул за собой дверь ногой.
Меган, скорее ошарашенная, нежели возмущенная бесцеремонностью непрошеного гостя, не сводила с него глаз. Томас же, напротив, даже не удостоил вновь прибывшего взглядом. Но реакция Бэнбриджей, по-видимому, нисколько не волновала Дерека.
Совершенно непринужденно он подошел к столу. В его поведении было столько самодовольства, что лорда Томаса передернуло. Однако несмотря на свой природный темперамент, Томасу хватило выдержки не вспылить: он прекрасно понимал, что Чандлера это только позабавит. А посему, выругавшись про себя, достопочтенный лорд встал из-за стола и с холодной учтивостью приветствовал гостя.
«В свои пятьдесят четыре наш красавец выглядит изрядно потрепанным, — отвечая насмешливым кивком на приветствие, думал Дерек. — Значит, у него были неприятности. — Молодой человек усмехнулся. — А сколько их будет после того, как я покончу с ним и со всем этим драгоценным семейством». Его взгляд упал на Меган, которая, пытаясь сохранять спокойствие, сосредоточилась на своей тарелке. В ее позе было столько грации и изящества, что у Дерека на мгновение перехватило дыхание. Девочка выросла и превратилась в прелестное создание. Длинные медового цвета волосы, восхитительной формы плечи и на редкость милое, открытое лицо; его можно было бы счесть просто смазливым, если бы не изумрудно-зеленые глаза, полные, как ему показалось, затаенной горечи… Но, подавив в себе неожиданный порыв нежности и сострадания, Дерек цинично усмехнулся.
Скоро, очень скоро их знакомство станет более близким. Надо быть пустоголовым болваном, чтобы не попробовать такой лакомый кусочек; сначала он насладится ее телом, а потом вернет девушку папаше, опозоренную и униженную. Да, это с лихвой искупит те годы страданий, которые выпали на долю Элизабет.
Ослепленный жаждой мщения, Дерек невольно сделал шаг к Меган.
Томасу уже изрядно надоело затянувшееся молчание. Ему совсем не нравилось, что человек, которого он ненавидел, рассматривает его дочь с откровенным вожделением. Когда же Дерек двинулся к Меган, лорда Бэнбриджа прорвало:
— Чандлер! Пока ты не изнасиловал у меня на глазах мою дочь, не перейти ли нам к делу?
— Прошу прощения. — Дерек отвесил насмешливый поклон. — И вы, мисс… Меган, не так ли?
Меган медленно кивнула. Она была все еще немного смущена тем впечатлением, которое производил этот грубоватый красивый незнакомец, и пока не знала, что сказать.
— Еще раз прошу простить меня, но я был поражен красотой вашей дочери. — Дерек бросил презрительный взгляд на своего собеседника.
— Хватит фальшивых извинений. — Томас плюхнулся в кресло. — Поспеши, пока мое терпение не лопнуло и я не выкинул тебя отсюда.
— Это будет весьма опрометчивым поступком, — невозмутимо ответил Дерек. — Судя по всему, вы подозреваете меня в каких-то темных делишках.
Посмеиваясь, он развалился в кресле, на котором раньше сидела Меган, и с нескрываемой злобой взглянул на Томаса.
— Уверяю вас, я приехал не для того, чтобы грабить.
— Тогда зачем? — нерешительно спросила Меган.
— Прелестная девица, оказывается, умеет говорить? — Дерек рассмеялся.
— Чандлер! — Томас бросил на него предупреждающий взгляд.
Откинувшись на спинку кресла и скрестив ноги, Дерек вынул из кармана дорогую позолоченную шкатулку. Меган отметила, что она украшена элегантной монограммой из бриллиантов и рубинов. Из шкатулки молодой человек вынул тонкую сигару.
Меган искоса наблюдала за непрошеным гостем.
Движения его были преувеличенно медленными, как будто он хотел вновь вывести из себя Томаса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...