ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я действительно чувствую себя хорошо, а свежий воздух гораздо более полезен для меня, чем душная комната!
— Узнаю ваш упрямый характер, дорогая. Придется прислушаться к вашим просьбам, не то остаток дня вы будете дуться на меня словно мышь на крупу. — Он вздохнул с насмешливой покорностью и шутливо шлепнул ее по заду. — Переоденься во что-нибудь более подходящее к случаю. А я пока распоряжусь собрать нам в дорогу еду.
Дерек смотрел, как Меган бегом бросилась вверх по лестнице выполнять его приказания, потом покачал головой.
«Если бы не ее проклятый отец, наши отношения были бы гораздо проще! Но если бы она всегда безропотно слушалась меня и никогда бы не перечила, все было бы совсем не так притягательно! Гораздо интереснее, когда маленькая чертовка перечит мне через каждое слово». Он тихо рассмеялся.
Меган терпеливо сидела на веранде, держа в руках корзинку с провизией, и ждала, когда Дерек выведет лошадей из конюшни. Наконец с приготовлениями было покончено. Чандлер осторожно подсадил ее в седло, взял корзинку с провизией и вскочил на Троянца. После довольно продолжительной скачки они подъехали к озеру. Его вода призывно сияла сквозь листву магнолий, и именно здесь они решили остановиться перекусить.
Молодые люди не страдали отсутствием аппетита.
Дерек отрезал огромный кусок праздничного торта и, попробовав его, пришел в восторг от кулинарного искусства Меган. Сытно поев, он растянулся в тени дерева и наблюдал, как Меган направилась к лужайке собрать букет диких цветов. Он вспомнил, что не так давно примерно в такой же полдень наблюдал ту же картину.
До чего же изменилась его жизнь с тех пор, как он ранним весенним утром вошел в дом Бэнбриджей, полный решимости получить свое наследство и отомстить обидчику Элизабет. Мог ли он знать, что в дополнение к наследству он получит эту молодую своенравную особу? Стоило ли вести себя так опрометчиво?
Вздохнув, Дерек потер усталые глаза. Да, если бы у него была возможность все переиграть, он бы не стал этого делать, разве только… Он тоскливо посмотрел на Меган. Разве только он без сомнения женился бы на ней!
Дерек и сам прекрасно понимал то, о чем ему втолковывал Эндрю, но был слишком упрям, слишком ослеплен ненавистью к ее отцу. Он любил ее, как никогда раньше.
Но Меган и не была похожа на других женщин. Во-первых, она принадлежала ему. А во-вторых, их связывали узы гораздо более крепкие, чем официальный брак, — она носила под сердцем его ребенка.
Конечно, Меган уже не относилась к нему с такой ненавистью и презрением, как в то утро, когда ее отец и Чарльз застали их в постели. Разумеется, вел он себя по отношению к ней не всегда, откровенно говоря, порядочно, но по большому счету ему не в чем себя упрекнуть.
Чандлер смотрел, как она идет к нему, держа в руках охапку цветов.
Несмотря на свой обширный, можно сказать, непревзойденный опыт общения с женщинами, Дерек никогда еще открыто не говорил о своих чувствах ни одной из них. Его список покоренных дамских сердец мог соперничать с донжуанским. Комплименты, ухаживания, красивые жесты — всеми этими способами обольщения он владел в совершенстве. Но стоило кому-то из очарованных им особ заговорить о замужестве, как молодой человек испарялся. Исчезал, по-прежнему не произнеся ни слова о любви. Так оно было бы и в дальнейшем, если бы не Меган. Нет, она не требовала объяснений, она просто была всегда рядом…
— Какой красивый букет. — Дерек зачарованно смотрел на Меган.
— Да, в это время много красивых цветов.
Подойдя ближе, Меган села рядом с Дереком.
Положила руки ему на колени и заглянула в глаза. Ее удивила его серьезность. Она хотела было поправить упавшую на лоб прядь, но он перехватил ее руку и, осторожно перевернув, поцеловал в ладонь.
Меган глубоко вздохнула.
— Устала? — тихо спросил Дерек.
— Немного.
— Я знал, что эта прогулка утомит тебя, детка.
Ты никогда не слушаешься меня. — Он с укоризной посмотрел на нее. — Придется пригласить доктора Сэмюэльсона.
— Но ведь со мной все в порядке, я просто немного устала, — возразила Меган, — а иначе и быть не может в моем положении.
— Не спорю. Ты действительно выглядишь гораздо лучше, чем тогда, когда я нашел тебя в кухне.
Вот и щечки у тебя порозовели, но, — он взял ее за подбородок, — я все же настаиваю, чтобы тебя осмотрел опытный врач. Зачем рисковать? Не дай Бог что-нибудь случится с тобой или ребенком.
— Как прикажете, мой господин. — Она покорно кивнула и опустила глаза.
— Иди сюда. — Дерек притянул ее голову к своей груди. — Прежде чем мы пустимся в обратный путь, тебе следует немного отдохнуть.
Прислонясь к Дереку, Меган почувствовала какой-то твердый предмет в нагрудном кармане его сюртука.
— Ты что, кирпичи носишь? — удивленно спросила она.
— Посмотри сама. — Закинув руки за голову, он лег на траву. Его глаза смеялись.
Все еще недоумевая, Меган протянула руку к карману, и ее тонкие пальчики вытащили оттуда прямоугольную коробочку. Она в нерешительности смотрела на коробочку.
— Открой ее, — приказал Дерек.
Меган медленно открыла крышку и была ослеплена. Лучи солнца упали на красный бархат, на котором лежало переливавшееся всеми цветами радуги ожерелье. Она сразу узнала его — это было то самое ожерелье, которое Дерек потребовал у нее в вечер ее неудачной помолвки. Посмотрев на украшение, Меган перевела взгляд на Дерека:
— Ты починил застежку?
— Да. Именно ради этого я сегодня утром ездил в город.
Молодой человек вынул ожерелье из коробочки и застегнул его на стройной шее Меган. Откинув голову, он критически осмотрел глухой воротник ее розовато-лиловой блузки, потом расстегнул верхние пуговки.
— Вот так. — Чандлер одобрительно кивнул. — Теперь оно там, где должно быть.
Пальцы Меган невольно взлетели вверх и коснулись ожерелья.
— Ты хочешь сказать, что теперь оно принадлежит мне?
— Да.
— Но ведь это твой день рождения, а не мой.
Мне стыдно, что у меня нет такого красивого подарка для тебя.
Взяв ее за подбородок, он заглянул ей в глаза.
— Вы ошибаетесь, миледи. — Он положил руку на нежную округлость ее живота. — Мне недолго осталось ждать — скоро ты подаришь мне самый драгоценный подарок, который женщина может подарить мужчине.
— О Дерек! — В глазах Меган появились слезы.
Обвив руками его шею, она прижалась к нему щекой.
— Кажется, я получил очень чувствительную жену. — В голосе Чандлера не было насмешки. — Слезы по любому случаю. Надеюсь, что это — слезы счастья?
Она кивнула и, вынув из его кармана носовой платок, поспешила вытереть слезы.
— Меган, — вдруг заговорил Дерек, — я хочу извиниться за свое поведение прошлой ночью. По правде говоря, я был настолько пьян, что совершенно не помню, что говорил и делал, но наверняка я был не очень вежлив. — Он робко взял ее за руку. — Я не причинил тебе вреда?
Меган смотрела на него во все глаза. Неужели он ничего не помнит? Но тогда… Тогда она тоже должна все забыть. Забыть, как он обнимал Дейдру, забыть те жестокие слова, которые он выкрикивал, забыть боль унижения и обиды.
Стиснув кулачки, она решительно вскинула голову.
— Нет, твое поведение вполне объяснимо. Это я слишком быстро и внезапно исчезла, но мне показалось, что ты чересчур… увлечен Дейдрой… — Она отвела взгляд, но Дерек снова заставил ее смотреть себе прямо в глаза.
— Увлечен? Совсем нет. Это только естественно для гостя протанцевать один танец с хозяйкой дома или пойти проводить ее в сад, если она того хочет.
Разумеется, я мечтал совсем о другой спутнице, но моя возлюбленная бросила меня на произвол судьбы. — Он многозначительно посмотрел на нее. — Клянусь, Меган, что совсем не страсть заставила меня вчера проводить время с Дейдрой.
— Но Дейдра сказала… — начала Меган, потом смущенно замолчала. Поверит ли он в те ужасные слова, которые вчера сказала ей Дейдра?
— Что же она сказала?
— Ужасные вещи. Она сказала, что вы с ней должны были пожениться, что ты ей это обещал. Она сказала, что ты вернешься к ней, когда… когда я надоем тебе.
Говоря это, Меган смотрела в сторону. Помолчав, она продолжала:
— Дейдра говорила о том, что скоро я отсюда уеду. Она уверена в том, что ты любишь ее и возобновишь свои отношения с ней, а мне посоветовала избавиться от ребенка.
Меган вздрогнула, когда он схватил ее за плечи; ей вдруг стало нехорошо.
Внезапно Дерек вспомнил, что слышал о подпольных абортах, которые проводились в самых бедных и опасных районах Нового Орлеана, Натчеза и других крупных городов. Их обычно делали в ужасных условиях разные повитухи, которые совсем не думали о безопасности своих пациенток после того, как получали плату за нелегальную операцию. Часто случалось, что молодые женщины, обратившиеся к помощи невежественных старух, умирали. Дерек содрогнулся. Он не мог вынести мысли, что Меган может решиться на такое. Ему страшно было даже представить, что она может подвергнуться подобным страданиям.
— Меган, ты не собираешься причинить вред нашему ребенку? — взволнованно спросил он.
— Конечно, нет, — с удивлением ответила она. — Почему ни в чем не повинное дитя должно страдать от истерики жестокой, бессердечной женщины? Ты можешь не волноваться, я не собираюсь причинять никакого вреда ребенку.
Дерек облегченно вздохнул.
— Так вот причина того, что ты провела остаток вечера с Натаном, — пробормотал он, — значит, Дейдра расстроила тебя своими гнусными небылицами, и ты решила доверить свое горе не мне, а постороннему человеку. — Его топ не был угрожающим, как того ожидала Меган, но в нем ясно слышалось осуждение.
— Дерек, пойми меня, я ничего не могла с собой поделать. Она уверяла меня, что ты все еще любишь ее, и мне было просто не по себе. — Она умоляюще посмотрела на него. — Мне просто никого не хотелось видеть после того отвратительного представления, которое устроила мне Дейдра. Я вышла из дома и около дверей случайно встретила Натана. — Внезапно она замолчала, и глаза ее стали круглыми от волнения. — Неужели ты правда думаешь, что Натан и я… что мы…
— Да, должен признаться, кое-какие мысли на сей счет у меня были…
— Но ведь он твой друг, как же ты мог!
— Ясно. — Дерек прижал ее к себе. — Мы оба вообразили себе кучу глупостей. — Он поспешно стал покрывать поцелуями ее губы, щеки, шею, там, где ниже ожерелья пульсировала голубая жилка. — Судя по драгоценностям, которые тебе дарила моя мать, у нее был прекрасный вкус. Ожерелье так идет тебе, моя красавица.
Меган с улыбкой тронула ожерелье, сыгравшее в ее жизни, да, пожалуй, и в жизни Дерека роковую роль.
— Элизабет была мудрой женщиной. — Она коснулась пальцами его бороды.
— Меган, — волнуясь произнес Дерек, — расскажи мне о ней.
— Хорошо, — проговорила она, кладя голову ему на плечо.
Закрыв глаза, она тихо стала рассказывать сыну о матери, которой он не видел с тех пор, как Томас прогнал его из своего дома.
Осторожно взойдя на крыльцо дома, в котором жил Натан, Меган вошла в открытую дверь. Натан стоял около мольберта, пристально глядя на укрепленный на нем холст. Погруженный в свои мысли, он не слышал, как вошла гостья. Только звук хлопнувшей двери заставил его оглянуться.
— Пожалуйста, не закрывайте ее. — Он приветливо улыбнулся. — Здесь немного темновато, и, кроме того нам не мешает позаботиться о нашей репутации.
— Господи, Натан, что вы говорите! — Тем не менее Меган настежь распахнула дверь, потом подошла к окну и села на стул. — Как продвигается картина?
— Все так же, — уклончиво ответил он.
— Вы уже три недели говорите мне это. Быть может, настало время показать портрет?
— Но он еще не закончен.
— Натан! — Она выразительно топнула ножкой. — Ваше упрямство начинает меня раздражать!
— Послушайте, Меган, — стараясь успокоить ее, сказал он, — разве вы не знаете, что у всех художников есть свои странности, даже у таких непрофессионалов, как я.
— Но…
— Я стараюсь изо всех сил, можете не сомневаться. — Натан замолчал, но потом после недолгой паузы добавил:
— Вы не должны здесь долго задерживаться — Дерек заметит ваше отсутствие и начнет искать вас.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...