ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Да, нет смысла, – повторился Рожнов. – Этот человек, – Рожнов указал на Яцкевича, – разрешит все проблемы с Маргеловым.
Бросив на Мигунова короткий взгляд, Андрей постучал по наручным часам и не преминул покуражиться, вживаясь в роль.
– Время, Мишель, – нетерпеливо проговорил Яцкевич. – Сколько еще ты будешь жевать сопли?
– Все, все, – Рожнов сверкнул на него глазами.
Мигунов внимательно оглядел незнакомца и встал с места. Он был несколько встревожен, если не сказать больше. И это его состояние усугубилось появлением молодого типа, больше похожего на обычного братка или мента, которых порой не отличишь друг от друга.
Но разве не к менту они едут улаживать дела?
Последнее время он чувствовал свою значимость в группировке. Особенно с тех пор, как люди Рожнова расстреляли пару дерзких бригадиров. Дело не в том, что оперативники не напали на след преступников и «киевляне» остались вне подозрений, а в том, что на бригаду работали профи со стороны – не свои, а именно чужие, наемники-профи. Виделось в этом что-то крутое, неординарное. И Курлычкину такой расклад понравился. Он оставался в стороне, заказчиков обычно и не находят, платил деньги за качественную работу не скупясь, щедро, понимая, что в бригаде, как ни готовь, таких профессионалов не вырастишь. А они могли еще не раз пригодиться – впереди не какие-нибудь заурядные разборки, а нечто большее: власть.
Мечтать не вредно. Еще бы, ведь депутатство – реально, только протяни руку. Создать и зарегистрировать общественно-политическое движение – раз плюнуть. А там конкуренты, борьба. А значит, азарт, бурлящая в венах кровь...
Как ни встревожен был Мигунов, четко проанализировать ситуацию не было времени, вот он уже за рулем машины, рядом коротко стриженный пассажир с непроницаемым взглядом.
Рожнов рисковал, оставляя наедине Яцкевича и Мигунова. Ивана он строго предупредил, что человек, которого он повезет на встречу с Маргеловым, не должен знать истинных причин. Для Мигунова это было очевидно, зачем ему и полковнику лишний человек, тут и одного Рожнова хватает с избытком.
Для Яцкевича это было рядовым заданием. Дело, как объяснил Рожнов, спешное, клиент не случайный, но «сырой», лепить нужно немедленно.
Убить человека – дело не хлопотное, другое дело – как. Рожнов не мог в лоб спросить Мигунова:
«Ты один приехал или еще кто за тобой увязался?»
Последнее вряд ли. Но лучше перестраховаться и, проверяя на всякий случай, нет ли за Иваном «хвоста», на определенном расстоянии за машиной Мигунова следовал Оганесян на «девятке».
Держа еще большую дистанцию, за ними ехал сам Рожнов. Михаилу Константиновичу в любом случае необходимо было съездить в Юрьев, повидать Тимофея Костерина, отдать кое-какие распоряжения Олегу Шустову. Заодно он решил проконтролировать Яцкевича. Прежде чем выехать, полковник созвонился с Олегом и Тимофеем, назначил обоим встречу в разных местах и в разное время. Шустову – возле кинотеатра «Огонек».
60
Они уже выехали за пределы Московской области, благополучно, без остановки миновали несколько постов ГИБДД, со скоростью семьдесят километров в час подъезжали к очередному. Постовой сделал было шаг, чтобы остановить «Митцубиси Галант», но раздумал. Когда проехали знак, снимающий ограничение скорости, машину Мигунова обогнал Оганесян на «девятке» и тут же выключил левый поворотник.
Если бы Норик хотя бы в течение десяти-пятнадцати секунд оставил указатель поворота включенным, Яцеку стало бы ясно, что за ними «хвост». А так все чисто.
Андрей решил немного подождать – от поста едва отъехали, но ускорил процесс сам Мигунов.
Общее беспокойство, копившееся в нем, приобрело наконец направленность. Его вдруг стало преследовать чувство, что Рожнов вел себя неестественно, и Мигунов только сейчас понял, где тот совершил оплошность. Да, он ошибся, когда появился" этот молчаливый парень в зеленой майке. «Представлять вас друг другу не имеет смысла». К чему эта фраза, если Иван исполнял роль обыкновенного водилы? Да, облажался полковник, жаль, что Мигунов только сейчас обратил на это внимание. Теперь этот самоуверенный пассажир внушал ему страх.
Ничего подозрительно не было в обычном маневре девятой модели «Жигулей», легковушка быстро заняла прежний ряд. И тут же, будто на выручку Ивану, на обочине подняла руку девушка, останавливая попутку. Мигунов успел послать в ее адрес слова благодарности.
Но Яцкевич словно предвидел действия водителя и отреагировал моментально, не давая Мигунову включить указатель поворота и придавить педаль тормоза.
– Вперед! – быстрым движением руки он выхватил пистолет и, не меняя положения тела, ткнул горячим глушителем в шею Мигунову. – Не снижай скорости!
Андрей напряженно вглядывался в дорогу, определяя место: километрах в двух впереди, насколько он помнил, был съезд на грунтовку, которая терялась из виду за лесопосадкой.
Мигунов тяжело сглотнул. Но пришел в себя довольно быстро.
Почувствовав его настроение, Яцек предупредил еще раз:
– Осторожно, приятель, не делай резких движений.
– "Осторожно" скажешь своему другу – когда встанешь в коленно-локтевую позу. – Иван качнул головой, ударяя ладонью по рулю. – Ну дурак!.. Попался как последний идиот! – Он рискнул повернуть голову и ожег Яцкевича ненавидящим взглядом. – Я узнал тебя. Это ты со своим приятелем пришил девочку.
Яцек ничего не понял, но что-то у него щелкнуло в голове. Он ответил в том же духе:
– Девочки меня не интересуют. А мой приятель в то время стоял позади меня. Я кричал ему: «Осторожней! Медленнее, малыш!»
– Давай, давай. – Мигунов уже не искал спасительного выхода, у него был единственный, пожалуй, шанс – резко ударить по тормозам, чтобы парня бросило на стекло, а потом схватиться с ним. Или выскочить на встречную полосу, когда навстречу покажется грузовик. Тогда крышка обоим. Ему все равно не жить, его достанут, и Курлычкин не поможет.
Иван еще раз глянул на Яцека.
– Это ты исполосовал девочку теркой, по твоей роже видно... Ну, чего молчишь?! Спроси, кто тебя подготовил к этому. Думаешь, твой Рожнов? Да он насчет меня распорядиться не смог как следует! Ему стоит держать не двух, а десяток киллеров.
– Теркой, говоришь? – еще не веря, проговорил Андрей. В голове уже не щелкало, а непрерывно звенело. – Нет, в тот раз я стоял позади и душил девочку. Скакалкой. Ты этот случай имеешь в виду? У меня таких много, сразу и не вспомнишь. Ну точно, вспомнил, таким образом мы разобрались с судьей.
– Точно, – словно передразнивая, бросил Мигунов. – Я неделю угрохал, следя за «дауном», а ты... теперь вот собрался меня грохнуть.
– Ты что, друг, жалуешься, что ли? – спросил Андрей, а в голове метался всего один вопрос: «Кто? Кто-то из наших?»
Почти сразу Яцкевич понял: клиент напрямую связан с делом Валентины Ширяевой. И когда тот в открытую заявил об этом, стала понятна срочность сегодняшнего заказа.
Скорее всего активизировавшаяся Ширяева вплотную подошла к исполнителям, которых отделял от заказчика именно этот человек, побелевшими пальцами вцепившийся в руль. А подрядчик – господин полковник, не зря он с первых минут знакомства не очень глянулся Андрею. Но кто же исполнители?
«Так, Бельчонок отпадает, я отпадаю, кто остался? Шустов Олег? Вряд ли, у него самого ребенок есть, девочка. Кто остался?»
Яцкевич сощурился на идущую впереди машину с Оганесяном за рулем. «Вы с приятелем...» Конечно, в одиночку с таким заданием не справиться. И еще: «...стоит держать не двух, а десяток киллеров». Значит, только двое, уже легче. Кому? Идиотский вопрос.
«Стало быть, Норик и... Тимоха. Тимофей – насчет него я поверю, но вот Норик, Нораир, армянин... Да, Бельчонок-то, оказывается, не бредил».
Андрей терял время. Он подумал, что хорошо бы съехать с дороги и разговорить этого парня, выслушать от него столько, сколько позволит ситуация. Но все произошло спонтанно.
Промедли Андрей мгновение, и Мигунов, наконец-то решившись, ударил бы по тормозам. Упреждая его, вернее следуя инстинкту самосохранения, Андрей быстро переместил ствол и выстрелил Ивану в висок. Тут же правой рукой перехватил руль, а левой, продолжая удерживать пистолет, потянул за штанину водителя, отрывая его ногу от педали газа. Постепенно машина сбавила обороты, Андрей выключил зажигание и съехал с дороги. «Галант» ткнулся капотом в придорожные кусты. До Юрьева оставалось около сорока километров.
61
Андрей бежал вдоль шоссе по другой стороне лесопосадки, местами ему была видна автомагистраль и проезжающие по ней машины. Он бежал долго, одобряя действия Оганесяна, который, конечно же, понял, что произошло в машине Мигунова, поэтому не стал останавливаться, а наоборот, отъехал подальше.
Норик, Норик, проклиная хрипевшие от курева легкие, шептал Андрей. Поэтому-то Рожнов послал не тебя, а меня. Этот ублюдок наверняка видел тебя раньше и узнал бы. А что со вторым?.. Второго он или не видел, или плохо разглядел, но сказал уверенно: «Я узнал тебя». На понт брал, понятно. А вдруг второй – Бельчонок? Просто прикидывается, падла, на всякий случай. Хотя нет, Белоногов здоровенная балясина, того ни с кем не спутаешь...
Яцкевич чуть сбавил темп.
Так, кто еще похож на меня? Кто эта падла? Олег?
Если побрить ему ноги и надеть шорты – похож. Но я повыше Олега, меня скорее с Сергеем можно спутать. Тимоха... Тимоха – точно. И Норик. Кто же из вас держал, а кто стругал?..
И в мыслях Андрей был привычно груб, просто не замечал этого, но сердце его саднило от жалости к девочке.
Он увидал в просвете сосенок собственную машину с открытым капотом, Оганесяна, склонившегося над мотором. Яцкевич прикинул, что пробежал около полутора километров. Вообще-то многовато.
Значит, вот чем попутно занимается Рожнов, напоследок подумал Андрей.
На этом мысли прочно заклинило, нужно было успокоиться, лучше остаться одному, чтобы в спокойной обстановке проанализировать ситуацию. А подумать есть над чем. Например, ему давно не давала покоя новая иномарка, которая ни с того ни с сего появилась у Костерина. Вроде и работы накануне не было, и до этого Тимоха потратился на двухкомнатную квартиру в центре города. Андрей тогда прикинул, что Тимоха мог подрабатывать на стороне. Но опять же чем – умеет он только хорошо стрелять (похуже, правда, Яцека) и классно драться. Теперь уже почти со стопроцентной гарантией можно было сказать, откуда у Тимофея появились деньги на двухгодовалый внедорожник «GMC».
Андрей твердо был уверен, что Мигунов не врал – не то чтобы тому не резон, просто когда у твоего виска торчит ствол пистолета, а сам ты состоишь из куска нервов, в голову ничего постороннего не влетит.
Завидев приятеля, Оганесян закрыл капот и сел за руль. Рядом плюхнулся Яцек.
– В город! – выдохнул он и потянулся за сигаретой. – Плачу полтинник.
На армянина он старался не смотреть.
Норик мельком оглядел товарища, не заметив следов крови.
– Аккуратно, – одобрил он.
– Угу, – затягиваясь сигаретой, промычал Андрей, – по ветру стоял.
Отшучиваясь, он пытался вспомнить, где был Оганесян в день убийства девочки. Но вспомнить не мог по той простой причине, что не знал, когда произошло преступление. Определился только приблизительно, потому что мог ошибиться на день-другой.
Они сидели в открытом кафе: он, Норик и еще две девушки. Тот вечер запомнился Андрею одним происшествием.
* * *
Девушки тщетно пытались определить, где и кем работают их новые знакомые. На «новых русских» они не похожи, хотя ребята крепкие. Взять хотя бы черноволосого парня, который представился Нориком. Одет с иголочки, невысокого роста, смуглолицый. На вид ему можно было дать лет тридцать.
Его друг, Андрей, которого Норик иногда называл Яцеком, был выше ростом, шире в плечах. На левом плече парня красовалась искусно сделанная небольшая татуировка хамелеона, вставшего на задние лапы, и группа крови.
Скорее всего эти парни военные. Вернее, похожи на военных. Угостили дорогим напитком, причем все выглядело естественно, без подозрительных взглядов на официанта, с полуулыбкой на губах и открытым взглядом, в котором, правда, угадывалась ленца, словно проделывали они подобное сотни раз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...