ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как только машина затормозит, Сергей, используя фактор неожиданности, в считанные секунды окажется на расстоянии, с которого можно произвести точный выстрел.
Учитывая, что стрелять будет на ходу, не останавливаясь, это расстояние равнялось шести-семи метрам.
Он все время будет держать командира на мушке, при необходимости начнет вести огонь раньше, затем приблизится и добьет Олега выстрелом в голову. Но ни в коем случае не останавливаться: Шустов воспользуется паузой, может опрокинуть столик и скрыться за ним, тогда их роли поменяются.
Чтобы заранее не потревожить жертву резким звуком тормозов, Костерин загодя сбросил скорость.
Сергей несколько раз выдохнул, держа пистолет стволом вверх. «Восьмерка» остановилась и, резко распахнув дверь, Белоногов устремился к неподвижной фигуре Шустова.
Глаза отмечали только спину командира и не хотели видеть молодых людей, занявших крайние столики.
А вот это уже было ошибкой. Оперативников заранее предупредили, что им предстоит иметь дело с профи, так что обычной сшибки не предвидится, огонь при появлении объекта необходимо сразу вести на поражение.
* * *
Он был в маске. Открытыми оставались лишь его глаза и губы. Никто, кроме него, не мог появиться здесь, скрывая свое лицо, – но она узнала Белоногова. Его глаза и губы, как кошмар, продолжали преследовать ее. Для Валентины он стал главным виновником и обвиняемым. Потому что притворялся, издевался, сочувствовал, глумился над памятью об Илье.
Со скорбным лицом он смеялся над убитым им пареньком: «Нелегко ему было...» Он стоял за ее спиной и ухмылялся про себя, когда она говорила: «Вот здесь убили Свету Михайлову... Один держал девочку...»
* * *
За спиной Олега возник шум – словно разом выдохнули несколько человек. Затем раздался чей-то вскрик, звук упавшего стула и звон разбившейся посуды. Скорее всего это была реакция кого-то из посетителей на появление вооруженного человека.
Кто бы убийца ни был, Костерин или Белоногов, ему не дадут близко подойти к столику, даже невысокое ограждение он вряд ли успеет преодолеть. Оперативники будут встречать его аккуратно, не забывая о секторе стрельбы, чтобы случайная пуля не задела кого-нибудь из посетителей.
Другое дело – Олег. Если ему придется стрелять, то надо сделать это очень точно и аккуратно. Как он умеет.
Рука Валентины скользнула к сумочке, к пистолету, который и должен был поставить последнюю точку. Но она тут же отдернула руку. Нет, это не ее дело. В первую очередь она – судья. Она рисковала сейчас. Но разве до этого все ее действия не были связаны с риском? Да, она наделала массу ошибок, и сейчас ей в голову пришло пьяное слово: прозрение.
Как во время вынесения приговора, судья встала.
Темные очки, так долго скрывавшие ее безмерно усталые глаза, полетели в сторону.
* * *
Олег сразу распознал в молодых людях оперативников, когда прошел к свободному столику, но слепо вверять свою жизнь даже профессионалам было не в его привычках. Чтобы не напрячь Белоногова или Костерина – кто из них решится убрать командира? – Олег не поменял позы: еще не время.
Он мог бы и сегодня позвонить дочери, но передумал. К чему? Лучше за день до встречи: «Не забыла, дочь? Завтра идем в зоопарк».
С того момента, когда Олег увидел машину, прошли даже не секунды, а мгновения. Пора, скомандовал он себе.
С движением влево, не подозревая, что «не попадает в кадр», Шустов опрокинул стол и тут же метнулся назад, скрываясь за ним. Начало его действий совпало с выстрелом, прозвучавшим очень громко. Олег не успел отметить, кто стрелял, но огонь вели не в его сторону, это точно. Потом, сливаясь, раздались второй, третий, пятый выстрелы...
Не вставая, Олег сунул «сигму» за ремень, так и не воспользовавшись пистолетом.
* * *
Белоногов словно напоролся на стену. Было заметно, как дрожит его рука, сжимающая пистолет, дергается голова, будто он увидел перед собой Горгону. Судья словно вернулась из ада, куда он ее отправил, чтобы вернуться обратно уже вместе с ним.
Да, перед ним стояла судья. Она словно зачитывала ему приговор. Который тут же был приведен в исполнение. Одним лишь видом она навела на него столько ужаса, что пуля, вылетевшая из пистолета оперативника, стала лишь избавлением от страха перед судьей.
80
Белоногов лежал в пяти метрах от первого столика, уткнувшись лицом в асфальт. Маска наполовину сползла, открывая ухо. Под левой рукой расползалась кровавая лужа.
Олег остановился возле тела бывшего товарища, краем глаза наблюдая за действиями оперативников, уложивших на дорогу Костерина.
Бельчонок...
Ранимый Бельчонок...
Спросить бы его, что он чувствовал, когда рвал на девочке платье. Что испытывал, накидывая петлю на шею судьи?
«Какие же глаза были у тебя, Серега?.. И когда произошел надлом в твоей душе? И вообще, что с ней стряслось?»
Олег почувствовал себя опустошенным, когда вдруг понял, что не хочет знать ответов на эти вопросы.
Он отвернулся, мельком глянув на стоящую в шаге от него женщину. Когда он манипулировал с пистолетом, прячась за столиком, она уже стояла. Разумеется, вскочила от испуга, автоматически подметил Шустов и тут же нахмурился. Ему показалось, что раньше он видел ее. И она продолжала смотреть на него. И тут его словно осенило: он видел ее во время суда над Алексеем Белоноговым. В тот раз она была в мантии.
Олег соображал быстро и понял одну обидную для себя вещь: все эти дни Маргелов держал его за дурака. Понятно, что в прокуратуре сидят далеко не болваны; к тому же они неподражаемые артисты. Поиграв желваками, он все же нашел в себе силы кивком головы поздороваться с Ширяевой. Издали это было похоже на легкий поклон.
Двое оперативников оттерли его с места происшествия, и Олег, вернувшись к стойке, попросил водки.
Бледный бармен огрызнулся: бар закрыт, непонятно, что ли? Он и не чаял пережить когда-нибудь налет на свой бар. Да и выручки-то не так много...
Шустов не выдержал и схватил его за грудки.
– Плохо со слухом? – угрожающе спросил он.
Бармен вгляделся в нервное лицо посетителя, его колючие глаза, источающие злобу, и выполнил заказ.
Залпом опустошив бокал, Шустов бросил на стойку мятый полтинник и отошел в сторону.
* * *
Василий Маргелов прибыл на место происшествия оперативно. Прежде всего, как и в офисе у Курлычкина, он нашел глазами Валентину.
– Как ты? – он присел за ее столик и дружески тронул за руку. – Давай-ка, подруга, я отвезу тебя домой.
Пока он мчался сюда, в голову следователя пришла неплохая мысль. По идее, Валентина не откажет ему. Во всяком случае, он настоит на своем, скажет, что тоже пострадал в этом деле и ему требуется компенсация.
– Валя, – Маргелов продолжал держать ее за руку. – Тут вот какое дело, Валя.
– Не лебези, – бледными губами попросила судья.
Чувствовала – еще немного, и она рухнет без чувств. – Выкладывай, что там у тебя.
– Мы не всегда находили общий язык, цапались по делу и беспричинно. – Василий напустил на лицо то самое выражение блудливого кота. – Помнишь, ты дала мне на хранение деньги? Сумма-то приличная. А у меня машина... «Волга». «2410». Ей лет двадцать. А у тебя осталось столько же, сколько ты дала мне на хранение. Может, поделишься?
Судья нашла в себе силы улыбнуться.
– Василь, ну, ты нашел время... Считай, эти поганые деньги твои. Мне они не нужны.
– Спасибо, – быстренько сказал Маргелов. Он уже отыскал глазами Олега Шустова, в третий, наверное, раз наводящего ужас на официанта, который не сразу заметил «сигму» у него за поясом. – Валя, у тебя есть, несомненно, хорошее качество. Мало того, что ты не жадная, да еще быстрая на щедрость. Посиди минутку, я сейчас.
Шустов молча ждал объяснений. Злость на Маргелова и всю прокуратуру в целом пропадала с каждой выпитой Олегом рюмкой. Собственно, чего он взъелся на следователя? Ведь предложение о подсадной утке поступило от него. И тут же было подхвачено «малость мужиковатой» Ириной Архиповой.
Василий высказался сразу и по существу вопроса:
– Тут вот какая проблема, Олег. Практически Белоногов дал Валентине Ширяевой те деньги, которые ему заплатили за убийство Светы Михайловой. С одной стороны – это грязные деньги Курлычкина, с другой – долг. А долги нужно возвращать. Ты как думаешь?
– При чем тут я? – удивился Шустов.
Маргелов выдержал паузу, невольно огляделся.
Вокруг сновали оперативники, бар по такому случаю был закрыт, однако для некоторых было сделано исключение. Вот Шустова угощали бесплатно за его колючие глаза.
– Я предлагаю тебе работу, Олег. Думаю, нет смысла называть клиента по имени.
Шустов неплохо проанализировал последние события. Возможно, «наверху» сейчас обсуждают его кандидатуру на место главы «пятерки». А может, все сложится иначе. Ему подберут новую команду, а табличку на офисе поменяют на другую: «Юрист Архипова И.М.». Скорее всего так и случится.
Глядя на следователя, Шустов ухмыльнулся: «левое» задание?.. А почему бы и нет? Оганесян единственный, он же последний человек в поредевшей спецгруппе, от предложения вряд ли откажется. К тому же работы в ближайшее время не ожидается. Однако снова, едва ли не с усилившейся злобой вспомнил свое чуть ли не клоунское выступление, когда ждал пули в спину. И злость его на лидера «киевлян» усилилась. Он перебрал в уме арсенал оружия, хранящегося в тайнике здесь, в Юрьеве. Шустов готовил его к операции в «Олимпии», которая, судя по всему, так и не состоится. Но все это оружие, включая «кольт-5,56» и бесшумные винтовки «М-16», было на контроле «пятерки», а свою «сигму» светить он не хотел.
Повертев на столике свои очки и не глядя на следователя, Шустов сказал:
– Не так давно я вел воспитательную работу с одним из членов своей команды. Тогда я сказал ему:
«Нужно верить в следующее, Серега: когда-нибудь – я думаю, скоро – подонки, убившие девочку и парня, найдут свою пулю». Так оно и вышло. – Пристально вглядевшись в Маргелова, Олег спросил:
– Как скоро это тебе нужно?
– А как скоро ты сможешь?
– Может, тебе день и час назвать? – усмехнулся Шустов, пока еще ничего не услышав о сумме «гонорара».
– Да, – вполне серьезно заявил следователь. – И уже потом я начну вытаскивать из следственного изолятора одного аварийщика. Вот кому хорошо.
– Я бы с Грачиком поменялся на пару дней, – повторился Маргелов, – лежал бы на топчане, глядел на красивое, в клетку небо и ни о чем не думал. Так мы договорились?
Шустов вместо ответа протянул Маргелову руку.
81
Окна офиса юриста Рожнова находились невысоко над землей. Архипова привстала на цыпочки и постучала в освещенное окно. Пластинка жалюзи приподнялась, Ирина приветственно помахала рукой, затем кивком головы указала на дверь.
Михаил Константинович не особенно обрадовался приходу помощницы, подумав, что пришла она поздновато.
Вот черт, тихо ругался Рожнов, направляясь к двери. Ему с большим трудом удалось избежать обычного вечернего контакта с секретаршей, а судя по ее виду, с каким она в начале седьмого появилась в его кабинете, настроена Ирина была решительно. И вот сейчас она с настойчивостью самки возобновила попытку, заявившись – Рожнов взглянул на часы – без четверти одиннадцать. Как раз в то время, когда он ждал от Белоногова долгожданного сообщения.
От женщины исходил тонкий аромат духов. Пропуская Ирину в офис, Рожнов встал так, чтобы она не могла не коснуться его.
Он хотел закрыть дверь, но Ирина остановила его:
– Я не одна.
Оттесняя полковника, в офис один за другим вошли четыре человека в штатском.
Глядя в глаза начальнику, Ирина сказала:
– Миша, ты арестован.
Рожнов был тем человеком, которому не нужно было что-то объяснять дважды. Сначала он подумал, что прокололся Белоногов, но визит Архиповой показал, что ошибку совершил он. Грубость, с которой была запущена дезинформация о запросе Маргелова, оказалась запланированной, ему просто не оставили ни одного шанса.
– Да, недооценил я Шустова, – проговорил Михаил Константинович, давая замкнуть на запястьях наручники. – Что, кстати, с ним?
Он бы утешился ожидаемым ответом, но и этому не суждено было сбыться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...