ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- напрямик спросила Диксерита.
Я не смогла сдержать надменной улыбки. Я, Владычица Черной башни, не привыкла бояться! На самом деле я знала много боевых заклинаний, из которых огненный шарик и молния были самыми простыми. Уж с чудовищами и бандитами я могла справиться! Но Диксерите и всему отряду этого знать не стоит.
- Я не боюсь, - проговорила я. - Вы же отряд, призванный спасти Эфирию от Аль-Сара! Лучшие воины своей страны! Чего мне с вами бояться?
Щеки Диксериты чуть покраснели от таких дифирамбов. Я с насмешкой наблюдала за ней. Какие же наивные эти спасители Эфирии! Впрочем, мне это только нравилось.
Диксерита остановилась у одной из дверей и открыла ее ключом. Мы вошли в небольшую темную комнатку, явно не предназначенную для приема таких высокопоставленных гостей, как я. Мне с трудом удалось удержаться от брезгливой гримасы.
- Ты отдыхай. - Диксерита указала на одну из кроватей. - Я поищу тебе одежду и вернусь. Располагайся.
- Было бы где располагаться! - пробурчала недовольно я.
- Что?
- Ничего! - тут же расцвела улыбкой я. - Ты так добра ко мне, Диксерита!
- Да ладно, чего уж там, - немного смущенно улыбнулась она.
Когда дверь за ней закрылась, я потыкала рукой в тонкий матрасик на кровати и осторожно присела, осматривая комнату. Окно было небольшое, без ставень и штор. А прямо над своей кроватью я увидела большую паутину.
- Ну что за дыра! - воскликнула я. - Это не место для Владычицы Аль-Сара!
Я встала и, подбоченясь, прошлась взглядом по комнате. Сейчас мы сделаем это место поцивилизованнее! Я подняла руку и провела вокруг себя - к ладони полетели паутины, все, какие только были в комнате. Они скомкались в неправильную сферу, и я жестом отправила ее в окно. Потом обеими руками подняла всю пыль и грязь с пола, потолка и стен, собрала в облако и, брезгливо морщась, тоже отправила в окно.
- Эй, смотри, куда вытряхиваешь свой мусор! - возмущенно завопили внизу.
Я жестко усмехнулась и из чистой вредности выколдовала мутную сферу грязной воды, которую тут же выплеснула в окно. Человек во дворе зашелся криком, а потом я услышала целую речь из отборной брани. Я даже заслушалась, взяв на заметку несколько выражений, которые потом перескажу Черным магам.
Я удовлетворенно оглядела комнату, ставшую теперь довольно чистой. Только все равно чего-то не хватало. Тряхнув головой, я произнесла заклинание, и в комнату ворвалась волна свежего воздуха с легким ароматом фиалок. Волна, покружившись по комнате в веселом вихре, исчезла, но аромат остался.
Вот так, теперь тут вполне можно провести ночь. Я снова уселась на кровать, предварительно расщепив всю пыль из матраса и подушек и окатив их волной ароматизированного воздуха. Только после этого улеглась, положив руку под щеку и глядя в окно на звезды.
В уме я прокручивала свою будущую встречу с Черными магами. Я приведу отряд к Тир ан Эа, потом мы уничтожим Эфирию, поставим ее на колени, подчиним себе! И тогда Черные маги будут валяться у меня в ногах, просить прощения за свои опрометчивые поступки и возносить хвалы. А больше всех мне будет поклоняться Моррандир, этот спокойный и уверенный в себе гордец...
С такими мыслями я и уснула.
4
Разбудили меня отчаянные пихания в спину и плечи и настойчивый голос, повторяющий мое имя. Я сонно отмахнулась и отвернулась, а потом подумала: что это такое? Почему меня, Владычицу Аль-Сара, будят, да еще таким варварским способом? Я возмущенно распахнула глаза и увидела маленькую неуютную комнату.
Я вспомнила, что это за место и почему я здесь. А будила меня Диксерита, которая, увидев, что ее пытки наконец-то увенчались успехом, обрадованно улыбнулась и даже приветливо помахала мне рукой.
- С добрым утром, Мэйведа!
- Какое, богам в задницу, доброе утро? - возмутилась я. - Я хочу спать! И не собираюсь вставать в такую рань! Обратитесь ко мне попозже...
- Но, Мэйведа, - не отстала Диксерита, - нам пора в путь. Мы и так дали поспать тебе лишний час. Остальные уже готовы, ждут только тебя. Вставай, давай-давай! Хватит лежать...
Я со злостью уставилась на нее. Она тут же замолчала и смотрела на меня, ожидая моих слов. Я прищурилась и проговорила, чеканя каждое слово:
- Я не люблю, когда мне приказывают.
- Вот как? - чуть улыбнулась Диксерита. - Что ж, это естественно, ведь ты аристократка... Но здесь не королевский двор, Мэйведа, и не твои владения. Мы тебя предупреждали, что путешествие будет нелегким. Тебе придется быть с нами наравне.
Я закусила губу. В самом деле, теперь придется забыть о привилегиях Владычицы. Я всего лишь аристократка из обнищавшего рода, да к тому же подавшаяся волею судьбы в искательницы приключений.
- Хорошо, - проговорила я. - Встану, раз уж ты так просишь. А моя одежда? Ты принесла мне одежду?
На мои ноги, укрытые половой тряпкой, которую здесь все почему-то гордо именовали одеялом, упал тугой сверток. Диксерита кивнула на него и села на кровать, уставясь в окно. Я встала и развернула сверток. Там действительно была одежда: блузка, короткие сапожки, корсет и юбка. Кинув взгляд на Диксериту, я нарочито медленно оделась и стала себя осматривать.
Нельзя сказать, чтобы наряд мне нравился. Скорее даже наоборот. Юбка была вполне нормальной, темно-красной, довольно благородного цвета, немного тяжелая, но длинная и в складку, с черным поясом. Сапожки тоже оказались впору, а вот выше были проблемы. Светло-серая, почти белая блузка с длинными свободными рукавами имела очень большой вырез, стянутый одним-единственным коричневым шнурком; и даже если его завязать, все равно нагибаться противопоказано. Поверх блузки был темно-коричневый корсет с шнуровкой спереди.
Я повертелась, пытаясь осмотреть себя с разных сторон. М-да, ненамного лучше лохмотьев моего роскошного черного платья. Но для путешествия вполне может сгодиться... если у меня грудь из блузки по дороге не выпадет.
- Диксерита, - я повернулась к ней, - тебе не кажется, что этот наряд еще более откровенный, чем мой?
- Зато не такой экстравагантный, - парировала она. - Брось, Мэйведа, тебе идет. Ты хорошо в этом смотришься! А кроме того, это последний писк моды в деревнях.
Я пригладила складки юбки, потуже затянула ремешок блузки и вздохнула.
- Ну ладно, могло быть и хуже. Но я бы не отказалась от какого-нибудь платка или шали.
- Зачем? - поинтересовалась Диксерита.
- Грудь прикрыть!
- Но ты же недавно говорила, что тебе нечего стесняться, - ехидно бросила она.
- Показывать бесплатный стриптиз я не собираюсь! - фыркнула я. - Хорошего понемножку. Где мне взять платок?
- Не знаю, - пожала плечами Диксерита. - Это все, что я смогла выторговать. Вряд ли ты сможешь в этой деревне выпросить у кого-нибудь платок или шаль. Здесь это такая редкость! Тебе не отдадут даже за двойную цену.
- Ну и пожалуйста, - бросила я. - Украду где-нибудь по дороге.
Диксерита рассмеялась. Я с усмешкой смотрела на нее: она, наивная, подумала, что я шучу. Ну-ну! Я привыкла получать все, что хочу. Неважно, каким способом. Цель оправдывает средства.
- Ладно, пойдем вниз, - сказала, вставая, Диксерита. - Нас уже заждались.
- Я привыкла, что меня всегда ждут, - махнула рукой я.
Мы вышли из комнаты. На ходу я причесывала волосы выпрошенной у Диксериты деревянной расческой. Да, это мало похоже на мои дорогие позолоченные гребни... Надо терпеть. Скоро Черные маги поплатятся за все мои страдания и неудобства.
- У тебя такие красивые волосы! - восхищенно проговорила Диксерита.
Я только усмехнулась, водя расческой по своим локонам, которые под нажимом распрямлялись, но тут же снова сворачивались в блестящие упругие кольца.
- Я знаю, - проговорила я. - Я тоже люблю свои волосы. Некоторые поэты сравнивали их с черной непокорной бурей. Романтично, да?
- Тебе посвящали стихи? - обрадовалась она.
- И стихи, и песни, и баллады, и поэмы... Правда, все они были похожи.
- А кто посвящал?
- Да так, поклонники, - уклончиво ответила я.
Мне на самом деле молодые маги Аль-Сара признавались в любви через стихи и серенады под моими окнами. Просто они боялись признаться в открытую, страшась моего гнева и недовольства. Впрочем, серенады под окном тоже занятие небезопасное. Некоторых неудачливых певцов уносили на носилках.
Мы спустились в главный зал таверны, залитый утренним светом. Посетителей в этот ранний час было очень мало: кроме моей новой компании только один столик был занят старичком с кружкой пива в руке. Причем, судя по его виду, эта кружка явно была лишней.
Когда мы подошли к столу, занимаемому отрядом спасителей Эфирии, в рядах бравых защитников отечества произошло оживление. Тролль с незамысловатым именем Грю смотрел на меня, издавая какие-то нечленораздельные звуки. Аринус, мудрый и уважаемый маг, вытаращил глаза и отвесил челюсть до колен. А про Туриса я вообще не говорю: ни у кого больше я не видела такого влюбленного горящего взгляда.
- Неужели все ваши эмоции обращены ко мне? - невинно взмахнув ресницами, поинтересовалась я.
- Твоя удивлять Грю, - сказал тролль. - Твоя сильно измениться, и моя не узнать твоя сейчас.
- В женщине должна быть загадка, - наставительно проговорила я.
- Как можно быть загадочной женщиной, если у тебя все на виду? - приподняла одну бровь Диксерита, выразительно глядя на вырез моей блузки.
- Эта загадка не обязательно должна быть похоронена за кипой одежды, - огрызнулась я.
- Дитя, - мягко проговорил Аринус, - а ты не замерзнешь в таком наряде?
- Я как раз раздумываю об этом, - призналась я.
Турис наконец-то пришел в себя и, гремя на всю деревню своими блестящими доспехами, подошел ко мне. Взяв меня за руку, он заглянул мне в глаза с такой любовью, что я даже зарумянилась (ха, наглая ложь!).
- Мэйведа! - восторженно сказал рыцарек. - Ты прекрасна, как бывает прекрасно солнце! Я еще никогда не видел такой красивой девушки!
Я довольно улыбнулась. Диксерита уткнулась в плечо Аринуса и сделала вид, что плачет от умиления. Старый маг улыбался, глядя на нас. А я представляла на месте Туриса Моррандира. Впрочем, чтобы поставить Моррандира на колени, нужно топором подрезать ему ноги! И то он за что-нибудь уцепится, чтобы не рухнуть. Этого гордеца практически не сломить!
Моя самодовольная улыбка превратилась в злорадную усмешку. Мы еще посмотрим! Когда я вернусь в Аль-Сар с победой, Моррандиру придется признать, что я истинная Владычица!
- Ну ладно. - Я забрала обратно свою руку и повернулась к остальным. - Завтракаем и едем? Зачем задерживаться в этом захолустье?
- Да-да, конечно, - засуетился Аринус. - Кто принесет Мэйведе завтрак?
- Я! - с горящими глазами тут же вызвался Турис.
- Благородный рыцарь не должен работать официантом, - бросила Диксерита. - Пусть Грю принесет Мэйведе завтрак.
- Моя не официант! - возмутился Грю. - Моя тролль!
- Тролль-официант, - примирительно сказала я, - Грю, пожалуйста, принеси мне завтрак!
- Хорошо, - пробасил тролль и направился за моим завтраком.
- Вот как надо решать конфликты, - улыбнулась я.
Мы выехали из деревни, и все ее жители вышли нас провожать. Вернее, провожали Туриса, Диксериту, Аринуса и Грю, а на меня вообще не обратили внимания. Спасители Эфирии, видимо, были личностями популярными (и чем они это заслужили?). Им рукоплескали и желали удачи.
Больше всего внимания досталось Турису. Девушки с горящими щеками и влюбленными глазами кидали ему букеты полевых цветов и свои платочки. Рыцарь вежливо махал им одной рукой; другой он обвивал мою талию. И когда взгляды девушек натыкались на эту руку, на мою талию и остальные части моего тела, выражение их лиц тут же менялось на разочарованно-завистливое.
Наконец мы покинули деревеньку и направились по тракту вперед, к Тир ан Эа. Нельзя сказать, что путешествие это было веселым. А если еще конкретней, то я чуть не заснула прямо в седле! Двигались мы не медленно, но и не быстро, как-то размеренно и чересчур спокойно. Впереди ехали Аринус и Диксерита, о чем-то оживленно переговариваясь. Рядом со мной и Турисом ехал Грю, молчаливый и спокойный, как и все вокруг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...