ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тонкие черты лица могли бы сделать парня привлекательным, если бы не змеиная улыбка, кривившая губы.
— Смешно, парень? — кивнул Святой в сторону машины «Скорой помощи», принимающей очередные носилки с раненым.
— Отнюдь, — спокойно ответил интеллигент. Он достал из кармана рубашки темно-коричневый футляр, извлек из него очки, надел и, словно увидев все четче и яснее, с удовлетворением произнес:
— Я понимаю, вы старший из карателей?
— Что-то ты перепутал. Это вы каратели, а мы спасатели! — хлестнул словами Святой.
— Спасатели? Ну нет! — В очках парень выглядел как соискатель степени кандидата наук, уголки его рта сползли к подбородку. — Вы, русские, всегда считали нас людьми второго сорта. Уничтожали наш народ! Заставляли подыхать на хлопковых полях! Настало время освободиться! И нам с вами не по пути! Уйдите по-хорошему! Мы создадим великое государство тюрок! Вы, русские, доведены коммунистами до нулевого состояния! Ваш единственный шанс — принять ислам!
— Это ты во имя будущего великого государства кромсаешь единоверцев? По велению Аллаха насилуешь девочек?
Над стариком надругались, следуя заповедям пророка? — Святой ударил «идеолога» по щеке раз, другой. Не в силах остановиться, он как заведенный хлестал по физиономии местного доктора Геббельса. — Словоблудия тебе мало, профессор?! Человечины захотелось!
Спецназовцы насилу оттащили от него командира. Свалившиеся очки хрустнули под подошвой солдатского сапога.
Пожилая киргизка брела между полыхающими домами, не узнавая родной улицы, сгибаясь в поясном поклоне перед каждым солдатом.
Глава 4
Помни о смерти, познай самого себя, ни за кого не ручайся…
Надпись на камне в Дельфийском храме Аполлона
Рекомендованный для дальнейшего прохождения службы в подразделения Генштаба, старший лейтенант Новиков отбыл в Москву.
Транспортник приземлился, грузно шлепнувшись на бетонку закрытого военного аэродрома, расположенного в ближнем Подмосковье. У трапа лейтенанта уже поджидал насупленный представитель Генштаба. Майор с изрытым оспинами лицом недовольно буркнул:
— Опаздываем, лейтенант! Быстро в машину!
Ни огрызаться, ни оправдываться Новиков не стал. Устроившись на заднем сиденье «Волги», он наслаждался неброскими пейзажами среднерусской полосы, по которым так скучал в горах и пустынях.
Десятый отдел Генерального штаба занимался вопросами экспорта советского оружия, подготовкой военных советников и обучением иностранных военнослужащих тактике партизанской войны. Служить в «десятке» было престижно и весьма выгодно с материальной стороны. Отправиться куда-нибудь военным советником означало обеспечить себя на долгие годы жизни.
Впрочем, о выгоде лейтенант не размышлял. Среди высоких потолков, деловито снующих людей, сверкающих надраенных полов и прочего великолепия боевой офицер, привыкший к спартанским условиям казармы или какого-нибудь сборного домика модульного типа, чувствовал себя не в своей тарелке.
Хмурый майор пошушукался с дежурным, передал сопроводительные бумаги и сухо бросил:
— Новиков, еле дуйте за дежурным.
Старлея вели по бесконечным коридорам Генерального штаба. Сопровождающий был молчалив, но приветлив. Он то и дело оборачивался и ободряюще улыбался:
— Сюда, пожалуйста!
Дверь отворилась. Маленький кабинет. Ничего лишнего: обязательный портрет, стол, несколько стульев у стены, пепельница под хрусталь на втором столике с придвинутыми двумя креслами.
Сопровождающий вышел, и Новиков остался один. Устроившись в кресле, он поправил узел галстука, одернул мундир. Мелодичный звон боевых наград нарушил тишину.
Ждать пришлось недолго. Грузный генерал-майор с нездоровым, отекшим лицом и старый знакомый Банников с погонами полковника на плечах, переговариваясь между собой, вошли в кабинет.
— Товарищ генерал, — обращаясь к старшему по званию, начал Виктор, — старший лейтенант Новиков…
— Садись! — остановил его генерал. — В кресло садись!
Сам он устроился за столом, предложил сигареты:
— Кури, лейтенант. Отвык небось от приличного курева-то?
Курево было поистине генеральским: «Данхил», лучшие сигареты в мире, как без излишней скромности заявлял поставщик английской королевы.
— Спасибо. После пайковых «Охотничьих» мне надо всю пачку выкурить, чтобы накуриться, — отказался Новиков.
— «Болотная смерть», — усмехнулся генерал. — Я ими сердце посадил. Из какой гадости их делают? «Планом» в Афгане не увлекался? — задал неприятный вопрос генерал-майор.
— Некогда было! — нахмурился Виктор.
— Расслабься, Новиков. Не напрягайся. Наркотиками особый отдел и военная прокуратура занимаются, — успокаивающе улыбнулся собеседник. — Проблема, понимаешь ли, новая возникла. Попривыкали к разной дури в Афганистане. Завели моду обкуриваться перед рейдами… — Обвислые щеки генерала дрогнули, и желваки заплясали на скулах.
«Что ты знаешь, штабная крыса, про рейды! Когда спишь на камнях и задыхаешься от недостатка воздуха в высокогорье, когда идешь по размолоченному артиллерией кишлаку и ноги твои скользят на кусках человеческого мяса, когда силы на исходе, а нервы сдают, тогда закуришь. Все закуришь: анашу, гашиш… Кто тебе дал право осуждать сломавшихся на этой войне людей?»
— Ишь, нахохлился! — заметил раздраженность лейтенанта собеседник. — Тебе ответственное дело поручить собираются. Отвечай на вопросы, а чувства оставь при себе.
Значит, наркотики не употреблял?
— Нет…
— Командовал взводом, заменял командира роты?
— Так точно…
— Написал рапорт о направлении в Афганистан, хотя служил в неплохом месте?
— Написал! — с вызовом ответил Виктор, не понимая, к чему клонит хозяин кабинета. — Жир нагуливать по спокойным гарнизонам скучным показалось.
— С гонором лейтенант! — обернулся генерал к Банникову. — Самоуверенный!
Тот угодливо поддакнул.
— Распорядись принести нам чайку! — отослал хозяин кабинета своего порученца. — Тебя характеризуют как исключительно храброго, решительного офицера. Рекомендации командования однозначно положительные. Почему?
— Совершенными бывают только негодяи и сыновья генералов…
— Смело!
— У простого офицера, как и у любого человека, есть слабости, недостатки…
— И какие же они у тебя?
— Одна из моих главных жизненных заповедей, товарищ генерал, не открывать никому своих слабых мест.
— Ловко! — захохотал собеседник. — Держишь, лейтенант, глухую оборону. Молодец! Ну да ладно. Все мы были молодыми и горячими. Потом прыти поубавилось… Теперь давай ближе к делу. — Генерал явно хотел перевести беседу в непринужденное русло. — Ситуация в армии и стране очень сложная. Скрывать не стану, наше руководство, — он поднял глаза на портрет, — проводит рискованный эксперимент над обществом, страной и, конечно же, армией. Я по долгу службы занимаюсь связями с нашими союзниками в странах «третьего мира». Ближний Восток, Африка, Латинская Америка. Лекцию о международном положении читать тебе не стану, но скажу: позиции мы свои сдаем!.. А ты не стесняйся, задавай вопросы! — по-отечески ласково произнес генерал. — Политики могут болтать все, что угодно, о новом мышлении, перестройке, конверсии. Работа у них такая — языками молоть. Мы же обязаны сохранять величие державы, оберегать безопасность страны! Мы, профессиональные разведчики, лучше других видим надвигающуюся катастрофу. Мир построен на противоборстве двух сверхдержав.
Одна половина этого мира принадлежит нам!
Генерал впал в словесный экстаз. Его губы дергались, как от нервного тика. Генералу хотелось выговориться, а Новиков на стукача был совсем не похож.
— На Западе молятся на эту перестройку! А как же, им только этого и надо! Где мы отступаем, приходят американцы со своей финансовой и военной помощью… Чего молчишь, лейтенант?
— Извините, я слабо разбираюсь в этом, — вывернулся Новиков. — Знаете, как говорят солдаты: политику не хаваю!
Вернулся полковник в сопровождении ефрейтора с подносом, на котором стояли стаканы в пластмассовых подстаканниках и корзиночка с печеньем.
— Знатно, чайком побалуемся! — вновь вошел в образ добродушного простачка-хозяина генерал. Прихлебывая чай, он бросал испытующие взгляды на лейтенанта.
Виктора начинало подташнивать от беседы, смахивающей на допрос.
В разговор вступил и Банников, задавший нелепый вопрос:
— Спортом занимаетесь?
— Ага, бегом с препятствиями и дополнительными нагрузками…
— Лейтенант у нас шутник! — пояснил генерал. — За словом в карман не лезет!
Полковник, желая проявить служебное рвение, отреагировал резко:
— Что за расхлябанность, лейтенант! Что за панибратский тон в беседе со старшими по званию! Вы в Генеральном штабе находитесь — в святая святых наших Вооруженных Сил. С вами сам генерал-майор разговаривает!
— Хорош, Петр Михайлович! Налетел на парня, — оборвал своего помощника генерал. — Он офицер боевой, не чета нам — бумагомарателям, тараканам кабинетным. Смерти в глаза смотрел, ранения имеет. Звания свои и награды получал на поле брани, а ты его криком испугать пытаешься! — Генерал грузно поднялся, подошел к полковнику и, буравя его взглядом, отчеканил:
— На крик десантуру не возьмешь, Петр Михайлович. Иди, посмотри личное дело лейтенанта, подготовь все…
Брезгливо-надменное лицо полковника покрылось красными пятнами. Генерал задел чувствительную струну подчиненного, и обида не могла не отразиться на физиономии Банникова.
— Разрешите идти? — вскинул подбородок полковник.
— Шуруй! — не по-уставному распорядился генерал.
У Новикова осталось чувство, что весь этот спектакль был разыгран специально для него. Вот только зачем? Почему генерал устраивает дешевый балаган вместо того, чтобы отдать четкий приказ и потребовать выполнения задания?
Неспокойное время наложило свою печать и на высшие чины. Генералы стали суетливыми, полковники дергаными и неспокойными. Бремя проигранной войны, неясное будущее, планируемое сокращение армии давили на людей с большими звездами.
— Биография у тебя безупречная. Послужной список отличный. Медицинских противопоказаний нет. — Генералмайор с видимым наслаждением затянулся ароматным дымом и посмотрел на раззолоченное произведение английских табачных мастеров. — Наглости тоже хватает!
Новиков попытался возразить, но генерал остановил его властным взмахом руки:
— Молчи! Пошутили, и хватит. Ты переходишь под мое командование. Служить будешь в системе военной разведки.
Второму управлению ГРУ нужны кадры. Молодых, толковых, преданных офицеров, проверенных в боевых условиях, не так уж много… — Генерал мерил кабинет широкими шагами и продолжал:
— Мне нужны люди, способные самостоятельно мыслить, быстро принимать решения, люди, умеющие рисковать. Это качества врожденные. Ни одно учебное заведение не может привить их. Выдающиеся командиры Красной Армии ничего не заканчивали. Фрунзе из семьи военного фельдшера, первую мировую прослужил в нижних чинах, в гражданскую командовал фронтами, разгромил Врангеля и захватил Крым. Жуков не проиграл ни одного сражения!.. Люди такого склада решали судьбы мира!
"Что за бред он несет! К чему клонит? Замороченный народ эти гэрэушники. Посвихивали мозги на шпионаже.
В спецназ он меня, что ли, вербует?.." — думал Виктор во время этой тирады.
— Товарищ старший лейтенант! — Голос генерала зазвучал официально. — Мы отобрали вас для работы в нашем учебном центре. Вы будете инструктором группы иностранцев. В ваши обязанности входит следующее: осуществлять общее руководство курсантами, поддерживать надлежащий уровень дисциплины, соблюдать режим изоляции и не допускать никаких эксцессов. Сразу предупреждаю, — генерал назидательно приподнял брови, — контингент специфический. Надо обламывать, но аккуратно, чтобы не вызвать неприязни ко всему советскому. Если курсанты станут тихо ненавидеть вас — ничего страшного…
— Кто они? — спросил Новиков и почувствовал, как язык прилип к гортани.
— Наши друзья. Представители национально-освободительных движений…
— Я офицер-десантник, товарищ генерал-майор. Готовить диверсантов не моя специальность!
— Оставьте чистоплюйство для дам, старлей!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...