ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Святой надеялся дотянуть до того мгновения, когда генерал лишится винтокрылой кредитной карточки, не дождавшись, чтобы «Черная акула» превратилась в шестизначный банковский счет. Они с Колькой успели засунуть в нее начинку, да и координаты сухогруза центру тоже теперь известны.
— А вот и он! — Дверь каюты раскрылась, и капитан «Сокола» шагнул навстречу появившемуся на пороге человеку. — Расслабься, Петр Михайлович, возможно, приятель моего друга сможет нам помочь?
— Хотелось бы верить, — без особого энтузиазма сказал генерал. От перевозбуждения у него прихватило сердце. Банников трясущимися руками вылавливал из тубы похожие на заячий помет таблетки нитроглицерина.
— Сможешь управлять вертолетом? — спросил он вошедшего.
— Да! — коротко ответил тот.
Услышав голос Новикова, Святой напрягся и полоснул лезвием ножа веревку. Новиков стоял посередине комнаты, казалось, не замечая Святого, сухо и четко отвечал на вопросы.
Проглотив порцию лекарства, Петр Михайлович заметно успокоился и снова превратился в отставного вояку.
Произошло то, что и предсказывал Святой: Банников не узнал Виктора. Интерес генерала к особе бывшего зека объяснялся острой необходимостью запустить вертолет. «Черную акулу» успели извлечь из чрева трюма, и она гордо возвышалась над палубой, распахнув хищные щупальца лопастей.
— Тютюнник говорил, что до тюрьмы ты воевал в Афгане. — Капитан протянул начатую пачку «Мальборо».
Виктор взял сигарету, но курить не стал.
— Узнаю лагерные привычки, — одобрительно хмыкнул капитан. — Только на воле одними заначками не проживешь… Сделаешь то, о чем просим, — заработаешь хорошие деньги. С возвращением назад проблем не будет…
— Я согласен, — ответил Виктор.
— Тогда иди принимай машину!
— Не надо! — прохрипел из последних сил Святой. — Генерал, не делай этого. Я знаю, тебе плевать на честь мундира и всякое остальное. Но ведь есть что-то в этой жизни, что нельзя продать?!
— Нет! — усмехнулся Банников. — Все в жизни продается и покупается.
— А вот, кажется, и они! — заметил капитан, увидев несколько черных точек на горизонте, движущихся по направлению к «Соколу». — Давай, Новиков, полезай в кабину!
При этих словах Банников вздрогнул, словно порезавшись бритвой, но Виктор уже вышел в коридор.
— Как ты его назвал? — переспросил генерал.
— Новиков.
Капитан, не отрываясь, следил в бинокль за тремя корейскими «КА-25».
— Тоже наши вертолеты, правда, классом пониже…
На Петра Михайловича страшно было смотреть. Он вскочил, потом снова сел, опять вскочил. На его щеках высыпали багровые пятна, отчего лицо его стало похоже на стратегическую карту Генерального штаба.
— Останови его! — завопил бывший генерал. — Останови его, пока не поздно!
Святой не терял времени. Освободившись от веревок, он двинул Банникова в челюсть, отчего тот свалился вместе со стулом на пол.
— Черт! — только и успел крикнуть капитан сухогруза, обернувшись на шум.
Святой запустил в него стулом. Капитан на секунду замешкался и оступился.
Банников вскочил быстрее, чем предполагал Святой. Генерал бросился на Дмитрия молча, с перекошенным от ненависти ртом. У Святого был нож, но он не успел им воспользоваться.
Святой еще не пришел в себя от побоев. Обычно послушное тело налилось свинцовой тяжестью, стало чужим и неповоротливым.
Однако ответный удар получился что надо. Святой крепко схватил правую руку генерала и, не выпуская ее, провел короткий левый выпад в солнечное сплетение. Банников тут же обмяк, как воздушный шар, из которого выпустили воздух.
Сзади на Святого прыгнул капитан и стал душить. Дмитрий легко перебросил его через плечо. Тот вскрикнул и приземлился на четвереньки рядом с входной дверью. Банников завис в двух шагах от него, согнувшись пополам и глотая воздух широко открытым ртом.
Внезапно в дверях возник знакомый Святому по встрече возле радиорубки верзила в красной шапочке. Дмитрий нагнулся за ножом. Оружие несчастного Шуры пришлось очень кстати, потому что матрос держал в руках дробовик.
Нож попал прямо в горло. Шапочка слетела с головы матроса. Он издал короткий, похожий на жалобное блеяние звук. Кровь брызнула из перерезанной артерии, и верзила распластался у порога.
Святой поднял дробовик и направил на Банникова.
— Все еще считаешь, что я не смогу вам помешать? — спросил он.
— Меньше чем через полчаса здесь будут корейские сторожевики!
Генерал кивнул в сторону моря.
— Ты столько не проживешь, — заметил Святой.
— Брось ствол! — тихо сказал капитан. В руке у него был «Макаров».
Святой обернулся на голос и выстрелил. Капитана отбросило в противоположный угол. Он медленно оседал вниз по стене, оставляя за собой широкую кровавую полосу.
— Идем! — приказал Святой.
— Что ты собираешься делать? — поинтересовался генерал.
— Мы спустимся в радиорубку, и ты убедишь своих корейских друзей вернуться.
— И не подумаю.
Ствол дробовика уперся генералу в переносицу.
— Придется.
Вдруг из-за штурманской будки выскочил матрос, высоко над головой он держал пожарный топор. Святой нажал на курок. Раздался глухой хлопок, и лицо нападавшего превратилось в кровавое месиво.
— Вперед! — приказал бывший спецназовец. Оружие опять смотрело в сторону Банникова. Отставной генерал не шелохнулся.
— Я сказал: вперед! — повторил Святой.
— С какой стати?
— Я тебя все равно пристрелю. Так что выбирай, когда: раньше или позже.
— Стреляй! — согласился Банников. — Только, похоже, ничего у тебя не выйдет. Оружие ведь надо иногда перезаряжать.
В это мгновение ударила автоматная очередь. Долговязый матрос палил из «Калашникова».
— Убей его! — закричал Банников.
Отбросив в сторону ставший ненужным дробовик. Святой побежал. Пули вгрызались в палубу в нескольких сантиметрах от него, смертоносным шлейфом вычерчивая путь отступления. Он бежал, как спортсмен на стометровке, и судорожно искал взглядом спасительное укрытие.
— Размажь эту падлу! — визжал Банников, захлебываясь собственной слюной. — Убей его!
Вслед за первым матросом появился второй, теперь они соревновались в стрельбе по движущейся мишени.
Внезапно над палубой сухогруза пронеслась хищная тень.
Вертолет на мгновение завис над «Соколом» и вдруг, развернувшись, дал длинную очередь вдоль борта судна. Словно метелица закружились над палубой щепки и куски брезента от спасательных ботов. Но Новиков еще только пристреливался.
Страшная — с вытянутым свиным рылом и бородавкой локационной станции над кабиной — машина на самом деле оказалась ручной и послушной каждому движению пилота.
Виктор положил ее чуть влево.
— Сейчас, Святой, — шептали пересохшие от напряжения губы. — Потерпи, не гони меня.
Из пушечного контейнера на внешней подвеске в унисон рявкнули два ствола и вдруг затараторили без умолку, отбивая смертельную чечетку. Им вторили пушки с противоположного крыла.
Огненный шквал захлестнул судно, выворачивая наизнанку все, что попадалось ему на пути. Мелкокалиберные снаряды вырывали куски металла с непостижимой даже для видавшего виды Новикова легкостью. Словно выпущенный на свободу джинн, вертолет мстил за свое заточение. Винты лопастей с ревом рассекали воздух, очерчивая в небе нечто похожее на петлю удавки. Тридцатимиллиметровые пушки «2А-42» с боекомплектом почти в пятьсот бронебойных снарядов служили Виктору карающей дланью.
Медленно скользя над сухогрузом, он выжигал путь на палубе «Сокола», вплетая в бисер пушечных уколов надрывистый лай бортового пулемета. Всякий, на кого ложилась тяжелая свинцовая печать, валился замертво.
Святой успел заметить, как рухнула подсеченная под корень антенная мачта, похоронив под собой долговязого матроса. Следом полетели клочья кожухов вентиляторов.
— Остановись! — кричал Святой, тщетно пытаясь вернуть Новикова. — Там мина!
Мина должна была стать их с Колей прощальным сюрпризом для бывшего генерала. Отсюда и спокойствие, с которым Святой ждал своей участи в каюте у Банникова. «Черная акула» все равно не досталась бы генералу.
Но Виктора охватил азарт. Сладкое, ни с чем не сравнимое чувство мести на мгновение заглушило душевную боль.
Он и сам уже не знал, за кого мстил: за себя, за оставшегося лежать на дне трюма Серегина или, может быть, за тех парней, что погибли и кому еще суждено было погибнуть в бесконечных больших и малых войнах жестокосердной Родины.
Новиков до боли в пальцах нажимал на кнопку пуска, а видел перед собой багровые от заходящего солнца долины Афганистана и слышал затихающий рокот автоматной пальбы на неприступных перевалах.
— Еще чуть-чуть, Святой! — повторял он в исступлении — Чуть-чуть!
Языки пламени уже подступали к иссеченной пулеметными очередями капитанской рубке, когда из густой пелены дыма вынырнула фигура Банникова и метнулась по направлению к открытому люку.
«Черная акула», словно маятник, подвешенный на невидимой нити, тут же качнулась вправо, зловеще поводя пушечными стволами. В следующую секунду искореженная крышка люка слетела с петель. Генерал стал медленно пятиться, с ужасом выпучив глаза на надвигающуюся на него разъяренную машину. Новиков не спешил. Он хотел до конца насладиться выпавшим на его долю правом вершить последний суд.
— Приговариваю тебя к высшей мере! Приговор обжалованию не подлежит! — проговорил Виктор, до упора выжимая кнопку пуска.
Отрывисто рявкнул пулемет. Генерал Банников вздрогнул, подпрыгнул, покрываясь багровыми оспинами, и, словно набитая опилками марионетка, рухнул в объятия пламени. Одежда на нем вспыхнула, надулась огненными пузырями, подхваченными воздушными вихрями от бешено вращающихся лопастей вертолета.
— Пронесло! — облегченно вздохнул Святой при виде застывшего в нескольких метрах над палубой вертолета. — Мина не сработала!
Но стоило ему это произнести, как «Черная акула» вспыхнула, превратилась в огненный шар и спустя мгновение погрузилась у борта сухогруза в море.
Пораженный Святой сделал несколько шагов к поручням, скользя взглядом по воде, и внезапно замер, глядя на приближающиеся к «Соколу» четыре белые полосы, рассекающие волны.
* * *
— Расстояние пять тысяч семьсот метров, — сообщил мичман.
Помощник капитана вычислял решение торпедной атаки.
— Приготовиться к огню! — отдал приказание капитан.
Четыре из шести торпедных футляров, находившихся на носу «Ушакова», были затоплены, а наружные торпедные люки открыты и готовы к бою.
— Проверить огневое решение, — скомандовал Гой.
— Решение подтверждено, товарищ капитан.
— Огонь!..
«Ушаков» задрожал всем корпусом. Четыре торпеды с небольшим интервалом пошли к цели.
* * *
Американский бомбардировщик «Би-1-би» вышел на цель в 7.15. Кроме полного запаса топлива, он нес четыре ракеты с обедненным ураном. Все остальные ракетные гнезда были заняты баками с горючим. В задачу бомбардировщика входило обнаружение российского сухогруза «Сокол», направляющегося в Пусан. Вторая часть задания была определена не столь четко.
Для слежения за судном вполне хватило бы сателлита радарного наблюдения, иначе говоря — спутника-шпиона.
В зависимости от обстановки бомбардировщик, оснащенный средствами электронного обслуживания, годился для радиолокационной охоты на субмарины, но не на сухогрузы!
Это было бы похоже на добывание золота из морской воды: теоретически осуществимо, но результаты не окупают вложенных средств. А значит, вполне возможно, ракеты на этот раз являлись не простым балластом.
Вел самолет капитан Джон Кеннинг, выходец из Техаса.
Он родился в том году, когда в столице его штата Далласе был убит президент Кеннеди.
Почти час на корабле не происходило ничего подозрительного, не считая того, что «Сокол», явно вопреки первоначальному курсу, взял большой крен на запад и быстро приближался к территориальным водам КНДР. А вскоре по-, явилась и парочка северокорейских «КА-25», направлявшихся к сухогрузу.
Последняя новость вызвала в центре переполох. Командование Тихоокеанским флотом вместе с разведывательным управлением Министерства обороны США в экстренном порядке связалось с представителем президента для подтверждения дальнейших действий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
 Брэкетт Ли Дуглас 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Раджниш Бхагаван Шри - Дао - путь без пути - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Саймак Клиффорд Дональд - Призрак Модели Т - читать книгу онлайн