ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Возле некоторых из них красовались закорючки, похожие на египетские иероглифы. Таким шифрованным письмом отмокающий в ванне ловелас помечал интимные особенности своих многочисленных приятельниц, не надеясь на память.
Страница с телефоном Скуридина была жирно перечеркнута крест-накрест фиолетовой губной помадой. С трудом разобрав цифры. Святой снял трубку японского радиотелефона. Лия любила звонить подругам с кухни и поэтому оставляла аппарат на холодильнике.
Кнопки под пальцами Святого попискивали, словно угодившие в мышеловку грызуны. В записной книжке было два номера: квартирный и мобильник, установленный в машине. Святой решил попробовать дозвониться по второму, рассудив, что мафиози и деловых людей проще поймать на колесах.
Трубка отозвалась гробовой тишиной, но перед набором номера раздался щелчок, заставивший Святого насторожиться. В центре подготовки частей спецназа их обучали вешать «уши» — подслушивающие устройства на телефонные коммуникации противника, учили и методам противодействия. Щелчок — верный признак подключения «слухача» к линии. Но московская квартира слабо походила на фронтовой блиндаж.
Квартирный номер ответил:
— Алле, вас слушают.
Голос был незнакомым.
— Скуридин, это ты? — начал Святой без всяких церемоний.
— Кто его спрашивает? — вкрадчиво спросил неизвестный.
— Будьте так любезны, пригласите к телефону Владика! — не называя себя, настаивал Святой.
Неожиданно его ладони вспотели, и произведение хитроумных дизайнеров чуть не упало на пол.
— Скуридина? — переспросил невидимка с противоположного конца провода.
— Слушайте, не валяйте дурака! — рявкнул Святой так, что мембрана телефонного микрофона выгнулась дугой. — Мне нужен Владик. Немедленно! Понятно?
Трубка замолчала.
«А чтоб тебя! — мысленно выругался Святой. — Компания у Скуридина та еще. Наверняка какой-нибудь умственно недоразвитый амбал для наездов на коммерческие ларьки. Небось и слов-то знает „блин“ да „в натуре“, ну и матерные еще».
Пауза сменилась серией звуковых сигналов, словно к телефону присоединили детскую игровую приставку. Кто-то еще выходил на линию.
— Дмитрий Николаевич? — спросил другой голос властным прокурорским тоном.
— С кем я разговариваю? — просипел Святой. — Откуда вам известно мое имя?
Невидимый собеседник не стал произносить банальных фраз, а сразу взял быка за рога. Он отчеканил:
— Капитан Федеральной службы безопасности Лапин.
Дмитрий Николаевич, оставайтесь на месте. Через полчаса за вами приедет машина, бежевая «девятка». — Капитан назвал номер. — Можете подождать у подъезда.
— Капитан… — потерянно протянул Святой, чувствуя, как одеревеневший язык царапает небо, — какая машина?
— Бежевая «девятка», — бесстрастно повторил тот.
— А собственно…
— Извините! — вежливо, но твердо прервал его офицер ФСБ. — Я не уполномочен отвечать на вопросы. Пожалуйста, не создавайте дополнительных проблем наружному наблюдению, не предпринимайте необдуманных действий. — Голос эфэсбэшника смягчился. — Советую принять грамм пятьдесят водки. Тонизирует и нервы успокаивает.
Линия разъединилась, а Святой продолжал вслушиваться в короткие гудки. Затем он встал, допил коньяк из горлышка, дабы не осквернить Лиин музей хрусталя и фарфора, подошел к стене и, размахнувшись, саданул в нее кулаком.
Звук удара глухим эхом прокатился по квартире.
Мокрый Серегин, вынырнувший из ванны, ошалело смотрел, как его командир боксирует со стенкой.
* * *
Длинный коридор, по которому вели Святого и Николая, предваряла табличка: «Проход по этой линии воспрещен». Провожатые — поджарые парни с незапоминающейся внешностью, одетые в отлично сшитые костюмы, — предупредительно подсказывали:
— Поверните налево… Прямо… Сейчас свернем налево…
Осторожно, не оступитесь, здесь порожек.
— Гуманисты, — отчетливо произнес Серегин, стараясь вызвать ответную реакцию у парней, но они оставались железобетонно невозмутимыми.
В голове у Святого был настоящий сумбур.
«Если это не арест, то что? Водитель и напарник козыряли удостоверениями ФСБ, за нами велось наружное наблюдение… Как там — „вы под колпаком у Мюллера“… Куда привезли? Черт, ребята знали каждый наш шаг»!
Двери в коридоре были помечены только номерами, никаких фамилий, званий, должностей.
"Объект режимный, строго секретный. Пять раз проверяли документы, видеокамеры визуального слежения на каждом углу, вышколенная охрана, — профессиональным взглядом спецназовца подмечал Святой. — Оружие у охранников новое, похожее на израильский «узи»… Серьезная контора…
Сколько же КПП было на въезде? Порастерял навыки…"
Просторный кабинет, освещенный лучами летнего солнца, был пуст. Непритязательная, без излишеств, обстановка, по-видимому, должна была настраивать посетителей на деловой лад. Вдоль стен вытянулись пластиковые стеллажи под мореный дуб, заставленные рядами книг. Ближе к окну стоял самый обычный канцелярский стол с придвинутым стулом. На стене в тонкой металлической раме висела репродукция с березками и церковью — типичный ширпотреб с Арбата или с Измайловского вернисажа. Паркетный пол был устлан зеленой ковровой дорожкой.
— Присаживайтесь! — Провожатый Святого отодвинул стул от стола. — А вы, пожалуйста, пройдите с нами! — Кончиками пальцев он прикоснулся к локтю Серегина.
Того передернуло, как от удара током.
— Обязательно, что ли, нас разделять? — спросил Николай и метнул на своего Вергилия гневный взгляд.
— Пожалуйста, пройдемте! — настаивал тот.
От их казенной вежливости Святого подташнивало. Она была искусственной, какой-то резиновой.
Неугомонный Николай даже в такой непонятной ситуации за словом в карман не полез.
— Узнаю наследников Железного Феликса! — Он растянул губы в ядовитой улыбке. — Архипелаг ГУЛАГ остался целеньким и в новой, демократической России. Ну как, будем вызывать духа Лаврентия Павловича?
Сотрудники секретного учреждения переглянулись, и один, с лицом интеллигента, имеющего стопку дипломов о высшем образовании, не выбирая выражений, одернул шутника:
— Шуруй куда сказали, придурок! Это тебе не цирк, это Ясенево!
Обмолвившийся покосился на Святого. Он был исполнителем, и лишнего ему говорить не полагалось. Святой сидел, как аршин проглотил. Ни единый мускул не дрогнул на его лице.
"Ясенево — штаб-квартира Первого Главного управления Комитета госбезопасности Как они теперь называются?
Служба внешней разведки, кажется… Так вот куда, ребята, вы нас притаранили, — слова воровского жаргона сами по себе вплетались в мятущиеся мысли Святого. — К чему такая честь? Скромная персона находящегося в федеральном розыске преступника в святая святых разведывательного центра… Вербовать меня собрались?! Послужить Отечеству будут призывать… Попали мы из огня да в полымя…"
Серегин и его почетный эскорт покинули кабинет. Святой остался один.
"Так-так-так… Ясенево… — Святой барабанил пальцами по столу. Его одиночество затянулось. — В Афган или Чечню, может, обратно отправят… Соглашусь, ей-богу, соглашусь! Постой, а с кем ты там воевать собрался? Войска вывели… Тьфу, бред какой-то в голову лезет! Что же они меня маринуют?! Час штаны протираю, и никого нет. Где в ПГУ учебка была? Балашиха.., точно… Балашихинский учебный комплекс восьмого отдела управления "С"…"
— Товарищ Рогожин, проснитесь! — раздался над ухом требовательный голос.
От неожиданности Святой вскочил.
— Прикемарил минутку! Разморило на солнце! — виновато улыбнулся Святой.
Так же открыто улыбнулся холеный мужчина с аккуратным пробором, разделяющим светлые редеющие волосы, зализанные на висках. Переносицу мужчины перечеркивала розовая бороздка — след от очков. Запах дорогого одеколона приятно защекотал ноздри.
— Давайте знакомиться, Дмитрий Николаевич… — сказал представительный господин и улыбнулся еще шире.
— Я вижу, мне представляться незачем! Фамилия моя вам известна, как, впрочем, наверняка и подробная биография, вплоть до цвета кала в раннем детстве!
— К чему, Дмитрий Николаевич, плоский юмор! Похохмим после работы! Вы уже догадались, где находитесь?
— Примерно…
— Я определю ваше местонахождение предельно точно — центральный комплекс Ясенево Службы внешней разведки России, кабинет начальника управления… Хотя моя должность вам мало что объяснит.
Святой отреагировал без энтузиазма:
— Раньше ваша «фирма» называлась Первым управлением… Хм… Многое переменилось на Руси. Послушайте, к вам все-таки как обращаться?
— Генерал-майор Федченко Матвей Федорович, — отрекомендовался полководец невидимого фронта. — Надеюсь, Дмитрий Николаевич, мы найдем с вами общий язык. Кстати! — Он повел рукой, освобождая из-под манжета белой рубашки массивные часы. — Пора пообедать! Большие дела на пустой желудок начинать негоже!
Генерал опять приклеил к своему лицу бодрую голливудскую улыбку, но темные круги под глазами свидетельствовали о бессонных ночах и хронической усталости.
С подносом, прикрытым накрахмаленной салфеткой, в кабинет вошла женщина, одетая до безобразия безвкусно.
Растянутый свитер из ангорки ярко-оранжевого, апельсинового цвета был весь в скатавшихся шариках шерсти. Тощая шея торчала из широкого ворота, к которому была приколота рыночная пластмассовая брошка.
Нагибаясь, чтобы снять с подноса посуду и поставить ее на стол, женщина коснулась волосами щеки Святого. Она не отпрянула, как сделала бы на ее месте любая другая, а продолжала громоздить пластмассовые одноразовые тарелки, стаканы, бутылки с минеральной водой. Святой попытался деликатно отодвинуться, но она не обращала на это внимания.
— Наташа, спасибо! Мы сами справимся, — отпустил неловкую и несимпатичную сотрудницу генерал. — Кухня у нас средняя, — продолжал он, срывая фольгу с запечатанных судков. — Полуфабрикаты разогреты в микроволновке, буфетная стряпня. На приличную столовку наскрести не можем. Это наша-то контора! Гостили американцы, так не поверите, у председателя комиссии конгресса по разведке чуть заворот кишок не случился после нашего ленча! А мы ничего, едим и нахваливаем!
Федченко заливисто расхохотался, теребя пакетик с дешевым одноразовым столовым набором.
— Ну-с, приступим к трапезе! — потер ладони хозяин кабинета и распотрошил целлофановую упаковку. — Да вы наворачивайте, Дмитрий Николаевич. Голод — плохой советчик, а у меня к вам… — Матвей Федорович запнулся, не решаясь назвать свое предложение заманчивым. — В общем, разговор у нас будет долгим и серьезным.
Еда Святому показалась абсолютно безвкусной. Он через силу глотал стандартный набор, а в голове вертелась крылатая кинофраза: «Какая гадость эта ваша заливная рыба». Затем мысли перешли на хозяина кабинета: "Лопаешь ты, Матвей Федорович, неаккуратно, все на подбородке остается! Неужели в славном краснознаменном институте имени вашего шефа и третьего с конца генсека этикету не учили?
Как же ты не засветился на светском приеме где-нибудь в Лос-Анджелесе или Лондоне, ведь вкушаешь пищу, точно изголодавшаяся колхозная хавронья. — Святой не мог преодолеть неприязни к этому жующему человеку, бесцеремонно вторгающемуся в его жизнь, говорящему многозначительными намеками, улыбающемуся фальшивой улыбкой бездарного провинциального актера. — Какую работенку припасли вы для меня? Что станет платой? Реабилитация, как при Хрущеве? Бюст на родине героя? Ну и взгляд у тебя, генерал! Как у того боярина из анекдота, что якобы изобрел рентген. Но мою шкуру им не просветить, задубела она в Афгане и Чечне, в тюрьме и психушке. Любите, ох любите вы жар чужими руками загребать! Напортачили вы где-то, ребята, по-крупному, вот и понадобился разгребатель грязи.
Что же, я кандидатура подходящая. Мирных профессий не имею. В биографии армия, война да зона. Подходящий экземпляр… До дыр, наверное, мое досье зачитал, шероховатости выискивал. Знаете, Джеймсы Бонды ясеневские, на патриотических струнах сейчас не разыграешься, полопались они в душах многих, порвали их скоты типа Банникова".
— Дмитрий Николаевич, вы абсолютно правы, что сердитесь на меня! — внезапно произнес Федченко, словно и впрямь насквозь его видел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
 Чапек Карел - Гордубал 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Монинг Карен Мари - Горец - 5. Тёмный горец - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Булычев Кир - Гусляр-2000 -. Шкурка времени - читать книгу онлайн