ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ее вдруг охватило желание дотронуться до Рафа, проследить каждую жилку, каждый бугорок на его теле, опять познать волнующую мужскую сущность.
Она закрыла глаза, но Раф не исчезал, она по-прежнему видела его: солнечные лучи скользили по его коже, ласкали, ярким пламенем отражались в его глазах и будоражили ее кровь.
— Алана? — Голос Рафа звучал заботливо.
— Ты прав, — дрогнувшим голосом произнесла она. — Я уже давно не высыпаюсь.
Раф смотрел, как она вытянулась на брезенте, ее щека лежала на рубашке, из которой он сделал подушку. Он бы с большим удовольствием положил ее голову на колени, но боялся предложить, опасаясь, что прямая спокойная линия губ вдруг исказится от напряжения и страха.
И все же в какое-то мгновение, когда Алана взглянула на Рафа так, будто видела впервые, в нем шевельнулась надежда…
— Лучше? — спросил он, наблюдая, как ее тело расслабилось и она ровно, глубоко задышала.
— Да.
— Тогда спи, мой цветочек. Я здесь, рядом. — Алана вздохнула и почувствовала, как проваливается в глубокий сон, где ее больше не поджидают кошмары.
10
Когда Алана проснулась, солнце уже миновало полуденную отметку. Сонно повернувшись на другой бок, она вдруг осознала, что находится в одиночестве.
— Раф?
Никто не ответил.
Женщина села и огляделась вокруг. Сквозь листву вечнозеленых деревьев и осин она увидела Рафа, ярко выделяющегося на фоне голубой воды. Он нашел еще один каменный уступ, который спускался прямо к озеру, и стоял на краю гранитного утеса.
В руках у него была удочка, леска описывала изящную дугу на фоне ясного неба.
Какое-то время Алана наблюдала за Рафом, очарованная его мужской привлекательностью и мгновением, когда леска беззвучно пошла вниз, чтобы лечь на неподвижную водную поверхность.
К сожалению, Алана не могла видеть, как леска коснулась водной глади, — ей мешали деревья.
Она встала и направилась к берегу, потом поняла, что как только Раф увидит ее, то наверняка прекратит ловить рыбу и начнет опять обучать ее. Она была к этому не готова, слишком расслабилась, слишком успокоилась и даже разленилась, чтобы браться за какое-либо дело, требующее сосредоточенности.
Единственное, чего ей действительно хотелось, это спокойно сидеть и наблюдать за Рафом и стремительным полетом лески на фоне высокого неба.
Алана посмотрела назад, вниз, вдоль берега озера, где они с Рафом были до этого. Но не обнаружила такого места, откуда могла бы наблюдать за ним.
Она перевела взгляд влево, к водопаду, белой массой низвергавшемуся вниз по скалам, потемневшим от воды. Раф стоял спиной к водопаду, лицо его было обращено к озеру и рыбацким хижинам. Такое местоположение обеспечивало ему пространство в сотню футов перед удочкой и такое же позади, без каких-либо препятствий, что могли помешать полету лески.
И он умело использовал каждый дюйм этого двухсотфутового пространства.
Приподнявшись на цыпочки, Алана внимательно наблюдала за Рафом сквозь изогнутые ветром ветви ели, с замиранием сердца следила, как постоянно увеличивается описываемая леской дуга, как бесшумно она растягивается, словно по мановению волшебной палочки. Движения рук Рафа были строго скоординированы: левой рукой он отматывал с катушки леску, буквально подбрасывая ее вверх через направляющее приспособление, в то время как его правая рука двигалась ритмично, направляя энергию по всей длине удочки.
— Как это у тебя получается? — произнесла вслух Алана, зная, что Раф не слышит ее. — Ты ведь не волшебник, не так ли?
Она сделала еще несколько шагов влево, но все равно не могла четко разглядеть, какие именно движения делает Раф, чтобы леска так легко вытянулась в струнку. Сердито ворча, Алана продолжила поиски удобного места для наблюдения за Рафом. Берег становился все более и более неровным.
Алана прыгала с камня на камень, избегая заболоченных участков, заросших густой травой и маленькими нежными цветочками, пока наконец водопад непреодолимой преградой не встал на ее пути. Она обернулась и посмотрела на Рафа, который находился сейчас приблизительно в шестидесяти ярдах от нее.
К сожалению, она все равно не могла увидеть, какие именно движения он делает руками. И идти дальше она тоже не могла, поскольку впереди уже низвергался водопад. Ей оставалось либо вернуться назад, либо подняться вверх по усеянному валунами склону.
Негромко выругавшись, Алана взглянула на нагромождение камней по обеим сторонам пенистого потока. Ей не придется забираться слишком высоко над водопадом, чтобы наконец разглядеть все, что требуется. Надо влезть немного повыше, только чтобы взглянуть Рафу через плечо. Если не приближаться к воде, подъем будет нетрудным. Кроме того, она с детства исходила горы вдоль и поперек, карабкалась по обрывистым берегам горных рек, взбиралась на горные кручи.
Алана повернулась и начала подниматься по заросшим лишайником валунам. В двадцати футах от нее с оглушительным грохотом пенился и бурлил окутанный легким туманом и прохладой водопад. Она избегала скользких выступов, стараясь наступать лишь на сухие камни.
На какие-то мгновения женщина затаила дыхание, с каждым шагом отвоевывая у гор по два фута высоты. Она настойчиво карабкалась вверх, рискованно балансировала, пока наконец не встала на гранитный выступ, который едва насчитывал в ширину восемнадцать дюймов.
Алана остановилась: перед ней возвышалась гладкая скалистая стена, и не за что было ухватиться рукой.
— Так уже лучше, но все-таки достаточно далеко.
Алана хотела оглянуться, но земля вдруг стала уходить у нее из-под ног. Внезапный непреодо-лимый страх высоты парализовал Алану.
В двадцати футах от нее неистово низвергается вниз по горному склону бурлящий пенистый водопад, белизна и грохот вокруг, и ветер швыряет в лицо брызги воды, похожие на ледяной дождь. Грохот и лед — мир перевернулся, она осталась одна, беспомощная, в странном водовороте, в кромешной мгле.
Алана прижалась к шершавой поверхности гранита и закрыла глаза, пытаясь отделить кошмарные воспоминания от действительности.
Но ее не покидало ощущение, будто она падает вниз. Гул низвергающейся воды напоминал раскаты грома. Приносимая ветром ледяная пыль, казалось, превратилась в колючие ледяные иголки. Она громко вскрикнула, когда воспоминания, кошмары и действительность слились воедино.
…Холод.
О, Боже, как холодно, ужасно холодно, холодно на протяжении всего пути. Джек с искаженным от гнева лицом. Он ругается, пытается схватить ев, наносит ей удары, а вокруг неистовствует ураган, деревья склоняются до земли и под порывами сильного ветра ломаются, как хрупкое стекло.
Как сломалась и она. Она недостаточно сильная. Ветер разнесет ее на кусочки и разбросает их по холодным скалам.
Убегает.
Карабкается.
Дыхание острой болью отдается в боку. Горло горит огнем от непрерывного крика; ураган преследует ее, хватает, отбрасывает назад, и скалы, будто кулаками, безжалостно наносят ей удары, избивают до синяков, а она кричит, царапается, борется.
Она сметена, уничтожена, подброшена вверх, беспомощная, без опоры под ногами, и она падает с громким криком, и Раф зовет ее по имени:
— Ты спасена, мой цветочек. Я пришел, чтобы отвести тебя домой…
Отдаленно Алана осознает, что она уже слышала эти слова, голос Рафа доносится до нее снова и снова, отсекая пласты кошмаров, оставляя лишь действительность.
— Ты спасена, мой цветочек. Я пришел, чтобы отвести тебя домой.
Дрожа как осиновый листочек Алана прижимается к холодной скале. Она ощущает присутствие Рафа за спиной, слышит его голос, чувствует тепло его тела. Раф стоит между ней и водяным потоком на самом краю скалистого выступа.
— Р-Раф… — Голос Аланы дрожит. Это единственное слово, которое она смогла произнести.
— Я здесь, мой цветочек. Ты спасена, — тихо шепчет он, слова и тон его голоса успокаивают ее. — Ты спасена.
Алана глубоко вздохнула, вздох больше походил на рыдание.
— Раф? Я так и-испугалась. — Она не могла видеть, как потемнели его глаза, стало сердитым лицо, что никак не вязалось с тоном голоса.
— Я знаю, — сказал он. — Ты пережила неприятные минуты здесь, в окрестностях озер, даже если этого и не помнишь. Или, — спросил Раф, — ты вспомнила?
Алана покачала головой.
— Тогда почему ты испугалась? — расспрашивал Раф. — Потому что я стою слишком близко к тебе? Ты боишься меня?
Она опять покачала головой.
— Нет.
Голос был слабый, но звучал уверенно. Она испугалась не Рафа.
На мгновение Раф закрыл глаза. Смешанные чувства отразились на его лице. А когда снова посмотрел на нее, плотно сжатые губы уже улыбались, а глаза опять приветливо сияли.
— Что же испугало тебя? — задал он вопрос. — Ты можешь мне сказать?
— Высота, — ответила Алана дрогнувшим голосом. — Теперь я боюсь высоты, хотя раньше со мной такого не было, до тех пор, пока не упал Джек и, думаю, вместе с ним упала и я.
Слова наскакивали друг на друга, подобно потокам воды в водопаде. Алана шумно вздохнула.
— Раф, как хорошо я себя чувствовала несколько минут назад, когда проснулась. Все утро я не думала ни о Джеке, ни о Разбитой Горе, ни о выпавших из памяти днях. С самого завтрака я не думала ни о чем другом, только о ловле на мушку, солнечном свете и о тебе, таком терпеливом и нежном со мной.
— Я рад, что тебе понравилось утро, — произнес Раф низким осипшим голосом. — В течение нескольких лет и мне ничто не доставляло такого удовольствия.
— Ты это серьезно? Даже несмотря на то, что я испортила леску и распугала всю рыбу?
Он слегка коснулся губами ее плеча, ласка была настолько легкой, что Алана ее не почувствовала.
— Я накуплю сотни миль лески, — с улыбкой произнес Раф. — И позволю тебе завязывать узелки через каждый дюйм.
Алана глубоко вздохнула, потом еще и еще раз. Она достаточно осмелела, чтобы открыть глаза.
Почти осмелела.
— Не давай никаких опрометчивых обещаний, — дрогнувшим голосом произнесла она, пытаясь пошутить, хотя голос ее не соответствовал словам. — Я заставлю тебя исполнить все твои обещания.
— Цветочек, — прошептал Раф, касаясь щекой ее блестящих волос, — отважный и прекрасный. Я разберу Разбитую Гору на отдельные камни, если это поможет тебе вернуться ко мне с улыбкой на устах.
Слова подействовали как тепло, разгорающееся в центре сковавшего Алану ледяного ужаса. Страх постепенно таял, к ней возвращались силы.
Она открыла глаза. Грубая гранитная масса была в нескольких дюймах от ее лица. И довольно близко, но не касаясь ее, руки Рафа. Ладони прижаты к скале, ноги широко расставлены, как бы подпирая ее сзади; он стоит на самом кончике каменного выступа, своим телом ограждая ее от опасности упасть вниз.
Алана медленно накрыла своей ладонью его. Тепло руки Рафа было поразительным.
— Но я отнюдь не смелая, — заметила она, гневаясь на саму себя.
Раф резко и неожиданно рассмеялся.
— Смелость — это не квадратные челюсти и крепкая голова, — уточнил он. — Смелость — оставаться лицом к лицу со страхом каждую секунду, не зная даже, удастся ли пережить ее, и опасаясь, что следующая секунда будет еще страшнее.
Алана перестала дышать. У нее создалось впечатление, что Раф забрался в кладовые ее разума, прочитал ее мысли, облек в слова ее чувства, которые она до конца не понимала.
— И самое худшее из всего — что ты сильная, — продолжал Раф. — Тебе столько пришлось пережить, другой бы на твоем месте сломался, сошел с ума, но ты переживаешь день за днем, несмотря на свое плохое состояние. А тебе ведь действительно плохо, не так ли?
Алана молча кивнула, не в силах произнести хотя бы слово.
А Раф продолжал говорить ей и самому себе.
— Некоторые из этих дней бесконечны, а ночи… ночи… ужасны.
Алана так сильно схватилась за руку Рафа, что на коже остались следы от ее ногтей.
— Откуда ты все это знаешь? — прошептала она.
— Я сам прошел через это, Алана. Как и ты, испытал все ужасы ада.
Она выдохнула его имя, и слезинки соскользнули с ресниц, покатились по щекам — она плакала по нему и по себе.
Его губы слегка коснулись ее шеи. Она бы не ощутила этого прикосновения, не будь так чувствительна к нему, к его физическому присутствию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
 Хатсон Шон - Слизни 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Хейер Джорджетт - За порогом мечты - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Козаков Михаил Эммануилович - Полтора-Хама - читать книгу онлайн