ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Да, — прошептала Алана, голос ее дрожал.
— Джек точно знал, что ему нужно, и знал, как добиться этого. Когда речь заходила о его собственных удобствах, он был эгоистичен, как никто другой.
— Но он не хотел меня ни как жену, ни как женщину.
Раф грубо расхохотался.
— Неверно, Алана. Ты не хотела его. Он мог владеть твоим певческим дарованием, но не мог владеть тобой. Легкая дорожка к славе была гораздо важнее для Джека, чем секс, потому он и принял твои условия.
— Я и не хотела, чтобы он хотел меня, — произнесла Алана. Голос был напряжен, глаза слегка прикрыты, воспоминания и кошмары возвращались. Ее охватила дрожь, несмотря на тепло в доме, поскольку она опять ощутила полуденный холод перед грозой, услышала отдельные слова… Джек ругается, тянется к ней.
— Я думаю… — Голос Аланы дрогнул, затем прозвучал с такой нетерпимостью, что стал похож на голос незнакомки. — Я думаю, что на Разбитой Горе Джек хотел овладеть мной. Думаю, из-за этого мы подрались.
С парадного крыльца раздался смех Стэна, когда они с Бобом отпихивали друг друга плечами и каждый пытался первым пролезть в дверь.
Алана встревоженно качнулась. Открыла глаза, потемневшие от воспоминаний и ночных кошмаров.
— Нет, — прошептала она. — О Боже, нет.
14
Алана не слышала, как зазвенели тарелки, которые Раф поставил на стол, не слышала, как он затем встал рядом с ней, готовый подхватить ее, если она упадет в обморок.
Раф боялся, что с ней может произойти именно это. Ее кожа была бледной и прозрачной, как тонкий фарфор. Зрачки сильно расширены.
— Джек смеялся, — прошептала Алана. Веки Рафа вздрагивали. Он сдерживал готовые вырваться наружу слова. Нет, не сейчас. Действительность слишком жестока. А Алана выглядит такой хрупкой.
— Вода в озере была леденяще холодной, и Джек смеялся надо мной, — произнесла она. — Вся моя одежда, мой спальный мешок, я сама… промокли, было так холодно. Он сказал, что я могу спать в его спальном мешке. Но за определенную плату. Он сказал, что с удовольствием согреет меня.
Раф с шумом втянул воздух.
Алана ничего не замечала, ничего не слышала, кроме прошлого, которое преследовало ее.
— Сначала я ему не поверила, — ошеломленно произнесла она. — Затем я попыталась ускакать от него. Он схватил меня за косы, выдернул из седла и ударил ногой Сид, после чего та понеслась вниз по тропе. Он… он ударил меня. Мне некуда было спрятаться. Он намотал косы на руку, удерживая меня, и снова бил.
Выражение лица Рафа изменилось: охваченное ненавистью, искаженное беспощадной яростью, оно превратилось в лицо человека, однажды прошедшего, подобно ангелу мести, сквозь дебри ада.
Алана ничего не видела. Ее широко открытые глаза были ослеплены прошлым, которое она прятала от самой себя, однако не слишком удачно.
Не в полной мере.
— Затем Джек связал меня и бросил на скалистый выступ около озера, — продолжала Алана. — Он сказал, что мы не спустимся вниз до тех пор, пока я не изменю своего решения. «Когда мы спустимся вниз с этой чертовой горы, ты будешь служить мне, подобно охотничьей собаке». Он все смеялся и смеялся.
Раф коснулся Аланы дрожащими руками. Ярость, любовь, беспощадность, соединившись вместе, разрывали его душу. Он не мог дотронуться до нее.
— Но Джек не хотел меня, — произнесла Алана глухим голосом. — Он просто хотел… сломать меня. Должно быть, из ненависти.
Алана медленно закрыла глаза. Издала странный звук и прикрыла рот рукой.
— Было очень холодно. Озеро, скала, ночь. Холод.
Слова звучали приглушенно, но Раф услышал их. Они обрушились на него, подобно ударам.
Беспомощная.
Про себя Раф проклинал то обстоятельство, что Джек Ривз умер быстро и безболезненно: сотня футов темноты, затем смертельный удар о гранит.
Алана глубоко, прерывисто вздохнула. Когда она открыла глаза, взгляд ее был сосредоточен уже на настоящем. Она забралась дрожащими пальцами в волосы. Теперь они короткие и их нельзя использовать как оружие против нее.
— Вот почему я отрезала свои косы, — произнесла Алана. Облегчение и боль были в ее голосе. — Я не сошла с ума после всего случившегося.
— Нет. — Голос Рафа звучал нежно и одновременно немного резко: он старался сдержать охватившие его чувства. — Ты не сумасшедшая.
— Ты уверен? — спросила она, пытаясь улыбнуться. — А я хочу попросить тебя об одной безумной вещи.
— О чем угодно. О чем угодно на свете.
— Проведи пальцами по моим волосам. Сними ощущение прикосновения рук Джека.
Раф поднял руки к голове Аланы, готовый вновь опустить их при первом же признаке ее страха. Он ласково проник пальцами в ее мягкие короткие волосы.
Медленно закрыв глаза, Алана сконцентрировалась на ощущении сильных пальцев Рафа, пробирающихся сквозь волосы. Она наклонила голову, прижалась к его ладоням, усиливая эффект его ласк.
Ее охватил озноб наслаждения.
— Еще, — шептала она.
Пальцы Рафа, забравшись глубже в полночный шелк ее волос, ласково массировали голову.
— Да, — выдохнула она.
Алана шевельнула головой, усиливая ощущение близости, пока наконец тепло его рук не обволокло ее, унося прочь воспоминания и согревая.
Когда она открыла глаза, лицо Рафа было совсем близко. Он также сосредоточился на сокровенности мгновения, и таким же огромным было его наслаждение. На четверть дюйма он приблизил к Алане свои губы, ожидая малейшего признака страха, который мог вернуться, осознай она, что зажата между его руками и губами.
Ответом женщины были улыбка и вздох, когда она разомкнула губы, как бы приглашая Рафа. Он поцеловал ее очень осторожно, не желая вспугнуть. Ее руки обвились вокруг его талии, держались за него.
— С тобой так хорошо, — шептала Алана Рафу в лицо. — Так тепло, так приятно. И ты хочешь меня. Не сломать меня, а нежно любить.
Она медленно поцеловала его, вкусив жар его губ, крепко прижалась к нему, принимая форму его тела, впитывая его, как цветок впитывает солнечные лучи.
— Так тепло, — шептала она.
Раф почувствовал, как прижалась к нему грудь Аланы, как ее руки крепче обняли его. Сильнейшее желание охватило мужчину, неистовое пламя огня бушевало в нем.
— Очень тепло, — согласился он, улыбаясь и покусывая самый уголок ее рта.
Одна рука Рафа соскользнула с ее волос вниз, на плечо, затем коснулась бедра. Вместо того чтобы отпрянуть, Алана лишь придвинулась ближе. У Рафа перехватило горло от аромата и свежести ее тела.
Он медленно отвел руку от манящего соблазна ее груди. Правая рука легкими касательными движениями пробежала по спине Аланы, наслаждаясь упругостью ее тела. Левая задержалась в волосах, затем погладила шею. И наконец он медленно положил левую руку к ней на спину и смог спокойно обнять Алану.
— Я не пугаю тебя, не так ли? — хрипло спросил Раф.
Алана покачала головой и сильнее прильнула к нему.
— Я люблю тепло твоего тела, Рафаэль. Когда я рядом с тобой, вот как сейчас, я не могу даже представить себе, что опять может быть холодно.
С грохотом распахнулась входная дверь.
— Эй, сестричка, куда я сунул… о-опс, извините!
Раф взглянул поверх черной шапки ее волос. Стэн, который шел следом за Бобом, одарил Рафа долгим загадочным взглядом.
— Что-нибудь потеряли? — невинно спросил Раф, продолжая обнимать Алану.
— Мою сеть, — откликнулся Боб. — Она была при мне, когда я отправился обедать, а сейчас нигде не могу ее найти.
— Когда твоя сеть попалась мне на глаза в последний раз, — заметил Раф, — она висела на двери черного хода.
— Благодарю.
Боб быстро обошел вокруг обеденного стола и направился к двери черного хода. Когда он понял, что Стэн не сопровождает его, бросил ему через плечо:
— Давай живее, Стэн. Ты что, не можешь придумать уважительную причину, когда видишь такое?
Осознав, что Боб не один, Алана мгновенно напряглась и повернулась лицом к гостиной.
Стэн приближался к ней.
Она поспешно отпрянула в сторону, но продолжала крепко держать Рафа за руки, как будто он был той преградой, что отделяла ее от затяжного смертельного падения.
— Стэн, — позвал Раф.
Его голос был тихим, но в нем прозвучали командные нотки. Стэн остановился в ожидании.
— Форель поднимается на поверхность, — произнес Раф. — Почему не используете того темного мотылька, которого я для вас сделал? Того, на которого мы оба согласились.
— Ты уверен, что он может справиться с задачей? — насмешливо спросил Стэн. — Тебе надо быть по-настоящему осторожным с форелью. Если она исчезнет, в следующий раз будет гораздо труднее заманить ее.
— То, что сделал я, прекрасно вписывается в обстановку, — заметил Раф, осторожно подбирая каждое слово. — Это и еще терпение помогут справиться с задачей. Спроси Джанис.
Стэн выдержал паузу, затем кивнул.
— Я сделаю это, Уинтер. Я сделаю именно это. — Без лишних слов Стэн быстро прошел мимо Рафа и Аланы. Несколько секунд спустя громко хлопнула дверь черного хода.
— Как слоны в посудной лавке, — проворчал Раф, прижавшись щекой к волосам Аланы.
Женщина слегка шевельнулась в его объятиях. Он тут же ослабил руки. Она подвинулась ближе, поцеловала его и отступила назад.
— Я собираюсь переодеться, затем вымыть посуду, — сказала Алана. — А тебе следует облачиться в рыболовное одеяние и помочь Стэну выиграть пари у Боба.
— Я бы лучше остался здесь. С тобой.
— Со мной все в порядке, Раф. На самом деле Стэн испугал меня. Внешне он, черт возьми, сильно напоминает мне Джека.
— Ты опасаешься, что Стэн может подхватить тебя и бросить в озеро? — спокойно, непринужденно спросил Раф.
Она несколько мгновений стояла неподвижно, прежде чем медленно покачала головой.
— Нет. Я не думаю…
Ее голос замер, глаза потемнели. Больше она не произнесла ни слова.
— Что с тобой? — заботливо спросил Раф.
— Я не думаю, что это было самым худшим из всего происшедшего, — в оцепенении произнесла она.
— Алана, — прошептал Раф. Она отступила на шаг назад.
— Мне надо подумать, — возразила Алана, — но, когда ты рядом, единственное, о чем я могу думать, это насколько хорошо тебе со мной, как терпелив ты ко мне, как сильно я хочу вернуть назад четыре прошедших года и опять прикоснуться к любви. Прикоснуться к тебе.
Она медленно глубоко вздохнула.
— Я присоединюсь к вам после захода солнца, когда будет уже слишком темно для рыбной ловли.
— Но впереди еще два часа, — запротестовал Раф. — Кроме того, ты не будешь знать, где мы со Стэном находимся.
— Здесь звук хорошо разносится. И у Стэна такой голос, который далеко слышен. Я разыщу вас.
— Мы будем ловить рыбу чуть ниже водопада, — объяснил Раф. — Если ты не появишься до захода солнца, я опутаю Стэна его собственной сетью и отправлюсь на твои поиски. — Затем нежно добавил: — Я хотел порыбачить с тобой сегодня вечером.
— О нет, — возразила Алана, покачав головой. — У меня до сих пор раздается в ушах жалобное посвистывание твоей лески.
Лицо Рафа осветилось улыбкой, смягчившей резкие черты.
— Но, — добавила Алана, быстро пробежав кончиками пальцев по его усам, — мне бы хотелось понаблюдать, как ты ловишь рыбу. Ты доставляешь мне удовольствие, Рафаэль Уинтер. Радуешь меня до глубины души.
Затем Алана повернулась и выскользнула из рук Рафа. Жаждущими глазами наблюдал он, как пересекла она гостиную, направляясь к лестнице на второй атаж. Его кожа приятно горела в тех местах, где ее коснулась Алана, он по-прежнему ощущал аромат ее тела и до боли хотел ее.
Раф резко повернулся и пошел в спальню, расположенную на первом этаже. Он быстро облачился в одежду для рыбной ловли. Затем тихо выбрался из домика, зная, что, стоит ему опять увидеть Алану, и он не сможет уйти.
Алана переоделась в джинсы и свитер и закончила уборку кухни задолго до заката. Мысль работала так же быстро, как и руки. Она прокручивала в памяти, что она помнила и чего не помнила из тех шести дней.
В памяти всплывали отдельные детали поездки вместе с Джеком вверх по тропе. Затем первая ночь…
«Не в первую ли ночь мы с Джеком подрались?» — молча спрашивала себя Алана.
Нахмурившись, она укладывала в печь дрова, чтобы утром разжечь их.
Три дня в госпитале, из которых она помнит только один.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...