ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


У Аланы перехватило горло, стоило ей вспомнить, как считали они с Рафом осиновые листья: он лежал тихо, сцепив руки под головой, улыбаясь и испытывая боль при каждом ее прикосновении.
Раф.
Она закрыла глаза и заставила себя немного успокоиться.
— Заготовь, пожалуйста, дров, милый братишка. Я не собираюсь проводить целый день на кухне.
Боб, немного поколебавшись, прошел к двери черного хода. Несколько минут спустя рассветную тишину нарушили отчетливые резкие звуки десятифунтового колуна, дробившего на лучины заготовленные дрова.
Стараясь ни о чем не думать, Алана сновала по кухне, тщательно сосредоточившись на процессе приготовления пищи и сервировки стола. Стоило мыслям изменить направление и вновь вернуться к Рафу, как она безжалостно отбрасывала их прочь.
Сначала ей предстояло справиться с завтраком. Когда все будут спокойно заняты рыбной ловлей, когда она останется наедине со своей неустойчивой памятью, тогда она будет думать о Рафе.
Мысли о нем дадут ей смелость совершить то, что она задумала. В какое-то мгновение паника охватила Алану.
Один из предметов столового серебра выскользнул из ее рук и со звоном упал на стол. Дрожащими руками она подняла вилку и положила ее на место. Сервировку стола она закончила как раз в тот момент, когда вошла Джанис.
— Доброе утро, — приветливо поздоровалась та.
— Доброе утро. Кофе готов.
— Звучит божественно. Раф встал?
— Да. Я налью тебе немного кофе. — Алана поспешно отвернулась, избегая внимательного взгляда другой женщины. Бывший психиатр была сейчас особенно восприимчива к спокойствию Аланы.
— Это Раф рубит дрова? — спросила Джанис, на шаг приблизившись к Алане.
Тут же нахлынули воспоминания, едва не разрушившие ее самообладания, перед глазами возникла четкая картина четырехлетней давности: Раф колдует над грудой дров. Длинные ноги широко расставлены, он обнажен до пояса, мощные мышцы спины ритмично собираются в пучок, затем расслабляются, он работает топором под июльским солнцем, рубит дрова для плиты. Она видела его так четко, а жар и саму жизнь, исходящие от него, ощущала так ясно, что, казалось, могла дотронуться до него рукой. Сильное желание, словно молнией, пронзило Алану, страсть, любовь и утрата буквально разрывали ее на части, вдруг она почувствовала, что жизнь вытекает из нее.
— Нет, — прошептала Алана.
В отчаянии оттолкнула она воспоминания. Если она будет думать о Рафе прямо сейчас, то тронется умом еще больше.
Не дожидаясь, пока Джанис задаст еще вопросы, Алана ответила:
— Сегодня жребий пал на Боба. Он рубит дрова утром.
Несмотря на усилия женщины сохранить спокойствие в голосе, Джанис внимательно посмотрела на нее.
— Ты выглядишь несколько возбужденной, — заметила она. — Ты хорошо себя чувствуешь?
— Прекрасно. Просто прекрасно.
Алана налила кофе. Рука тряслась, но не настолько, чтобы пролить обжигающую жидкость.
— Устала, вот и все, — произнесла она. — Высота, сама понимаешь. Я не привыкла к ней. И еще холодные ночи. О Боже, до чего холодные ночи на Разбитой Горе.
«А я все болтаю», — молча посетовала Алана, сдерживая свои мысли. И свой язык.
Она передала Джанис ее кофе.
— Завтрак будет готов минут через двадцать, — пообещала Алана.
Джанис взяла чашку и задумчиво потягивала кофе, наблюдая за слишком быстрыми, почти хаотичными движениями Аланы.
— Мне показалось, я слышала, как кто-то поехал на лошади сегодня рано утром, — произнесла Джакис. — Еще до рассвета.
— Должно быть, это Раф, — нарочито небрежно отозвалась Алана.
Она сосредоточенно укладывала толстые куски бекона на огромную старую печную сковороду. Жир шипел, едва коснувшись сухой чугунной поверхности.
— Раф уехал? — удивленно спросила Джанис.
— Он должен проверить что-то на ранчо. Вернется позже.
«Когда на горе рак свистнет, — подумала Алана, вспомнив боль Рафа и его гнев. — Он не вернется, пока не уйду я. Я упустила свой шанс. Рафаэль, я не хотела причинить тебе боль. Никогда…»
Рука Аланы дрожала, она едва не задела раскаленную сковороду. Глубоко вздохнула и сосредоточилась на единственной мысли: как пережить завтрак.
Все по порядку. Сейчас, на данный момент, это означало поджарить бекон, при этом не обжечься из-за собственной глупости.
Позже она будет думать о том, что Раф оставил ее, о его боли, о том, что ей надо сделать, о воспоминаниях. Позже. Не сейчас.
— Надеюсь, все любят яичницу-болтушку, — сказала Алана.
Она подошла к холодильнику и открыла дверцу. Свет не зажегся. Раф забыл запустить генератор. Она вытащила миску со свежими яйцами, затем направилась к черному ходу и позвала Боба:
— Ты знаешь, как запустить генератор?
— Можешь не сомневаться. — Боб указал колуном, который держал в руках, на кучу расщепленных дров. — Сколько тебе нужно?
Алана вспомнила предыдущую ночь, когда обнаружила, что ящик для дров в гостиной почти пуст.
— Чтобы хватило и для камина, — ответила она. — Сегодня вечером тебе захочется хорошего огня.
— Что значит — мне захочется? — удивился Боб, едва взглянув на Алану через плечо. — А тебе разве не захочется хорошего огня сегодня вечером? «Меня не будет здесь сегодня вечером». Но слова не были высказаны вслух, они существовали лишь в мыслях Аланы.
— Уж не означает ли это, что я должна рубить дрова сама? — парировала она, голос звучал грубо.
— Просто дразню тебя, сестренка, — улыбался Боб. — Ты никогда не могла толком нарубить дров.
Он опять замахнулся колуном, глубоко загнал его в полено, легко расщепил на два небольших куска.
Алана вернулась к плите. Она успокоилась, когда увидела, что Джанис ушла. У этой женщины были слишком внимательные, слишком знающие глаза.
Завтрак стал для Аланы тяжелым испытанием, которое, надеялась она, никогда не повторится. Кусок не лез в горло. Она заставляла себя есть через силу. Если она не позавтракает, Боб будет волноваться и целый день ходить за ней по пятам, как курица за цыпленком.
Алана не могла допустить этого. Она завтракала мрачно, запивая кофе яйца и бекон, съела совсем немного, только для того, чтобы, как рассчитывала она, выйти сухой из воды.
Закончив завтрак, Боб взглянул на Алану, затем на Стэна и Джанис.
— Я собираюсь остаться и помочь Алане с посудой, — заявил он. — Раф посоветовал вам попытать счастья в северной части озера, там, где в него впадает маленький ручей. Некоторые особенно крупные рыбины крутятся на этом месте, питаясь тем, что приносит ручей.
— Звучит заманчиво, — откликнулся Стэн.
— Раф предложил использовать темных мух, — добавил Боб, — или искусственных кузнечиков, которых он сделал для каждого из вас. Что касается меня, я собираюсь ловить на «красотку».
Алана поднялась, держа в руках тарелку и столовый прибор.
— Я сама справлюсь с посудой, — сказала она, радуясь, что голос звучит скорее небрежно, чем отчаянно. — Если ты будешь мыть посуду, пока Стэн ловит рыбу, то приз за самую крупную рыбу достанется ему.
— Какой приз? — поинтересовался Боб.
— Яблочный пирог, — кратко ответила Алана. — Все получит победитель.
Завязался дружеский спор насчет большой рыбы и победителя, которому предназначен целый пирог. В конце концов, остались все и помогли Алане убрать со стола и перемыть посуду. Когда был упакован последний завтрак и последняя тарелка сушилась на полке, Алана обернулась и улыбнулась всем присутствующим несколько натянуто.
— Спасибо и до свидания, — произнесла она. — Форель поднимается. Лучшее для рыбалки время дня уходит. Удачи вам. Жду вас к обеду.
Стэн и Джанис обменялись взглядами, затем вышли из кухни. Алана выжидательно посмотрела на Боба.
— Я скоро уйду, — сказал он, добродушно улыбаясь и протягивая руку за фартуком. — Не хочу мешать Стэну в борьбе за выигрыш. Я помогу тебе с пирогом.
Алана с недоверием посмотрела на Боба. В каждой черте его лица сквозила решимость. Он не знал, что было не так, но явно намеревался остаться, пока все не выяснит.
— Тебе придется долго ждать, — в конце концов сказала она, — я собираюсь принять ванну. Хорошую горячую ванну, боюсь, это затянется надолго. И мне, братишка, не надо тереть спину.
Боб собрался было рассмеяться. Но смех быстро перерос в беспокойство.
— Ты уверена? — мягко спросил он.
— Никогда в жизни не была я более уверена в чем-либо. — Алана посмотрела в глаза брату. — Все в порядке. Боб. Иди ловить рыбу, пожалуйста.
Боб шумно и глубоко вздохнул и провел рукой по своим черным волосам.
— Я беспокоюсь, — сказал он прямо. — Раф был похож на черта. Ты выглядишь еще хуже. Я чувствую себя охотником, погнавшимся за двумя зайцами. Я хочу помочь тебе, но будь я проклят, если знаю, что мне делать.
— Иди ловить рыбу, — посоветовала Алана. Ее голос звучал мягко и очень уверенно.
— О, черт, — пробормотал Боб. — Я буду на северной стороне озера, если вдруг понадоблюсь тебе. Почему бы тебе не прийти туда к ленчу?
— Возможно, я посплю.
— Наиболее разумная вещь из всего сказанного тобой сегодня, — обрадовался Боб.
Он многозначительно посмотрел на темные круги у нее под глазами. Затем поднял руки и вышел из кухни.
— Я вернусь к обеду, около пяти, — бросил он через плечо,
— Удачи тебе, — пожелала Алана.
В ответ какое-то ворчание.
Она затаила дыхание, пока не услышала, как закрылась входная дверь дома. Затем подбежала к окну и выглянула наружу. Боб подхватил свою удочку, сеть и одежду для рыбалки. Большими мощными шагами шествовал он по тропе, ведущей к озеру.
— Береги себя, — шептала Алана. — Не сходи из-за меня с ума. Ты сделал все, что мог. Как и Раф. И не ваша вина, что этого недостаточно. Это лишь моя вина.
Дрожащими руками Алана сняла фартук и повесила на гвоздь за дверью. Затем помчалась наверх и начала набивать теплыми вещами рюкзак, который нашла у себя в шкафу.
Разбитая Гора может быть холодной, немилосердно холодной. Она, как никто другой, знала это. Алана спустилась по ступенькам вниз, прислушиваясь, как бешено колотится сердце в груди, как гулко стучат ботинки по деревянные ступеням. Она примчалась на кухню, побросала в рюкзак кое-что из еды. Сыр, изюм, шоколад. Затем опустила клапан на рюкзаке и туго его затянула.
Несколько секунд Алана стояла и осматривала кухню; не забыла ли она что-нибудь.
— Записка, — встрепенулась она. — Я должна оставить записку.
Алана порылась в кухонном ящике в поисках бумаги и карандаша. Но, когда нашла их, не могла придумать, о чем же писать.
— Как я объясню словами то, что сама едва понимаю? — задавала себе вопрос Алана, беспомощно созерцая бумагу. Но она должна была оставить записку. Она многом обязана Бобу. Если он вернется раньше и обнаружит, что она ушла, то обезумеет. Алана наклонилась и торопливо написала: «Если Раф свяжется с вами, сообщите ему, что я ушла искать жаворонка. На этот раз он будет петь для меня».
18
Алана шла по тропе и мысленно благодарила деревья за то, что они укрывает ее и делают незаметной со стороны озера. В просветах между листвой она могла видеть трех человек, расположившихся на некотором расстоянии друг от друга вдоль кромки воды с северной стороны озера. Боб был не больше ее ладони. Отдельные звуки, бессмысленные обрывки фраз доносились до нее через озеро.
Подойдя к развилке, она на мгновение задумалась. Правая тропинка извилисто возвращалась к озеру и выходила к нему прямо перед водопадом, где она и услышала нечаянно спор Стэна с Рафом. Левая тропинка опоясывала огромные скалистые нагромождения, которые и породили водопад.
Алана поправила рюкзак и свернула на левое ответвление тропы. И вот, минуя развилку, тропа начала долгое восхождение к вершине Разбитой Горы.
Первая часть подъема состояла из многочисленных каменистых петель, пронизывающих лес. Она не прошла и половины пути, как пожалела, что рядом нет Сид, которая бы здесь очень пригодилась. Но взять с собой лошадь было бы слишком опасно. На протяжении первой мили Сид, наверное, перекликалась бы с лошадьми, которые стреноженными паслись на лугу недалеко от главного дома. За исключением сигнала тревоги лучше всего высоко в горах разносится ржание одинокой лошади.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
 Аугуста Йожеф - Исчезнувший мир 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Просторов Александр - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Зейгарник Б.В. - Патопсихология - читать книгу онлайн