ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Слабо вскрикнув, она закрыла глаза и внутренне напряглась, пытаясь взять себя в руки. Ее приезд в Вайоминг был большой ошибкой. Она мечтала о любви, чтобы сгладить ужасы ночных видений. А сейчас Раф оказался не мечтой, а реальностью. Так же, как и кошмар. Алана предпринимала отчаянные попытки сдержать свои чувства. Она не переставала задавать себе вопрос, что же все-таки случилось в эти шесть дней, в наследство от которых достался лишь жуткий страх. Больше всего ее волновало, удастся ли вырваться из плена ночных видений, сможет ли она опять смеяться и петь… или у нее не хватит сил на борьбу, она сдастся, и черная пелена беспамятства окутает ее разум. Всю ее.
Раф пристально наблюдал за Аланой. Когда он заговорил, голос его звучал обыденно, успокаивающе, абсолютно естественно.
— Нам пора ехать, — сказал он. — Надо добраться до ранчо, пока не началась гроза.
Он нагнулся, чтобы взять чемодан из ее ослабевших рук. С грациозностью снежного барса распрямился и пошел к джипу, припаркованному в нескольких сотнях футов отсюда.
Алана молча наблюдала за ним, ее руки замерли у высокого воротничка шелковой блузки цвета бургундского вина. Она глубоко вздохнула, все еще ощущая тепло его прикосновения, когда Раф поддержал ее. Ничего более. Просто поддержка. Помощь. Ей нечего бояться.
Или она ошибается?
В оцепенении, с неистово бьющимся сердцем, широко раскрыв глаза, смотрела Алана, как Раф возвращается к ней. Косые лучи послеполуденного солнца ярко освещали его мужественное лицо с сияющими янтарными глазами. Когда он обернулся, рубашка натянулась на плечах, подчеркивая силу и привлекательность фигуры. Джинсы плотно облегали сильные мускулистые ноги и были похожи на голубую тень, следующую за ним по пятам.
Алана закрыла глаза, но Раф не исчезал. Он занял прочное место в ее воображении. И, оставайся у нее хоть немного сил для новых эмоций, она была бы потрясена. Но сил не было.
Она была застигнута врасплох в то мгновение, когда он повернулся к ней: светлые золотистые глаза цвета виски сияют, лицо озарено мягкой улыбкой.
Это был Раф. Именно он. Каким она не помнила его даже в мечтах.
Раф боролся с желанием подойти к Алане, встать рядом с ней. Но не двинулся с места. Он пристально смотрел на нее, взгляд его был нежным и успокаивающим, как колыбельная песня.
— Все в порядке, Алана. — Голос ласковый, как и взгляд. — Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.
Слова эхом отдались в памяти. Чувства лавиной нахлынули на нее. Холод, ветер, снег, страх и крики, царапающие горло. Боль и ужас, затем…
— Все в порядке, цветочек. Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.
Она и раньше слышала подобные слова и много других волшебных слов — видения и мечта слились воедино.
Сама того не замечая, Алана стояла, заметно покачиваясь и тихо постанывая, затянутая в водоворот надежды и ужаса, мечты и видений.
— Что? — спросила Алана, затаив дыхание. Сердце бешено колотилось в груди, голос звучал требовательно. — Что ты сказал?
Раф наблюдал за ней с пристальным, почти осязаемым вниманием.
— Я сказал, что приехал, чтобы отвезти тебя домой.
Он ждал, но Алана просто смотрела на него широко открытыми темными глазами. Выражение его лица изменилось, став опять ласковым и нежным.
— Боб пригрозил, что пустит мою кожу на барабан, если я не привезу тебя до того, как Мери ляжет спать. А она, — добавил Раф, усмехнувшись, — засыпает между кофе и десертом. Нам лучше поторопиться.
Алана смотрела на Рафа с изумлением, почти безумно.
— Нет, не эти слова ты произнес раньше. — Ее голос прозвучал натянуто, как будто рукой сдавили горло. Глаза смотрели невидяще, уставившись в одну точку.
— Раньше? — удивился Раф. Его голос был напряжен и тверд, золотистые глаза вдруг сверкнули, как жемчужины. — Когда раньше, Алана?
…Темнота, кромешная мгла, вокруг нее темный лед, ледник тащит ее вниз, она вскрикивает, пытается бежать, но не может, она замерзла, ей очень холодно…
Алана вздрогнула и пошатнулась. Лицо выглядело побледневшил истощенным жуткими кошмарами, которые мучают ее чаще и чаще, подкарауливая даже днем и отнимая оставшиеся крохи здравого ума и покоя.
Раф быстро подошел к ней, поддержал под локоть. Она почувствовала силу и тепло его рук и потянулась к этому теплу. Но страх охватил ее, и она изо всех сил вырвалась
Только потом Алана поняла, что в этом не было необходимости. Раф не пытался удержать ее.
— Я… — Алана смотрела на Рафа дикими темными глазами, — я не… Я…
Она беспомощно протянула к Рафу руки, обдумывая, как объяснить ему, что хочет подойти, но боится его прикосновений, и, помимо прочего, чувствует, что память ускользает от нее.
— Ты устала, — спокойно произнес Раф, как будто движения Аланы были так же естественны, как и неяркие послеполуденные лучи солнца. — Перелет был долгим. Поехали. Боб и Мери ждут тебя, как ждут малыши рождественского утра.
Раф повернулся, поднял чемодан и пошел к джипу. Прежде чем он добрался до машины, на пути возник мужчина. Подойдя ближе, Алана узнала доктора Джина. Он улыбнулся и протянул ей руки. Она замешкалась, испугавшись, что кто-то будет держать ее, пусть даже и человек, который помог ей появиться на свет, лечил ее от всех детских болезней и безудержно рыдал у смертного одра ее матери. Доктор Джин был таким же членом семьи, как ее отец и братья.
Усилием воли, заставившим ее вздрогнуть, Алана разрешила доктору Джину крепко и быстро обнять её. Доктор вопросительно взглянул на Рафа поверх ее головы. Раф незаметным движением отрицательно покачал головой.
— Как хорошо, что ты вернулась, — сказал доктор Джин. — Уже и не прихрамываешь. Ты выглядишь, милая форелька, как всегда, прекрасно.
— А вы совсем не умеете обманывать, — заметила Алана. Но слегка улыбнулась, услышав ласкательное имя, которым называли ее в детстве. И тут же отступила на шаг в сторону. Ее поспешность выглядела невежливо, но она ничего не могла с собой поделать. Это были худшие последствия ночных приступов — она не могла сдерживать себя.
— Единственно прекрасное, что у меня есть, это голос, — добавила Алана.
— Боли не ощущаешь? — упорно продолжал доктор. — Как аппетит?
— Болей нет, — спокойно ответила она, игнорируя вопрос об аппетите. — Я уже не пользуюсь эластичным бинтом.
Алана замерла, со страхом ожидая неминуемого вопроса о памяти. Ей не хотелось говорить на эту тему в присутствии Рафа.
Она вообще не хотела говорить о памяти.
— Ты постриглась, — заметил доктор Джин. Алана резко подняла руки, ощупывая короткие шелковистые завитки — все, что осталось от ее длинных, до талии, волос.
— Да. — Но, видя, что доктор ожидает от нее более подробного ответа, добавила: — Сегодня. Я постриглась сегодня.
— Зачем? — последовал вопрос. Хотя вопрос прозвучал грубовато, голос доктора был мягким.
— Мне… — замешкалась Алана. — Мне… Мне так захотелось.
— Понятно. А почему? — не унимался доктор.
Выцветшие голубые глаза доктора бдительно посматривали из-под копны седых волос и изрезанного морщинами лба.
— Косы… сковывали меня, — пыталась объяснить Алана. Ее голос был сдержанным, взгляд отсутствующим и испуганным.
— Сковывали? Каким образом? — удивился доктор Джин.
— Они… цеплялись за все. — Алана сделала непроизвольное движение руками, будто отгораживаясь от удара. — Я…
В горле запершило. И она не произнесла больше ни слова.
— Алана устала, — тихо, но очень уверенно сказал Раф, придя ей на выручку. — Я собираюсь отвезти ее домой. Сейчас же. Извините нас, доктор Джин.
Раф и доктор Джин обменялись долгими взглядами. Доктор вздохнул.
— Ну, хорошо, — немного обиженно произнес он. — Передай Бобу, я постараюсь выкроить несколько свободных деньков, чтобы отправиться на рыбалку
— Отлично. Для вас всегда найдется свободная хижина в лагере на Разбитой Горе.
— Даже сейчас?
— Особенно сейчас, — язвительно ответил Раф. — Мы можем оспаривать средства, но цель у нас одна.
Алана переводила взгляд с одного на другого.
— Цель?
— Небольшая рыболовная экспедиция в высокогорье, — пояснил Раф, оборачиваясь к ней. — Наш милый доктор предпочитает ловить на червяка. Я же собираюсь придумать собственную приманку.
Доктор Джин слегка улыбнулся.
— Держу пари, я поймаю больше форели, чем ты, Уинтер.
— А я только одну форель. Но особенную.
Алана с удивлением наблюдала за взрывом эмоций у мужчин, потом решила, что она слишком обостренно все воспринимает. После событий на Разбитой Горе она пугалась даже собственной тени и видела опасность во всем.
Доктор Джин повернулся к Алане.
— Если тебе что-нибудь понадобится, милая форелька, я примчусь к тебе.
— Спасибо.
— Ты знаешь, о чем я, — добавил доктор.
— Да, знаю, — тихо согласилась Алана. Он кивнул, вернулся к своему «блейзеру» и уехал, подняв облако пыли.
Раф помог Алане сесть в джип, потом забрался сам. Она украдкой наблюдала за ним, сопоставляя воспоминания с реальностью.
Раф, который находился сейчас рядом с Аланой, был старше, более сдержан, чем тот, другой, из воспоминаний. Когда он не улыбался, лицо выглядело массивным, будто вытесанным из камня. Движения по-прежнему оставались грациозными, что всегда восхищало Алану. Голос был нежен, а руки… прекрасны. Странно было применить это слово к сильным мозолистым мужским рукам, но лучшего определения она не могла подобрать. Не все сильные натренированные руки производили на Алану такое впечатление. Иногда при виде подобных рук ее охватывал ужас.
— Сегодня нам повезло, — отметил Раф, искусно управляя машиной на каменистой дороге, куда они выехали с автостоянки.
— Повезло? — удивилась Алана, почувствовав в голосе нотки беспокойства и ненавидя их.
— Нет дождя. Последние несколько дней лило как из ведра.
Алана пыталась избавиться от озноба, охватившего ее при мысли о молнии и громе, о горах и скользких темных ледяных глыбах.
— Да, — поддержала Алана низким голосом, — я рада, что нет бури.
— Раньше ты любила грозы, — тихо произнес Раф.
Алана замерла, вспоминая сентябрьский полдень, когда гроза застала их во время прогулки верхом. Они добрались до рыбацких хижин, насквозь промокшие и запыхавшиеся. Раф стянул с нее мокрую куртку, затем блузку, его руки дрожали, когда он прикасался к ней.
Закрыв глаза, Алана хотела забыться. Мысль о том, что Раф может к ней так прикасаться, заставила ее томиться от желания: тут же безумие, страх, мечта и ночные кошмары сплелись в единый клубок, она не могла ни понять, ни объяснить своего состояния.
Если Раф и вспомнил ту сентябрьскую грозу, когда он снимал с Аланы одежду, ласкал ее, а вокруг только потрескивал огонь и стояла тишина, нарушаемая их прерывистым дыханием, то эти воспоминания никак не отразились ни на его лице, ни в словах.
— На прошлой неделе был крепкий мороз на высоте пять тысяч футов, — продолжал Раф. — Листья осины свернулись от холода. Сейчас они напоминают солнечные блики, танцующие на ветру.
Он бросил быстрый взгляд на Алану, увидев на ее лице признаки внутренней борьбы.
— Тебе по-прежнему нравятся осины, не так ли? — спросил Раф.
Алана молча кивнула, не доверяя своему голосу. Горные осины с белоснежной корой и дрожащими серебристыми листочками были ее любимыми деревьями. Опавшие листья осины показались ей желтыми и прозрачными, как… солнечные блики, танцуюшие на ветру.
Боковым зрением женщина заметила, что Раф наблюдает за ней своими внимательными золотистыми глазами.
— Мне по-прежнему нравятся осины, — промолвила Алана.
Она старалась говорить нормальным спокойным голосом, благодарная Рафу за спасительную тему. Для нее существует только настоящее. Прошлое слишком обременительно. О будущем она не думает. Живет одним днем. Часом. Минутой. Больше вынести не может.
— Даже зимой, — добавила Алана громким шепотом, — когда ветки черные, а стволы похожи на призраков, завязших в снегу.
Раф вел машину по узкой горной дорожке, вьющейся серпантином. На мгновение он бросил взгляд на возвышающийся слева величественный гранитный хребет Горы Извилистой Реки.
— Еще немного, и высокогорье покроется настоящим снегом, — произнес он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
 Родари Джанни - Всемирная история 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Тейлор А Дж. П. - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Устинова Анна Давидович - читать книгу онлайн