ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Солнечный свет дрожал на осиновых листочках и пробивался сквозь ветви вечнозеленых деревьев. Свежий, бодрящий воздух, наполненный запахом смолы, был неподвижен, исключение составляли лишь редкие дуновения ветерка над озерной гладью. Отдаленное бормотание водопада, доносящееся из-за леса, напоминало Алане, что она приближается к одному из открытых скалистых участков тропы. Она должна быть предельно осторожна, чтобы ее не заметили находящиеся внизу рыбаки.
Лес становился реже, деревья попадались нечасто, затем вообще исчезли: тропа поползла по крутому обрывистому склону. Гребень горы был усеян отколовшимися камнями разных размеров. Рокот водопада отчетливо доносился из-за скал. Направо от тропы земля резко обрывалась, заканчиваясь сапфировыми глубинами озера.
Алана бросила туда взгляд и больше уже не смотрела в ту сторону. Сконцентрировав внимание на неровностях почвы у себя под ногами, Алана прокладывала путь по откосу. Первую сотню ярдов ее дыхание было неглубоким, учащенным. Затем она смогла его отрегулировать. Страх высоты медленно угасал, возвращая силу ногам.
Прежде чем исчезнуть за выступом Разбитой Горы, женщина обернулась и посмотрела вниз, на озеро. Скопления сверкающих белых облаков отбрасывали радужные тени на водную гладь, подчеркивая прозрачность и глубину озера и воздуха.
Сердце Аланы забилось сильнее, ладони стали липкими, но она заставила себя посмотреть на северный берег. Там виднелись три пятнышка — три темные точки на фоне серого гранита береговой линии.
Три рыбака.
Никто не увидел Алану и не побежал за ней, чтобы вернуть назад. Если повезет, никто до обеда и не заметит, что она ушла. А потом будет слишком поздно, чтобы бросаться вдогонку.
Никто не ездит верхом и не предпринимает пеших прогулок по высокогорным тропам в ночное время, если, конечно, на карту не поставлена жизнь.
Кроме того, даже когда Боб обнаружит, что ее нет в охотничьем домике, он не будет знать, где она. В последнюю очередь он сможет предположить, что место, где надо искать Алану, находится значительно выше на Разбитой Горе, на пути к первому, верхнему, озеру, на вершине выступа отвесной скалы, откуда вода низвергается в темноту, в той самой точке, где погиб Джек, а она потеряла память.
«Именно там я все вспомню, если это вообще где-нибудь произойдет, — твердила себе Алана. — Несомненно, там, где все наиболее точно напоминает картину, возникающую в моих видениях…»
Там всплывет она из унылого мрачного омута амнезии к яркому свету реальности. Там, если вообще где-либо на земле.
Если женщина не вспомнит все сразу, она просто останется там, будет спать на скале около озера, если это будет необходимо. Она будет делать все возможное, чтобы вспомнить. Затем поймет и примет любое из того, что вернется к ней.
По правде говоря, мало что было поставлено на карту. Вот почему она в конце концов вернулась на Разбитую Гору. Ей нечего было терять.
Алана упорно поднималась в гору. Хотя второе озеро находилось менее чем в двух милях от лагеря, Алане понадобилось три часа, чтобы совершить восхождение. Одной стороной проблемы была высота. Другой — неровность тропы.
Самой большой трудностью при восхождении был ее собственный страх. Каждый шаг на пути к первому озеру был сродни булыжнику, который подкладывали ей в рюкзак, тянувший вниз.
К тому времени как она вскарабкалась на седловину хребта, скрывавшего второе озеро, Алана обливалась потом и чувствовала головокружение. Она стояла и смотрела вниз на крошечный болотистый участок воды. Больше похожее на пруд, чем на настоящее озеро, в самые засушливые годы второе озеро существовало только на картах. В этом году, однако, зима была снежной, а лето — щедрым на грозы. Роскошным серебристым ковром сверкала вода на фоне густой луговой зелени и болотных растений.
Озеро было наполнено водой, и когда Алана была здесь в последний раз. Облака бурлили, осины гнулись под порывами ветра, грозовой ветер качал изящные нарядные деревья, его завывания разносились по горным склонам.
Дождя не было. Тогда не было. Лишь тучи и редкие крупные капли воды, которые ветер с силой швырял с высоты.
Гром гремел отдаленно, рассеянно. Остроконечная вершина, возвышающаяся рядом с Разбитой Горой, была окутана черно-синим туманом и молниями. Но не сама Разбитая Гора. Не тогда. Раскаты грома не раздавались над Разбитой Горой до следующей ночи.
Не замечая ничего, кроме прошлого, Алана невидящими глазами смотрела на ленту воды, уютно устроившуюся в зеленой ложбине между гранитными выступами.
И вспоминала.
Здесь они дали передохнуть лошадям. Она отошла к краю небольшого луга и прислонилась к дереву, прислушиваясь к далекой песне воды по ту сторону скалы.
Джек подошел к ней сзади, и ей захотелось зажать руками уши, не впускать его в чудесный мир звуков. Но тогда она не сделала этого.
Сейчас она вспоминала Джека, их спор и возвышающуюся над ними холодную строгую гору…
— Джилли, не глупи, выбрось дурь из головы. Иначе мы никогда не будем знамениты. Еще несколько лет — это все, о чем я прошу.
Ей хотелось кричать от отчаяния. Джек никогда не смирится с тем, что она не может продолжать комедию с «прекрасной провинциальной парой».
Она должна стать свободной.
— Джилли, лучше послушай меня.
— Я слушаю, — вяло откликнулась она. — Я просто не соглашаюсь.
— Тогда ты просто не понимаешь, — настойчиво произнес он. — Как только ты поймешь, ты
согласишься.
— Нет, это ты не понимаешь. На сей раз не будет по-твоему, Джек. Прежде всего, тебе не следовало ставить мне условия и требовать, чтобы я вышла за тебя замуж. А мне не надо было уступать.
Не глядя на Джека, она провела рукой по длинным черным косам, которые падали ей на грудь.
— Это было ошибкой, — наконец произнесла она. — Грубой ошибкой. Пора признаться себе в этом.
— Ты не права. Подумай об этом, Джилли. Ты ошибаешься.
— На протяжении нескольких лет я не думала ни о чем другом, и я решилась.
— Тогда ты просто будешь вынуждена изменить свое решение.
Она внезапно обернулась, уловив его злой взгляд. Он пожал плечами и очаровательно улыбнулся.
— Хватит, Алана. Давай прекратим спор и для разнообразия немного развлечемся. Вот для чего мы здесь, помнишь…
Да, Алана вспоминала. Слишком поздно. Раф ушел. Она вспоминала. И испугалась.
Женщина вздрогнула и поправила рюкзак, отголоски прошлого и воспоминания окружили ее, а она упорно продолжала подъем.
Сначала она вспомнила незначительные детали, отдельные мгновения, затем минуты неторопливо складывались в полноценные воспоминания. Чем ближе она подходила, чем выше взбиралась на Разбитую Гору, тем прозрачнее становилась завеса, затмившая память… и яростнее сопротивлялся разум тому, что она требовала от самой себя.
Алана больше не убеждала себя, что быстрое сердцебиение и затрудненное дыхание вызваны высотой и перенапряжением. Она боролась со страхом так же, как боролась с упорным отказом Джека смело взглянуть в лицо реальности ее решения оставить его.
Внезапно женщина осознала, что остановилась. Она стояла, прислонившись к скале, тело сотрясалось от дрожи, взгляд был сосредоточен на последнем, невероятно крутом участке подъема к верхнему озеру.
Разбитая Гора величественно возвышалась над озером: гранит, пронзающий небо. Она ждала ее: отвесная скала и склон, где завывал ветер, где вода падала в темноту и разбивалась далеко внизу о неподатливые камни. Гора ждала ее, и Алана была в ужасе. — Соберись с силами и иди дальше, Алана Бурдетт, — произнесла она сквозь полотно стиснутые зубы. — Как говорил всегда отец, нельзя заставлять горы ждать. Кроме того, что у тебя осталось, что ты еще не потеряла? Ничего. Абсолютно ничего.
Алана устремила взгляд на тропу прямо у себя под ногами и продолжила путь. Она не поднимала глаз, не останавливалась, не думала. Одно за другим возвращались воспоминания: беспорядочное скопление облаков над черным провалом памяти… облака и воспоминания белой густой бурлящей массой зависли над горными вершинами, над ней самой. Она стояла у края небольшой, словно висящей под угрюмым небом долины, на которой покоилось первое озеро. Слышались отдаленные раскаты грома, предвестника надвигающейся бури.
Но это происходило не сейчас. Облака не сталкивались, не закручивались одно вокруг другого, не окутывали горные вершины. Гроза начнется позже, принесет с собой темноту в самый разгар дня, черный дождь и белый лед, и гром, разрывающий горы на части.
Но не сейчас. Сейчас перед ней простиралось огромное пространство, поросшее причудливыми деревьями, что прятались в тени горы, неровные края которой смутно вырисовывались на фоне мрачного неба.
Разбитая Гора.
У подножия разрушенной серой махины лежало озеро: вода цвета ртути подступала к самому краю долины. Алана отвела взгляд от белой массы: вода переливалась через край, падала вниз, отскакивала от скалы к валуну, гремела, подобно грому.
Джек срывается вниз, переворачивается в воздухе и падает, падает… белая вода и крики.
Алана выскользнула из-под рюкзака и пошла, подобно лунатику, в самый конец тропы.
«Не, здесь ли упал Джек?» — спрашивала она себя.
Она заглянула через край, почувствовала приступ головокружения, но заставила себя взглянуть еще раз.
Нет, это произошло не здесь.
«Где тогда?» — нетерпеливо задавалась вопросом Алана.
Тропа повернула направо, прижимаясь к деревьям. Слева озеро заканчивалось и начинался водопад, озеро, скала и земля падали вниз с края висящей под небом долины.
Алана ощутила тошноту и страх, настолько сильный, что он, казалось, пригвоздил ее к месту.
Озеро. Озеро плещется у самого края огромного пространства, вода вспенивается, с грохотом срывается вниз, отскакивает от скалы… темнота, крики. Она кричит.
Нет, это кричит ветер. На рассвете поднялся ветер, она сотрясалась от дрожи, пока не пришел Джек.
— Ты изменила наконец решение, Джилли? — Она закрыла глаза, ничего не ответила, не сделала ни единого движения: беспомощная, привязанная к камню.
— Все в порядке, малышка. У нас еще много времени.
— Развяжи м-меня. — Голос прозвучал издалека, незнакомый голос, резкий, неприятный, как будто скребли камнем о камень.
— Ты будешь слушать меня, если я тебя развяжу
— Д-да.
— Прекратишь рыдать по этому ублюдку Уинтеру
Молчание.
— Я все слышал Джилли. Прошлой ночью. Многими ночами. Я собираюсь выбить из тебя любовь к Уинтеру, малышка. Я собираюсь приручить тебя, и точка. Когда мы спустимся с этой горы, ты подчинишься мне и будешь ползать передо мной на коленях.
Алана молча слушала, слезы высохли.
Она слушала и понимала, что Джек сошел с ума. Она слушала и осознавала, что умрет на Разбитой Горе, если не прекратит рыдать и не начнет шевелить мозгами.
Мысли работали со сверхъестественной скоростью и ясностью, время замедлилось, она перебирала в уме различные варианты возможностей и вероятностей, анализировала несомненные факты и собственные надежды.
И, наконец, ее осенило: первая блестящая мысль — она должна заставить Джека развязать ее. Вторая — единственным слабым местом Джека была его карьера: он нуждается в ней.
— Если ты еще хоть ненадолго о-оставить меня на этой скале, я з-заболею и не смогу петь.
Джек потрогал руку Аланы. Она была ледяной, это потрясло его. Нахмурив брови, он теребил молнию на своей куртке.
— Ты собираешься слушать меня? — вопрошал он.
— Д-да.
Джек развязал Алану, тело ее онемело, она была слишком слаба, не могла и шевельнуться. Он стащил ее со скалы и поставил на ноги.
Она упала и так и осталась лежать, беспомощная, скованная болью, от которой кружилась голова и тошнило. Наконец к скованным суставам, онемевшим ногам и рукам начала возвращаться чувствительность. Она хрипло кричала, никогда прежде не испытывая такой сильнейшей боли.
Обмотав ее косы вокруг руки, Джек полутащил, полунес Алану к лагерю, грубо подталкивая ее. Небрежно бросил ее к огню. Она лежала там без движения, в голове звенело от боли. В конце концов, худшее миновало, и она была в состоянии думать.
Она скрыла, что силы вернулись к ней, опасаясь что Джек вновь свяжет ее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
 Говард Роберт Ирвин - Джеймс Эллисон -. Сад ужаса 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Абаринова-Кожухова Елизавета - Недержание истины - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Фаулз Джон - Башня из черного дерева - читать книгу онлайн