ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Алана обхватила голову рукой и беззвучно заплакала. Раф нежно медленно гладил ее волосы, пока ее губы не уткнулись ему в ладонь и он не почувствовал, как слезинки скользнули между пальцами. Осторожными движениями он положил Алану на кровать рядом с собой, шепотом повторяя ее имя, почувствовал, как задрожало ее тело, стоило ей приблизиться к нему. Руки ее были холодными, когда она дотронулась до его лица, ее вновь охватила дрожь.
Раф немного подвинулся и смог высвободить спальный мешок, на котором лежал. Он расстегнул молнию и закутал Алану в мягкие складки. Когда он начал выбираться из кровати, она запротестовала и приподнялась. Он поцеловал ее холодные руки.
— Лежи спокойно, — произнес он. — Я зажгу огонь.
Но сначала мужчина закрыл дверь хижины, отсекая дорогу ветру. Он быстро двигался в темноте, не смущаясь отсутствием света.
Послышалось негромкое шуршание бумаги и шелест лучины для растопки, затем раздался глухой звук укладываемых в камин заранее заготовленных дров. Ярко вспыхнула в темноте спичка.
Алана сощурилась, задержала дыхание, ее вновь охватила дрожь. Лицо Рафа было похоже на грубую маску, выполненную из чистого золота, глаза напоминали раскаленные топазы, сверкающие под густой шапкой темных волос. Долгое время он и огонь наблюдали друг за другом, два существа, сотворенные из жара и всемогущего света.
С безмолвием и грациозностью пламени Раф повернулся к Алане, почувствовав, что она наблюдает за ним. Немного постоял, затем двинулся к ней, выражение лица было скрыто тенью.
Кровать скрипнула под тяжестью его тела, он сел и взглянул на ее лицо, освещенное отблесками пляшущих языков пламени. Глаза темные и одновременно сверкающие, на щеках румянец, губы изогнуты в некоем подобии улыбки. Прозрачными полосками света извиваются, струятся по ее волосам отблески пламени.
— Ты даже прекраснее, чем твоя песня, — прошептал Раф.
Кончик его пальца очертил контур ее губ, затем перебрался на изящную руку, что покоилась сверху на спальном мешке. Он взял ее и нежно потер между ладонями.
— Ты замерзла, — заметил Раф. — Сколько времени ты была на улице?
Алана попыталась вспомнить, как долго стояла она на опушке, но единственное, что казалось ей сейчас реальным, было тепло Рафа, проникающее в нее при каждом прикосновении.
— Я не знаю, — ответила она.
Раф молча тер ее руку, пока она не перестала казаться холодной на ощупь. Когда его пальцы перебрались к плечам, он неожиданно натолкнулся на тяжелую ткань халата, что был на ней. Он удивленно хмыкнул, затем рассмеялся.
— Так вот куда он исчез, — проронил Раф.
— Что?
— Мой банный халат.
— Твой? — удивленно воскликнула Алана. — Я думала, что это Боба. Рукава свисают до середины пальцев, подол волочится по земле и…
— …я сам такой щуплеиький коротышка, — закончил Раф, улыбаясь.
— Рафаэль Уинтер, — обратилась к нему Алана с раздражением и смехом в голосе, — ты ростом более шести футов и должен весить по крайней мере сто семьдесят фунтов.
— Ближе к ста восьмидесяти. — Удивившись, Алана оценивающе окинула взглядом ширину его плеч, вырисовывающихся в отблесках огня.
— Это вряд ли можно назвать параметрами щупленького коротышки, — заметила она.
— В том-то и дело. Ты единственная, кто продолжает считать, что моя одежда принадлежит Бобу,
Раф слегка шевельнулся, кровать под ним скрипнула. Алана затаила дыхание, почувствовав, что он придвинулся ближе.
— Ты сама такая маленькая, — произнес он. — Держу пари, ты испачкала весь подол. Если, конечно, ты не носишь шлепанцы на высоких каблуках.
— Нет. Дважды нет.
Раф взглянул на Алану. Отблески огня заиграли, мерцая, на его усах, когда губы тронула улыбка.
— Дважды? — переспросил он.
— Во мне пять с половиной футов. Совсем не маленькая. И я босиком.
— Босиком?
Вся веселость разом исчезла из его голоса. Раф перебрался на другой конец кровати и стянул с Аланы спальный мешок, чтобы осмотреть ее ноги.
— Тропинка отсюда до охотничьего домика усеяна стеклами, — произнес он. — Не говоря уже об острых камнях и корнях деревьев.
Он тихо выругался, когда увидел тонкие темные следы крови на ногах Аланы.
— Ты порезалась, — решительно произнес он. Алана пошевелила пальцами. Затем спрятала ноги под теплый спальный мешок. — Небольшие царапины, вот и все, — отмахнулась она.
Раф встал, подошел к плите, потрогал чайник, не остыла ли в нем вода. Он собирался сварить кофе, но, когда обнаружил на кухонной полке губную гармошку, забыл обо всем.
Хотя огонь в плите давно погас, вода все еще была теплой. Он налил, немного воды в таз, взял из раковины кусочек мыла и стал искать какую-нибудь чистую тряпочку. Когда нашел, вернулся к Алане.
— Давай сюда свои ноги, — сказал он.
— С ними все в порядке.
Раф отогнул уголок спального мешка, поймал одну ногу и стал обмывать ссадины теплой водой. Он сидел на краю кровати сбоку от Аланы, ее лодыжка лежала у него на бедре.
— Раф, — протестовала Алана, слегка извиваясь.
— Что? Я делаю тебе больно?
— Нет, — тихо ответила она.
— Щекотно?
Алана покачала головой, наблюдая, как Раф моет ей ноги и осторожно ополаскивает их. Затем, нежно касаясь ее, он внимательно осмотрел порезы, чтобы удостовериться, что смыл всю грязь.
— Больно? — спросил он.
— Нет.
— К сожалению, в этой хижине нет никакого антисептика.
— Мне он не нужен.
— Нет, нужен, — решительно возразил Раф. — Доктор Джин обратил особое внимание на то, насколько ты истощена; прекрасная возможность для любой случайной инфекции.
— Доктор Джин не прав.
Раф что-то проворчал, затем хитро улыбнулся.
— Беру свои слова назад, — усмехнулся он. — У меня есть здесь немного кое-какого антисептика.
Алана наблюдала, как Раф отнес тряпку, мыло, таз назад в крошечную угловую кухоньку. Он открыл буфет и вытащил бутылку виски. Опустился на колено перед кроватью, взял в руки ее ногу.
— Держу пари, будет щипать, — вздохнула Алана.
— Боюсь, ты права. Зато уж в следующий раз, когда ты отправишься на прогулку, ни за что не забудешь надеть обувь, эх ты, новичок.
Кончиком, пальца Раф обработал виски первый порез. Алана резко втянула в себя воздух. Он подул на ссадину, слегка смягчив пощипывание. Затем начал обрабатывать виски следующую царапину, поспешно подул на ранку. В пламени огня его глаза и виски светились золотистым блеском.
Когда Алана со свистом выдохнула воздух после обработки последней раны, пальцы Рафа сжали ее ногу.
— Почему я все время причиняю тебе боль? — спросил он. Боль прозвучала и в голосе, превратив его в стон. Он склонил голову ниже, пока не поцеловал нежный изгиб ее ноги. Губы задержались на коже, как бы молчаливо извиняясь за причиненную боль, хотя она была вызвана необходимостью.
Одна рука убаюкивала ногу, согревая ее, в то время как другая гладила нежную кожу от кончиков пальцев до изящного изгиба лодыжки. Он ласкал ее страстно и очень-очень осторожно, руки и губы скользили по поверхности, смакуя пьянящую смесь виски и нежной кожи.
— Рафаэль… — чуть не плакала Алана.
Под его ладонью пальцы непроизвольно подрагивали и чувственно изгибались: так реагировала она на его прикосновения.
Тело Рафа напряглось: он вел беспощадную непродолжительную борьбу за способность управлять собой, своими чувствами и действиями, с едва заметной дрожью сопротивления руки подчинялись голосу разума.
Он поспешно накрыл ноги Аланы спальным мешком, подоткнул его.
— Раф…
Не отвечая, он встал и пошел к камину. Быстрыми порывистыми движениями подбросил в огонь дров, языки пламени вырвались наружу, в ночную мглу, со звуком, напоминающим завывание ветра.
Только после этого он отвернулся от яростных прыжков пламени, посмотрел Алане в лицо.
— Достаточно тепло? — бесцветным голосом спросил он.
— Нет.
Она слегка дрожала, глядя на Рафа темными глазами, в которых застыло удивление, почему он такой суровый, такой сердитый.
Тремя большими шагами он пересек комнату, схватил кушетку и с легкостью, поразившей Алану, подвинул ее ближе к огню. Из-за того, что он был нежен с ней, она совсем забыла, насколько сильный он на самом деле. Раф отвернулся от Аланы и смотрел на пылающий огонь горящими от желания глазами.
— Как сейчас? — спросил он. — Лучше?
— Не так тепло, как от твоих рук, — тихо произнесла Алана, — и уж совсем не так тепло, как от твоих губ.
Раф резко обернулся: как будто она ударила его.
— Прекрати! — Голос прозвучал грубо. Алана широко раскрыла глаза. Затем опустила ресницы, пряча смущение и боль. Но ничто не могло скрыть изменений, происшедших с губами: кроткая улыбка сменилась тонкой жесткой линией, счастье улетучилось от одного единственного слова.
Раф видел и знал, что он еще раз ранил Алану. Он выругался про себя с жестокостью, которая бы потрясла Алану, услышь она его слова.
— Извини, — произнесла она. — Я подумала… — Голос дрогнул. Она сделала беспомощное движение, затем выскользнула из-под спального мешка и встала, плотно закутавшись в халат. Его халат.
— Я подумала, ты хочешь меня, — произнесла она.
— Вот в этом-то и проблема. Я так сильно хочу тебя, что для меня невыносимо даже просто смотреть на тебя, так хочу, что не доверяю самому себе: я не смогу принять твои ласки, а затем отпустить тебя. Я хочу тебя… слишком сильно.
Жесты, которыми Раф сопровождал свою речь, были такими же резкими, как и его голос.
— Тысячи раз мечтал я о том, как буду держать тебя в руках, — продолжал он, — как буду любить тебя, дотрагиваться до тебя, вдыхать твой запах, а затем погружаться в твою нежность, ощущая в самой глубине твоего тела, что и ты любишь меня, пока не исчезнет все вокруг, реально существующими будем лишь ты и я, а затем сольемся воедино и останется одна реальность. Мы.
Алана выдохнула звук, который мог быть лишь именем Рафа. Его слова обрушились на нее потоком сильнейшего всепоглощающего желания, она едва могла дышать.
Раф отвернулся от нее к бушевавшему в камине огню.
— Я мечтал о тебе так часто, так много, — резко продолжал он. — Тебе лучше уйти, цветочек. Уйти сейчас же.
Вместо этого Алана забралась на кровать: она еле держалась на ногах, ноги вдруг стали как ватные. Представила себе, как Раф держит ее, тело беспомощно под натиском его силы, когда он становится частью нее самой, затем замерла в ожидании сковывающего ее страха.
Вместо этого ее охватил жар, жар, растопивший холод.
Алана медленно встала. Бесшумно пересекла небольшое пространство, отделявшее ее от Рафа. Он стоял к ней спиной, шея выдавала напряжение всего тела.
Когда ее руки обвились вокруг Рафа, его тело застыло.
— Я твоя, Рафаэль, — тихо произнесла она.
16
Алана почувствовала, как содрогнулось тело Рафа при ее словах. Затем ощутила, как заходили, зашевелились его сильные мышцы; она не разжала рук, обвивающих его тело, когда он повернулся и взглянул ей в глаза. Он внимательно присматривался к ней, ожидая малейших признаков отступления или страха, затем нежно заключил ее в объятия.
Его руки медленно, неотступно сжимали ее, она выгибалась, вытягивалась вдоль его тела. Он крепко обнял ее и держал с теми силой и страстью, что так долго скрывал от нее в постоянной борьбе с самим собой.
Алана запрокинула голову и смотрела на Рафа, полуприкрыв глаза. Губы разомкнулись в нетерпеливом ожидании поцелуя.
С приглушенным стоном Раф наклонил голову и воспользовался тем, что она предлагала ему, сильными страстными движениями языка пробовал он нежность ее губ. Поцелуй был настолько страстный, что заставил ее перегнуться через его руку, но она не сопротивлялась.
Напротив, женщина прильнула к нему, вручая себя его силе, и испытывала при этом сильнейшую радость. Она чувствовала, что он проверяет ее, пытаясь узнать, не застынет ли она вновь, пробуя выяснить, не придется ли ему вновь остановить себя и дать ей уйти.
Не выпуская Алану из объятий, Раф осторожно передвинул руки: голова Аланы лежала на сгибе одной руки, а второй рукой Раф крепко прижимал к себе ее бедра. Она ответила ему нежным стоном и податливым движением тела — огненные стрелы желания пронзили его.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...