ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– С того самого дня, – мрачно ответил тот. – Элай – человек вулканического темперамента, но, держа всех в напряжении, он никогда не доходит до крайности.
Сэт привел в порядок бумаги и, выравнивая листы, постукивал ими о крышку стола.
– Уверен, Элай боится, что, если он сломается, ему уже не прийти в норму. Проблема, конечно, забирает всю его энергию, но она у него огромная. – Сэт помолчал. – Его задача – не перейти опасную грань. Чем неуступчивее Элай, тем опаснее ситуация.
– А сейчас этот завод…
Сэт вздохнул.
– Да, и Бонни…
Джиноа вынула платок и вытерла глаза.
– Да, Бонни. Чем мы можем помочь им?
Сэт снял очки и потер близорукие глаза.
– Боюсь, что сделать мы можем очень мало. Молю Бога, чтобы Бонни оказалась рядом с Элаем, если он дойдет до точки. Она очень нужна ему.
Джиноа вздрогнула.
– Мне кажется, что все рушится прямо на глазах, мистер Кэллахан. Бонни сильная, очень сильная, но за ее напускной храбростью таится такое же глубокое отчаяние, как и у Элая. Не уверена, что у нее хватит сил ему помочь.
Кэллахан вздохнул и надел очки.
– Возможно, вы правы, дорогая, – сказал он задумчиво. – Да поможет нам Бог!
* * *
Вебб и Бонни сидели на одеяле, расстеленном на земле. Розмари мирно посапывала возле них. Удрученная Бонни убрала оставшуюся еду в пакет.
Вебб коснулся пальцем ее подбородка.
– Бонни, – нежно сказал он, – посмотри на меня.
Бонни вздрогнула и подняла глаза на милое и доброе лицо Вебба. Ей так хотелось любить его, но она не могла ничего с собой поделать. Ее душа тянулась к Элаю Мак Катчену тем сильнее, чем больше она этому противилась.
– Ты не любишь меня, – проговорил Вебб.
Бонни смущенно кивнула.
– Не так, как жена должна любить мужа, Вебб.
Они помолчали. Розмари заворочалась во сне, и Вебб, успокаивая, погладил ее по спине.
– Ты все еще любишь Элая, – сказал он.
– Вопреки здравому смыслу, – призналась она. Ее переполняли боль, страх и отчаяние, – Он ненавидит меня, он хочет отнять у меня Розмари.
– Элай сам сказал тебе об этом? – с тревогой спросил Вебб.
– Нет, мне сказала Джиноа. – Бонни поняла, что более не может сдерживаться, слезы потекли по ее лицу. – Я умру без Роз. Она все, что у меня есть.
Роз захныкала, и Вебб погладил ее спутанные волосы.
– Ты не потеряешь ее, Бонни. Я не допущу, чтобы это произошло.
– Ты не сможешь этому помешать, – сказала Бонни, вытирая слезы. – Элай добьется своего: у него деньги, власть, влияние…
– А он знает, – что Розмари – его дочь?
Вопрос Вебба удивил Бонни.
– Да.
– Не сказать ли нам, что она моя дочь? Ты можешь выйти за меня замуж, и мы объявим всем, что ребенок мой.
Глаза Бонни расширились, хотя это уже приходило ей в голову.
– Ты готов сделать это? Ты готов сказать, что Роз… ты хочешь жениться на мне, зная, что я тебя не люблю?
Голубые глаза Вебба потемнели от боли.
– Любовь может прийти, Бонни… когда-нибудь. По-разному бывает, ты же знаешь.
Пораженная Бонни опустила голову. В этой ситуации Вебб – спасение для нее, к тому же он надежный и поистине удивительный человек. Но Вебб заслуживает гораздо большего, чем Бонни может дать ему.
– А если я обману твои ожидания? Вдруг… вдруг я никогда не забуду Элая?
– Я хочу использовать свой шанс. Выходи за меня замуж! Позволь мне доказать, что я могу сделать тебя счастливой!
Бонни потянулась к нему и схватила его за руки.
– Вебб, подумай хоть раз о себе! А что, если я не дам тебе счастья? А что, если я стану ненавистна тебе?
– Я никогда не смогу ненавидеть тебя.
С реки дул холодный ветер, и Бонни знобило. Небо заволокло тучами, внезапно потемнело и пошел дождь. Разговор прервался. Бонни и Вебб начали быстро собирать вещи. Пока Бонни заканчивала с пакетом, Вебб разбудил Роз и поспешил с ней в дом.
Они сидели в комнате, надеясь, что дождь перестанет, но он все лил и лил.
– Если не хочешь застрять здесь, – сказал Вебб, – нам лучше сейчас тронуться.
Бонни взглянула на потолок – прямо над ней была спальня Вебба. Хотя возможность выйти замуж за Вебба привлекала Бонни, мысль о том, чтобы лечь с ним в постель, до сих пор не приходила ей в голову. Как же она об этом не подумала? Она вспыхнула, заметив, что Вебб смотрит на нее так, словно прочитал ее мысли.
– Поехали, – решительно сказала она.
– Жаль, – ответил Вебб с добродушным разочарованием, укутал Роз в свое пальто и выскочил во двор.
Дорога между тем превратилась в месиво и была еле различима из-за проливного дождя. Когда они добрались до перевоза, Хэм с помощником уже снимали упряжь с лошадей, которые должны были тянуть паром.
– Вода, будь она проклята, слишком сильно поднялась! – бросил старик. – Придется вам ждать до утра.
Взглянув на Вебба, Бонни поняла, что это его обрадовало. Он с трудом подавлял улыбку.
– Хэм Фенвик! – крикнула Бонни, стараясь перекрыть шум дождя. – Ты должен перевезти нас через реку сейчас же!
– Нет, мэм! – прокричал Хэм.
Вебб выглядел чертовски довольным. Значит, и вправду все мужчины одинаковы.
– Мы утонем, если попытаемся переправиться, Бонни!
– Но, Вебб, подумай, какие пойдут сплетни! – воскликнула Бонни.
Роз, испугавшись, заплакала.
Вебб взял у Бонни девочку и стал успокаивать ее.
– Тебя раньше не очень беспокоили сплетни, не так ли? – спросил он.
Их перепалка привела в восторг Хэма.
– Кого… ее? Хотел бы я увидеть Мак Катчена, когда он услышит об этом!
– То, что мы задумали, станет от этого даже правдоподобнее, – убеждал ее Вебб. Хэм навострил уши, стараясь расслышать их разговор. – Мы можем даже сказать, что тайно женаты уже несколько месяцев.
– Вебб! – воскликнула Бонни.
Вебб похлопал ее по плечу.
– Ничего, дорогая, успокойся, посуди сама, ведь мы не можем переправиться через реку без парома, не так ли?
– Вниз по реке есть мост, – возразила Бонни.
– Десятью милями ниже, – уточнил Вебб. – Бонни, мы никогда туда не доберемся. Темнеет, туда трудно добраться даже в хорошую погоду. Подумай, во что сейчас превратилась дорога.
Бонни пристально смотрела на Вебба, думая, не угнать ли лодку.
– Подумай о Роз, – сказал Вебб, и Бонни тотчас опомнилась.
Посмеиваясь, Вебб повернул коляску к дому.
«Это ночь сюрпризов», – подумал Форбс Даррент. Он никак не ожидал, что Мак Катчен почтит посещением «Медный Ястреб» после того, что произошло.
Однако он здесь и хлещет виски так, словно хочет развести костер в желудке. Форбс мог бы сказать ему по горькому опыту, что виски не лечит от горя, но зачем? Пусть Мак Катчен сам убедится, что от чар Ангела избавиться нельзя.
Следующим сюрпризом была Эрлина Кэлб, она пробиралась к Форбсу. Даже женщина с такой сомнительной репутацией едва ли придет сюда без дела одна.
Форбс разглядывал ее, пока она приближалась: сложена неплохо, интересно, какова она в постели?
– Эрлина, – кивнул он.
Она осмотрела его распухшее лицо с кровоподтеками и улыбнулась.
Наполнив стакан Мак Катчена, Форбс повернулся к Эрлине. Она пристально разглядывала все вокруг.
– Чем могу быть полезен? – спросил Форбс.
– Я ищу Бонни Мак Катчен.
В салуне воцарилась тишина. Уголком распухшего глаза Форбс увидел, как Элай застыл со стаканом в руке.
– Ангел здесь больше не работает, – сдержанно заметил Форбс.
– Она не Ангел, и мы оба об этом знаем.
Форбс пожал плечами.
– А что Вебб Хатчисон? Был он здесь вечером?
Форбс кинул взгляд на Элая, отметив, что тот слушает.
– К сожалению, Вебб не завсегдатай. Я не знаю, где он.
– Возможно, этого вы не знаете, – согласилась Эрлина, – но вам всегда известно, где Бонни и что она делает. Не пытайтесь отрицать это.
– Я этого не отрицаю, – ответил Форбс.
– Я вез Вебба и миссис Мак Катчен через реку утром, – вставил молодой Велт Фенвик, сидящий возле бильярдного стола. – Думаю, они там застряли, на ночь из-за дождя. Беспокоиться не о чем: Вебб построил там прекрасный дом – и они будут в безопасности и тепле.
Форбс закрыл глаза и перевел дыхание. Открыв их, он увидел, как Эрлина запустила в голову Вэлта бильярдным шаром. Бедняга увернулся, и, метнувшись в сторону, налетел на Элая Мак Катчена.
Элай схватил бедолагу за грудки и почти оторвал от пола.
– Где находится этот «прекрасный» дом?
Форбс вышел из-за стойки. Нельзя допускать драки. Поскольку он не управляет уже предприятиями Мак Катченов, «Медный Ястреб» – единственный источник его дохода. Однако он не знал, что делать с Элаем и этим парнем, которого тот чуть не задушил.
Его выручил сухопарый маленький адвокат Кэллахан, покинув свое место у бара, он вытянул шею, заглянул в лицо патрона и внушительно сказал:
– Элай, этого более чем достаточно.
Элай ослабил хватку и швырнул Вэлта на бильярдный стол. Форбс болезненно поморщился, подумав, во что обойдется замена суконного покрытия.
– Где это? – спросил Элай, в упор глядя на Форбса.
– Где – что?
Элай приблизился, его вид не предвещал ничего хорошего.
– Дом Вебба, идиот!
– Две мили на север от перевоза, – вмешалась Эрлина, – но вам ни за что не переправиться через реку в такую погоду.
«Я бы не стал этого утверждать», – подумал Форбс, стараясь сохранять невозмутимость.
Прогремел гром, Элай Мак Катчен повернулся и широкими шагами направился к двери. Адвокат швырнул банкноту на стойку и побежал за ним.
Ради спасения Ангела Форбс надеялся, что ни один «сукин сын» не предложит им лодку.
Дом был сухим и теплым. Вебб зажег все лампы. Они поужинали тем, что осталось от пикника, и разожгли яркий огонь в камине.
Роз уютно спала в углу. Вебб устроил ее на меховой шкуре и укрыл своим пальто. Бонни чувствовала себя неуверенно. «Я пропала», думала она, глядя на языки огня в камине.
Вебб только что вернулся из конюшни, насквозь мокрый. Он засмеялся, усевшись рядом с Бонни перед огнем.
– Смешно, – сказал он, – Ангел заботится о своей репутации.
– У меня есть, тем не менее, моральные устои.
Вебб ухмыльнулся и целомудренно чмокнул ее в нос.
– А если честно? Тебя волнуют не сплетни, а то, чего, как тебе кажется, я жду от тебя, – Вебб тяжело вздохнул, – Ничего такого, что бы противоречило твоим желаниям, успокойся.
Бонни, конечно, знала, что Вебб никогда не воспользуется ее беспомощностью, но все же волновалась.
– А вдруг дождь будет лить несколько дней, Вебб? – с беспокойством спросила она, глядя на огонь.
Вебб вынул из пакета последний номер своей газеты и протянул ей.
– Тогда я построю ковчег. Почитай газету, Бонни, пока я поищу что-нибудь, из чего можно соорудить постели.
Бонни не хотела спать, но ей надо было отвлечься. Она раскрыла последний выпуск «Нортриджских новостей» и подвинулась ближе к огню. Статья Вебба о событиях на заводе сразу же бросилась ей в глаза, и она стала читать с все возрастающим интересом. Хэм Фенвик был прав, сказав, что кое-кому статья «отдавит мозоли».
Зная, что Вебб человек мягкий и осторожный, Бонни всегда поражалась смелости его статей. Это был беспощадный обвинительный акт чужакам, вызвавшим беспорядки на заводе в своих интересах. Статья призывала рабочих Нортриджа дать Элаю Мак Катчену шанс исправить вред, причиненный этими беспорядками. Если он откажется удовлетворить их требования, не повысит зарплату и не улучшит условий труда и жизни, тогда и только тогда следует объявить забастовку.
Бонни задумчиво смотрела на огонь, когда Вебб вернулся с ворохом рабочей одежды. Из нее он устроил вполне сносную постель на полу перед камином.
– Боюсь, лучше этого я ничего не могу предложить, – сказал он, – в следующий раз, когда вы приедете сюда, я возьму побольше еды и одеяла.
Бонни думала только о статье.
– Вебб, Хэм прав. Ребята из Союза не поблагодарят тебя за эту статью.
– Я и не жду от них благодарности.
Подняв колени, она уткнулась в них подбородком.
– Честно говоря, меня удивляет, что ты вступился за Элая. Ты всегда критиковал действия администрации, то, как она управляет заводом, и первый выступил в газете по поводу условий жизни рабочих в Лоскутном городке.
Вебб вздохнул и, тревожно взглянув на Бонни, снял промокшую куртку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...