ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Этот чурбан…
Вебб с шумом выдохнул:
– Бонни!
Бонни поморщилась и плечи ее поникли:
– Прости, ты что-то хочешь?
Вебб выпрямился, и в его голубых глазах появился упрек.
– Я хочу жениться на тебе, хочу, чтобы выдумка стала правдой.
Их брак казался таким заманчивым два дня назад, когда они обсуждали все это. Но теперь выяснилось, что она тогда многого не учла, главное – своей непреодолимой любви к Элаю, причинившему ей столько боли. Вдруг он попытается снова ее соблазнить? Устоит ли она? Никто другой ей не опасен, но Элай… Допустим, она выйдет замуж за Вебба, а потом предаст его? Вебб этого не переживет!
А Розмари! Разве можно заставить ее жить во лжи, убедив девочку, что ее отец Вебб, а не Элай? Ведь она уже зовет его папой. Бонни не допускала и мысли о том, чтобы потерять дочь, но и обманывать ее не хотела. Но если они осуществят этот безумный план, ей придется лгать Розмари, как и всем прочим.
– О, Вебб, я не знаю, что делать, – призналась она, едва решаясь взглянуть на него. Воспоминания о ночи, проведенной с Элаем, жгли ее. Что сказал бы Вебб, узнав об этом? Желал бы он и тогда, чтобы она стала его женой?
– Я думал, мы уже решили, что делать, – мягко сказал Вебб.
Бонни подняла шторы на окнах и вытерла сажу с ладони.
– Мы не можем жить во лжи, Вебб. Мы не можем сказать Роз, что ты ее отец. Это дурно.
– Я буду ей хорошим отцом.
Бонни знала, что это правда: она видела, как нежен Вебб с Роз, как терпелив, заботлив и добр. Да, он будет хорошим отцом, и он будет с Роз всегда. Если Элай заберет ребенка, он почти наверняка переложит заботы о ней на нянек и гувернанток, а сам будет уделять ей мало времени. А когда она станет старше, он отошлет ее в частную школу: богатые именно так воспитывают своих детей.
– Я не уверена, что смогу стать такой женой, которая тебе нужна, – проговорила Бонни, надеясь, что Вебб поймет ее правильно.
Но Вебб не понял того, что крылось за этими словами.
– Я не могу ждать вечно, – грустно сказал он и, надев шляпу, вышел.
Бонни, очень подавленная, занялась обычными делами. Теперь, когда она не танцевала в «Медном Ястребе», денег почти не было. Скоро она не сможет содержать магазин, тогда ей придется выйти за Вебба хотя бы для того, чтобы не умереть с голоду.
Она была погружена в эти безотрадные мысли, когда в магазин вошел улыбающийся Сэт Кэллахан.
Бонни испугалась. Может Кэллахан пришел предъявить документы, связанные с дальнейшей судьбой Роз.
– Ты пришел поговорить о моей дочери?
Сэт вынул платок, вытер лоб и шею. Бонни знала эту привычку Сэта, который потел и зимой и летом, так как очень тепло одевался.
– Я здесь по другим делам, миссис Мак Катчен. Вы слышали, полагаю, что Лоскутный городок решено снести?
Бонни знала, что на южной окраине города строят новые дома: в таком месте, как Нортридж, такие новости распространяются быстро.
– Да, слышала. Не слишком ли поздно, как ты думаешь?
Сэт снял очки и протер их платком.
– Может, и так, но лучше поздно, чем никогда. Я хотел бы кое-что заказать, миссис Мак Катчен: краску, гвозди, инструменты, арматуру и прочее. Все, кроме леса.
Бонни открыла рот. Этими товарами так давно никто не интересовался, что она не сразу поняла, о чем идет речь.
– У вас есть каталоги? – спросил Сэт. – Боюсь, нужных нам материалов у вас окажется маловато.
Бонни вынула из-под прилавка стопку каталогов, и Сэт тут же начал их просматривать.
– Карандаш и бумагу, если можно, – попросил Сэт, углубившись в каталоги. Как только Бонни дала ему карандаш и бумагу, Сэт начал делать какие-то пометки.
– В домиках будет водопровод? – удивилась Бонни, заглянув в его пометки.
Адвокат продолжал писать.
– О да. Мы хотим провести и электричество, хотя нам едва ли удастся скоро создать достаточные источники питания в этих отдаленных районах.
Бонни оживилась.
– Это твоя идея или Элая?
– Строительство домиков – затея Элая, – ответил Сэт. Он оторвался от бумаг, и в глазах его сверкнуло озорство. – Однако он не давал мне указаний, где приобретать нужные материалы.
Бонни была готова расцеловать Сэта за то, что он выбрал ее магазин. Он дал ей первый реальный шанс заняться бизнесом по-настоящему.
– Спасибо, Сэт. Я очень ценю это.
– Конечно, вам понадобятся средства, – сказал Сэт, обрадованный благодарностью Бонни. – Едва ли поставщики пожелают предоставить кредит на такую сумму.
«Насчет поставщиков, – подумала Бонни, – сказано, пожалуй, слабовато. Они уже по горло сыты ее неоплаченными счетами». Вспомнив еще об одном возможном препятствии, Бонни нахмурилась.
– Элай, возможно, будет недоволен, – предупредила она Сэта.
– Элай вам не враг, миссис Мак Катчен. – Сэт наконец оторвался от списка. – Знаю, временами он ведет себя враждебно, но я не ошибаюсь.
Слова Сэта почти убедили Бонни, но она не могла полностью полагаться на его мнение. Она знала наверняка, что Элай ее презирает. Пятидесятидолларовая банкнота доказала это неопровержимо, а если он и бывал иногда добр, то лишь потому, что чего-то от нее хотел. Молчание, по-видимому, встревожило Сэта, он снял очки и начал тщательно протирать их.
– Элай – не только мой патрон, миссис Мак Катчен, – он мой друг. И я очень хочу, чтобы он был в добром здравии.
Бонни забеспокоилась.
– Ты имеешь в виду непосильную работу на заводе?
– Я уверен, что Элай привыкнет и вполне справится с ней. Он сильный, как бык. Но меня беспокоит его душевное состояние.
– Душевное состояние?
– Он никак не может примириться со смертью Кайли и до сих пор глубоко страдает, и это отражается на его здоровье.
Любое упоминание о Кайли ранило Бонни, она тоже все еще оплакивала его, но все же у нее есть Розмари, и это огромное утешение. Элай же очень одинок.
– Элай никогда не плачет, – сказала она, – я знаю, он глубоко страдает, но никогда не плачет.
– Да, – Сэт смутился, почувствовав себя неловко. Возможно, он решил, что сказал лишнее и подвел друга. – Миссис Мак Катчен, можно ли мне взять эти каталоги в отель? Для оформления заказа понадобится много времени.
Бонни обрадовалась возможности переменить тему и отвлечься от воспоминаний о прошлом. Ее очень встревожили слова Сэта о душевном состоянии Элая.
– Не могу отказать столь почтенному клиенту, – пошутила она.
Сэт сложил каталоги.
– О да, я совсем забыл. Мисс Джиноа просила передать вам это. – Он вынул из пиджака яркий голубой конверт. – Она устраивает в следующую субботу загородный пикник и надеется, что вы придете.
– Пикник? – Как может Джиноа устраивать пикник, когда вокруг все рушится! Бонни взяла конверт и сломала восковую печать.
– Желаю удачи, миссис Мак Катчен, – сказал Сэт, выходя.
Бонни подняла глаза от приглашения.
– И тебе удачи, Сэт. И большое, большое спасибо!
Сэт покраснел.
– Пока не за что, – ответил он.
Бонни принялась за работу, весело напевая. Она протирала полки и с удовлетворением думала о своей предприимчивости. Ей необходимо пополнить запасы и, возможно, расширить продажу женской одежды. Члены «Общества самоусовершенствования», давно бойкотирующие ее магазин, не устоят перед соблазном взглянуть на новые модели одежды. Все шло как обычно: Бонни работала и мечтала, Тат мыл витрины, а Кэтти вышла погулять с Розмари.
Не успела за Кэтти закрыться дверь, как Тат заметил:
– Эта Кэтти толковая. Я спросил, как она обходится без школы, и она сказала, что знает больше учителей.
Протирая тряпкой банки с компотами, Бонни улыбнулась.
– Кэтти очень любознательная. Будь у нее время, она не отрывалась бы от книг.
– Она читает слишком много, – недовольно сказал Тат, – удивительно, как она до сих пор не ослепла.
– Ага, – произнесла Бонни. – Что с тобой, Тат? Ты тоже хочешь чему-нибудь научиться?
Тат поразмыслил, затем вновь занялся витриной.
– Не знаю, мэм, но скажу, что хотел бы быть таким, как мистер Мак Катчен, или мистер Хатчисон, или хотя бы как Форбс Даррент. Лучше зарабатывать головой, а не стоять у тигеля или бросать лопатой уголь.
Бонни задумалась. «Элай живет, как все, родившиеся в богатых семьях, Форбсу Дарренту вряд ли стоит подражать, но Вебб достоин восхищения».
– Ты мог бы спросить мистера Хатчисона, не нужен ли ему ученик. Возможно, он согласится учить тебя.
Тат просиял, но вдруг лицо его вытянулось.
– Я не слишком хорошо читаю, а пишу еще хуже. Как же мне научиться писать статьи?
– В газете работают люди разных профессий. Например, наборщики. Мы с Кэтти могли бы помочь тебе научиться хорошо, читать и писать.
Тат выбрался из витрины, чуть не раздавив при этом соломенную шляпу, и его лицо озарилось надеждой.
– Думаю, мисс Кэтти придется по нраву газетчик, не так ли?
Бонни едва сдержала улыбку, но сказала очень серьезно:
– Тат, ты можешь стать журналистом, если, любишь эту работу, а не для того, чтобы понравиться девушке.
– Можно мне пойти к мистеру Хатчисону прямо сейчас? Пожалуйста, мэм? Я хорошо помыл витрины и…
– Конечно, иди, Тат. Когда увидишь Вебба… мистера Хатчисона, пожалуйста, передай, что я приглашаю его на ужин к шести часам, если ему это удобно.
Тат пригладил волосы и рванулся к двери.
– Да, мэм, я все передам. Спасибо!
Бонни вздохнула, размышляя, не обрекла ли Тата на горькое разочарование, возбудив в нем несбыточные надежды. Вебба считали прижимистым, он издавал газету сам и не исключено, что он откажется от помощника из соображений экономии.
Бонни вздрогнула, услышав, как звякнул колокольчик. Подняв глаза, она увидела Эрлину Кэлб. Эрлина сдавала комнаты только мужчинам, поэтому горожане Нортриджа считали ее немногим лучше «шарманок» из «Медного Ястреба». У Эрлины были хорошая фигура, роскошные каштановые волосы и круглые зеленые глаза с пушистыми ресницами. Бонни удивлялась, что такая привлекательная и относительно молодая женщина не замужем.
– Чем могу служить? – спросила Бонни.
Эрлина, к которой общественное мнение относилось чуть благосклоннее, чем к Бонни, никогда не покупала в магазине ничего, дороже пакетика булавок.
– Весь город трезвонит, что вы с Веббом Хатчисоном тайно поженились, – прогремела она, надвигаясь на Бонни так угрожающе, что той хотелось спрятаться под прилавок.
– Если трезвонят в городе, какой же это секрет? – проговорила Бонни. Ее разозлило, что с ней разговаривают таким тоном, да еще в ее собственном магазине.
– Так это правда? – спросила Эрлина, срывая перчатки и словно готовясь к кулачному бою.
Бонни не знала, что ответить.
– Ну…
– Конечно, сплетники в восторге: тут и ваша тайная свадьба, и ночь, которую вы с Веббом провели за рекой… – Эрлина помедлила и перевела дыхание. – Ты увиваешься вокруг мужчины, который принадлежит мне, Бонни Мак Катчен, и мне это не нравится!
– Как может Вебб принадлежать тебе, если он женился на мне? – Бонни осторожно выбирала выражения, все еще не называя Вебба своим мужем.
– Я скажу, почему он принадлежит мне, – прошипела Эрлина, наклонившись так, что ее большие груди легли на прилавок, – Он спит со мной уже три года – вот почему!
Бонни была шокирована, хотя и не слишком удивлена. В конце концов Вебб – нормальный здоровый мужчина, и у него есть потребности, которых Бонни, видимо, никогда не удовлетворит. – Ох… – выдохнула она.
– Думаешь, ты нужна Веббу? Нет, Ангел, ты ошибаешься. Может, Нортридж и верит, что вы с моим Веббом поженились, но уж я-то знаю, кто задирает твои юбки! Это Мак Катчен, а ну-ка, скажи правду. Сейчас же!
Щеки Бонни пылали от ярости.
– Вон из моего магазина, тварь, убирайся, пока я не вышвырнула тебя!
– Для этого надо быть чуточку повыше миссис Мак Катчен, а ты росточком не вышла!
Бонни уже выходила из-за прилавка, собираясь дать Эрлине достойный отпор, как вдруг увидела Элая, стоявшего в дверях. По его ухмылке Бонни поняла, что он слышал слова Эрлины. Она почувствовала такое унижение, что, похолодев, остановилась. Эрлина была сейчас – сама добродетель. Она не спеша, натягивала перчатки, внимательно разглядывая внушительную фигуру Элая. Даже в рабочей одежде и распахнутой на груди рубашке он все же выглядел как столичный житель, несомненно, принадлежащий к высшему обществу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...