ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Где все остатки самолета и летевших в нем исчезнут навсегда уже через две-три минуты после взрыва. И где аварийный локатор, если его электронный пульс выживет после взрыва, заглохнет через двадцать четыре часа, так и не приведя к месту катастрофы спасателей или расследователей.Мужчина, стоя на палубе яхты, всматривался в звездное небо, напряженно вслушивался. Он знал, что самолет где-то недалеко, и, по мере того как протекали секунды, все с большим трудом сдерживал нетерпение... и волнение. Наконец он услышал вой моторов, а через несколько секунд заметил крошечную вспышку от взрыва бомбы. Потом он увидел большую вспышку, когда огонь перекинулся на баки с горючим и они взорвались, разбрасывая осколки самолета, ливнем искореженного металла полетевшие к воде.Мужчина медленно выдохнул. Как быстро — одну за другой — осуществил он две чрезвычайно сложные миссии. Его шефы будут довольны. И дело будет жить. Глава 1 Июнь 1999 года — Сколько вы получаете?— Вы имеете в виду жалованье или все вместе с компенсацией? — не без задней мысли спросил Джей Уэст. Он только при крайней необходимости раскрывал секретную информацию — даже в такой ситуации, когда от него ждали быстрых и исчерпывающих ответов на все вопросы.— Какая цифра дохода стояла в прошлом году в вашем «У-2»? «У-2» — это форма, которую ваш наниматель направляет вам в январе, чтобы вы знали, какую сумму должны сообщить в Налоговое управление.— Я знаю, что такое «У-2», — спокойно произнес Джей, не выказывая раздражения саркастическим тоном интервьюера. Молодой мужчина, сидевший в конференц-зале через стол от него, был, как и Джей, в темном деловом костюме. Вот только костюм у этого человека был сшит на заказ. Он был явно новый, из более добротной материи и идеально облегал его мускулистое тело. А Джей купил свой костюм в магазине, и, несмотря на все старания портного, костюм сидел мешковато. — Коммерческий банк, где я работаю, выдает мне кое-какие премии, которые не фигурируют в «У-2», так что мои доходы на самом деле больше, чем...— Что за премии? — грубо спросил интервьюер.Джей с минуту изучал этого мужчину со светлыми, коротко подстриженными волосами и недружелюбным, с квадратной челюстью лицом, пытаясь понять, является ли такое конфронтационное поведение вынужденным или врожденным. Он слышал, что компании на Уолл-стрит часто подвергают тех, кого хотят нанять, по крайней мере одному стрессовому интервью, чтобы посмотреть, как те будут реагировать. Но если этот малый играет, ему можно выдать за такой спектакль премию Ахадемии киноискусства.— Предоставление залога по ценам ниже рыночных, участие компании в моем плане «401-К» и медицинское страхование по сходной цене.Мужчина закатил глаза:— Во сколько же, ради всего святого, все это обходится?— Сумма получается приличная.Мужчина нетерпеливо махнул рукой перед лицом:— О'кей, я проявлю щедрость и к упомянутой вами цифре добавлю двадцать тысяч. А сколько вы получили в прошлом году?Джей смущенно поерзал на стуле, понимая, что цифра, которую он назовет, не произведет впечатления на банкира, занимающегося инвестициями.— Здравствуй, Джей. — В дверях конференц-зала стоял Оливер Мэйсон с кожаной папкой под мышкой и приветливо улыбался. — Я рад, что ты сегодня сумел уделить нам время.Джей взглянул на Мэйсона и, в свою очередь, улыбнулся, радуясь тому, что ему не придется отвечать на вопрос о своих доходах.— Приветствую вас, Оливер, — произнес он тоном уверенного в себе человека, вставая и обмениваясь с пришедшим рукопожатием. Оливер всегда выглядел ухоженным, как только что выпущенная дорогая спортивная машина. — Спасибо, что вы пригласили меня.— Не за что. — Оливер сел рядом с Джеем и положил на стол свою папку. И, поведя рукой в сторону Картера Баллока, спросил: — Мой зам поджаривал тебя?— Ничуть, — ответил Джей, стараясь не выдать того, что перенес поджаривание по третьему разряду. — Мы просто дружески беседовали.— Ты привираешь. Баллок ни с кем просто не беседует. — Оливер достал из папки два экземпляра резюме Джея. — Баллок так же дружелюбен, как медовый барсук — так, во всяком случае, у нас его по-дружески называют, — пояснил Оливер. — Сокращенно — просто Барсук. — И он двинул по полированному столу Баллоку резюме Джея. — Исходи из этого, Барсук. Извини, что не передал тебе раньше. Но я — капитан, а ты — всего лишь матрос на этом корабле, так что действуй.— Пошел ты, Оливер. — Баллок толстыми пальцами схватил резюме, быстро проглядел его, что-то буркнул, смял бумагу и швырнул ее в корзину для мусора в дальнем углу конференц-зала.— Ты знаешь про медовых барсуков, Джей? — спросил Оливер своим от природы холодным гнусавым голосом. И широко улыбнулся, не обращая внимания на то, что Баллок отнюдь не положительно отреагировал на резюме Джея.Джей отрицательно покачал головой, стараясь забыть то, как его жизнь выбросили сейчас в корзину для бумаг.— Нет.— Большинство хищников, нападая на добычу, хватают ее за горло. — Оливер усмехнулся. — А медовые барсуки целятся в пах. Они сжимают челюсти, и жертве, что бы она ни делала, их не разжать. Барсуки не выпускают добычу, пока она не впадает в шок, что, как ты можешь представить себе, наступает довольно скоро, особенно если добыча мужского рода. Затем барсук раздирает ее — еще живую — на куски. — При этих словах Оливер содрогнулся. — Вот ужас!— Пошел ты вместе со своей мамашей, Оливер. — Однако Баллок впервые осклабился, явно довольный тем, что его так обозвали и что у него репутация человека твердого, как тунгстен.Оливер закинул обе руки за голову и сцепил на затылке пальцы.— Не позволяй мне прерывать тебя, Барсук.Баллок пригнулся к столу — его широкое веснушчатое лицо победоносно сияло.— Итак, Джей, сколько же вы получили за прошлый год? Значит, появление Оливера Мэйсона не снимает его с раскаленной плиты.— Сто тысяч долларов, — не без вызова ответил Джей, глядя на расплющенный нос Баллока. На самом деле это было — жалованье плюс премиальные — ближе к девяноста тысячам.Услышав цифру, Баллок закатил глаза.— Вы живете в Манхэттене?— Да. — Джей приготовился к отрицательной реакции. Он знал, что Оливер Мэйсон и Картер Баллок, будучи исполнительными директорами инвестиционной банкирской компании «Маккарти и Ллойд», зарабатывают во много раз больше его.— Как же, черт побери, вы выживаете на такие деньги в Манхэттене? — пожелал узнать Баллок.— Сто тысяч долларов — не такая уж презренная сумма, — возразил Джей. Он гордился тем, насколько далеко продвинулся в жизни.— Вы женаты? — спросил Баллок.Джей отрицательно покачал головой.— А где вы живете?— В Верхней части Западной стороны.— Снимаете квартиру или она у вас собственная?— Снимаю.— С одной или двумя спальнями?— С одной.— У вас есть машина?Джей кивнул.— Какая?— "БМВ", — ответил Джей, понимая, что на Оливера и Баллока произведет плохое впечатление, если они узнают, что на самом деле он ездит на побитом, едва работающем «форде-таурус». — Триста двадцать восьмая.— Паркуете ее в городе? — спросил Баллок.Джей снова кивнул и бросил быстрый взгляд на Оливера, который смотрел в пространство и, по всей вероятности, обдумывал какое-то дельце, способное принести ему миллионы.А Баллок откинулся в кресле и устремил взгляд в потолок.— Так, давайте вот о чем подумаем, — сказал он, поглаживая подбородок. — Вы получаете сто тысяч долларов в год без каких-либо вычетов, кроме трат на себя, что составляет после выплаты налогов около семидесяти тысяч. Я проявлю великодушие и буду считать, что вы имеете чистыми шесть тысяч долларов в месяц. — Он постучал по ручке кресла, явно получая удовольствие от своего анализа.Для Баллока, подумал Джей, жизнь сводится к цифрам и почти ни к чему больше.— По всей вероятности, вы платите около четырех тысяч в месяц за квартиру, коммунальные услуги, кредит на машину, парковку и страховку. Я уверен, что у вас немалая задолженность и за обучение. — И Баллок посмотрел на Джея, ожидая подтверждения.Но Джей ничем не показал, что Баллок прав. Ни слова, ни жеста, указывавших на то, что каждый месяц он выписывал чек на солидную сумму в погашение сорока тысяч долларов — плюс проценты, — которые он занял, чтобы оплатить четыре года обучения в колледже.— Остается две тысячи в месяц на еду, одежду, светскую жизнь, — продолжал Баллок, — и чтобы отложить на домик в пригороде, который придется купить, когда вы встретите свой идеал и девушка захочет иметь свое гнездышко. Проблема в том, что на свои деньги вы сможете купить ей коробку с двумя спальнями в Джерси-Сити, а не просторный особняк в Гринвиче, как должно. — Он хохотнул. — А в коммерческом банке ваш рост ограничен. Следующие сорок лет ваше жалованье будет повышаться по мере роста инфляции, а потом вас отправят в отставку, дав вам золотые часы и медицинскую страховку. Может быть. — Баллок покачал головой. — Бедняк вы, дружище. Вы — хомяк на бегущей дорожке, и сойти с нее вы не можете.Джей не дрогнул, несмотря на точность произведенных Баллоком расчетов. Сто тысяч долларов в год выглядело кучей денег, но в радиусе пятидесяти миль от Нью-Йорка на них далеко не уедешь. Ему почти нечего предъявить за шесть лет работы в Нэйшнл Сити Бэнк оф Нью-Йорк в качестве сотрудника финансового отдела, дающего займы компаниям средней величины. И хотя в банке возможности для повышения лучше того, что обрисовал Баллок, они все-таки невелики.— Стойте-ка, — воскликнул Баллок, хлопнув себя по лбу. — Я чуть не забыл про эти замечательные блага, которые вы упомянули. Например, возможность получать деньги под заклад по ставкам ниже рыночных — вы же не сможете этим воспользоваться, так как не в состоянии будете купить недвижимость.Джей почувствовал, как Оливер ткнул в его голень носом начищенного до блеска черного мокасина с кисточкой.— Я же говорил тебе. — Оливер снова переключился на интервью. — Мой приятель Баллок на лету ловит мяч, верно? Мы не слишком выпускаем его на публику, но он устраивает ад на торговом поле. — Оливер хмыкнул. — Барсук действует, исходя из золотого правила: золотые правила устанавливает он. Запомни это. Живи каждый день на работе в фирме «Маккарти и Ллойд» согласно такому простому принципу — и ты преуспеешь.Джей окинул взглядом Оливера. Тридцать восемь лет — на десять лет старше Джея. Красивое, очень загорелое лицо после уик-эндов, проведенных на собственном пятидесятифутовом шлюпе в заливе Лонг-Айленд. Темно-карие глаза были все время в движении — он подмечал все, что происходит вокруг, тем самым давая мозгу прокрутить как можно больше информации. На тонких губах играла улыбка человека, который «держит мир на коротком поводке», длинные иссиня-черные волосы зачесаны назад и щедро смазаны гелем, чтобы не съезжали на широкий покатый лоб. Темно-синие подтяжки делили его накрахмаленную белую рубашку на три части, и с шеи элегантно свисал гермесовский галстук с идеально нарисованным кусочком дерна посреди узла.Джей поспешил улыбнуться Оливеру:— Эта кличка очень подходит.Баллок скрестил руки на груди, довольный тем, что он так точно вычленил личные доходы Джея Уэста и таким образом установил его ранг.— Мы все знаем, что коммерческие банки платят много меньше того, что платим мы. Они не могут себе это позволить, потому что по-настоящему не рискуют. — Оливер произнес это голосом, каким вел заседания, еще более гнусавым, чем обычно. — Но мы не это тут обсуждаем. Мы тут для того, чтобы обсудить поступление Джея на работу к «Маккарти и Ллойду» в возглавляемый мною отдел арбитражной оценки активов.— Но почему именно он? — Баллок ткнул пальцем в Джея, а потом в скомканное резюме, лежавшее возле мусорной корзины. — Не обижайтесь, молодой человек, но резюме у вас в лучшем случае средненькое. — Баллоку было тридцать три года, значит, он был всего на пять лет старше Джея, тем не менее он без стеснения называл его «молодой человек», потому что зарабатывал намного больше. — Вы учились в Лихае. — Баллок откинул голову. — Это хороший университет, но, безусловно, не первоклассный, он не принадлежит к Айви-лиг К Айви-лиг («Лиге плюща») принадлежат восемь старейших университетов США. — Здесь и далее примеч. пер.

. К тому же вы даже еще не окончили Школу бизнеса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...