ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Понятно?— Оливер, я люблю тебя, но я так больше не могу.Джей замер. Он уже готов был распахнуть дверь, но Эбби произнесла слово «люблю».— Это почему же? — Оливер задрал платье Эбби до шеи и прижался к ней. — Почему ты больше не можешь так?— Ведь ты женат, — тихо произнесла она, уже не сопротивляясь.— Это небольшое осложнение не мешало нам последние несколько месяцев. И ты не отказалась провести со мной уик-энд на яхте.Джей прикусил губу. Значит, то, что происходило в операционном зале несколько минут назад, было шарадой.— Прошу тебя, Оливер, — всхлипнула Эбби.Оливер отступил, и платье на Эбби спустилось до бедер.— Мне не составит труда уволить тебя, — прошептал он. — К обеду ты будешь уже на улице, и никто в нашем деле не наймет тебя. — Он подтянул галстук. — Я знаю, что ты без средств, Эбби. Тебе нужно это место. — Он помолчал. — И не думай, что я не уволю тебя. Уволю в один миг.Вдруг ожесточившись, Эбби посмотрела на него.— Это будет не очень умно с твоей стороны, — сквозь слезы бросила она. — Не забывай: я ведь все знаю про тебя и твоих приятелей. Если ты уволишь меня, уж я доведу твой секрет до сведения соответствующих людей. Не сомневаюсь, они позаботятся обо мне за такую информацию.— Никакой информации у тебя нет.— Я знаю, чем я обладаю.Оливер ткнул пальцем ей в лицо.— Такой шаг был бы великой глупостью с твоей стороны, Эбби.— Это что — угроза? — Она сбросила его палец с лица.— Понимай как хочешь, — процедил он сквозь зубы.Эбби несколько секунд смотрела на Оливера, затем вызывающе приподняла подбородок.— Я просто поверить не могу, что ты говоришь мне такое. — И еле слышно добавила: — Я думала, ты любишь меня.Он протянул руку и смахнул слезинку с ее щеки.— То же самое я могу сказать и о тебе.— Но я же люблю тебя, — всхлипнула она. — Люблю всем сердцем. Я столько раз говорила тебе это.Оливер взял в ладони ее лицо:— Тогда не противься мне, и все будет в порядке.Эбби постояла, застыв. Потом обхватила руками шею Оливера и крепко поцеловала его.— Не могу я тебе противиться, — пробормотала она и, откинув голову, прижалась к стене.Джей отошел от двери. Несколько минут он стоял в полутьме с сильно бьющимся сердцем, не зная, что делать. Он не оправдывал их поведение, но в конце концов его это не касалось. Он повернулся и тихо пошел назад, старательно обходя ящики с папками. Выходя из прохода, он чуть не столкнулся с Баллоком.— Какого черта вы там делали? — не без подозрения спросил его Баллок.— Искал блокноты с линованной бумагой, — поспешил ответить Джей.Баллок бросил взгляд на пустые руки Джея, затем посмотрел мимо него в проход.— Где же они?— Что? — неуверенно произнес Джей. Он что, имеет в виду Оливера и Эбби?— Блокноты.— А-а, я таких не нашел, — сказал Джей, постаравшись, чтобы это прозвучало убедительно. — Придется попросить того, кто отвечает за них, заказать новую партию.— Непременно. — Баллок снова посмотрел через плечо Джея. — Я бы рекомендовал вам вернуться на свое место. У вас там несколько сообщений на телефоне.Джей прошел мимо Баллока и заспешил по операционному залу. А Баллок, похоже, пришел сюда проверить, будто знал, что происходит в комнате в конце прохода. Будто знал, что Оливер находится на складе вместе с Эбби. Оливер с Баллоком ведь друзья, и Оливер выплатил Баллоку в январе премию в три миллиона долларов. Так что у Баллока есть все основания оберегать Оливера, рассудил Джей.Он вдруг остановился посреди операционного зала. Что имела в виду Эбби, угрожая рассказать соответствующим людям про Оливера и его приятелей? * * * После нескольких операций фиктивная корпорация в Антигуа перевела деньги на счет Виктора Сэвой в Банк Суисс, таким образом, можно было считать, что деньги уже стали чистыми, поскольку Антигуа была новой финансовой черной дырой на Карибском море. Деньги теперь находились в Швейцарии и почти на сто процентов были успешно отмыты. Однако Сэвой был человеком осторожным. Он знал, что надо быть очень внимательным к деталям и необычайно терпеливым, чтобы остаться вне досягаемости для ФБР, Службы иммиграции и натурализации, Скотланд-Ярда и правовых органов Восточной Европы, на которые давил Вашингтон, требуя найти его.— Поставьте здесь свою подпись, — сказала сидевшая за столом молодая женщина, протягивая ему ручку.— Certainement Конечно (фр.).

, — произнес Сэвой на безупречном французском, беря ручку и изображая на выплатном ордере фамилию, под которой он в тот день существовал.— Прекрасно, теперь это ваше. — И молодая женщина протянула ему небольшую коробку.— Merci Благодарю (фр.).

.В коробке лежало пятнадцать миллионов швейцарских франков — около десяти миллионов долларов — крупными купюрами. Он взял коробку и положил в карман пиджака, затем поднялся, перегнулся через стол, пожал женщине руку и спокойно пошел по роскошному залу банка.Пройдя сквозь качающиеся двери и выйдя на улицу, Сэвой посмотрел на часы. Было без десяти три. Еще достаточно времени, чтобы положить деньги на депозит. Он свернул направо, быстро прошел по Парадеплац сто ярдов, отделявших его от Цюрихского банка, и вошел туда. Он нес огромные деньги и, хотя гордился тем, что умеет в любой ситуации держать себя в руках, чувствовал, как учащенно бьется сердце. В течение нескольких минут — пока он шел по тротуару от одного банка к другому — этими деньгами мог завладеть кто угодно на улице, в том числе и обычный вооруженный вор. Но теперь, когда Сэвой снова оказался под крышей, и деньги и он сам были в безопасности. Более того: до денег теперь определенно уже не доберутся власти. Даже если они каким-то образом сумели проследить за хитросплетением переводов в Банк Суисс, — а правоохранительные органы США могли теперь проникать сквозь доселе непроницаемую завесу швейцарской секретности, — дорожка обрывалась на этом счету, как следы среди заснеженного поля.В Цюрихском банке Сэвой разделил пятнадцать миллионов между двумя счетами на неравные суммы, чтобы власти не обнаружили, что сумма, полученная в Банк Суисс, была переложена в Цюрихский банк, добавив к пятидесяти миллионам, которые уже лежали на счетах, открытых на другие имена, чем счет в Банк Суисс. Теперь оставалось выполнить еще одну операцию. Он заберет деньги из Цюрихского банка разными суммами в виде удостоверенных чеков и отвезет их в банк в Лихтенштейне, где лежат другие счета. Вот тогда он будет уже абсолютно уверен в том, что никакая правительственная структура не сможет проследить перемещение денег из Нью-Йорка.Покончив с депозитами, Сэвой вышел из банка на залитую палящим солнцем улицу. Мимо проехал трамвай, и он порадовался тому, что при нем нет больше огромных денег. Последнюю операцию он проведет завтра в Лихтенштейне, потом улетит в Афганистан.А сейчас надо связаться с командой, проходящей подготовку на ферме в Виргинии, чтобы убедиться, что все идет по графику. Последнюю неделю ими руководил его заместитель, толковый человек, хорошо знающий свое дело. Тем не менее Сэвой всегда волновался, когда не контролировал все сам. Быстро шагая мимо многочисленных магазинов по улице, ведущей к его отелю «Бор-о-лак», он вспомнил, как мать многократно говорила ему в детстве: «Если хочешь, чтобы было сделано как надо, — делай сам». Она гордилась бы тем, что он следует ее совету. * * * Джей стоял, прислонясь к рабочему столу, и разговаривал по телефону. Прошло четверть часа с тех пор, как он вернулся со склада. Он заметил, что в отделе арбитража появилась Эбби. Ему показалось, что платье у нее смято и она расстроена, но, возможно, это игра воображения, подогреваемого тем, что он видел на складе.Он оборвал разговор, когда она поравнялась с ним.— Приветствую вас!— Привет, — коротко ответила она и плюхнулась в свое кресло.Джей взял свой стакан с содовой и сделал глоток.— У вас все в порядке?— Все отлично. — Она нагнулась, открыла ящик и вытащила сумочку.— Так что же сегодня Оливер докладывает Маккарти? — спросил он, заметив, что у нее нет папки.— О компании, акции которой он думает приобрести.— С каких это пор Оливер должен спрашивать у Маккарти разрешение предпринять какой-то шаг?— Речь идет о большой закупке. Возможно, на двести миллионов долларов.Джей присвистнул.— Это много. И все равно я...— Извините, мне надо в дамскую комнату, — оборвала его Эбби и, отодвинув свое кресло, пошла мимо него.Джей мягко взял ее за руку.— Вы ни о чем не хотите со мной поговорить? — спросил он.На ее губах была размазана темная помада, и он заметил на ее шее синяки. Она приостановилась, меряя его взглядом, вызывающе выдвинув подбородок. Затем лицо ее смягчилось, глаза затуманились. Она открыла было рот, намереваясь что-то сказать, но тут перевела взгляд с Джея в сторону, стряхнула с себя его руку и умчалась.Джей обернулся и увидел Оливера, направлявшегося к арбитражному отделу. Оливер пробирался среди трейдеров, когда Джей услышал, как Баллок окликнул его из проложенного параллельно залу открытого коридора. Голос у Баллока был как звук рожка в тумане и без труда перекрыл шум, царивший в большом помещении. Оливер остановился и стал ждать Баллока. Их разделяло всего каких-нибудь двадцать футов, и Баллок теперь уже не кричал, так что его слова тонули в шуме, к тому же он прикрыл рот рукой, чтобы скрыть губы.Джей взял телефонную трубку и стал лихорадочно набирать номер, не отводя взгляда от Оливера и Баллока. Он не обратил внимания на механический голос, говоривший ему, что он набрал неработающий номер. Оливер поднял глаза и посмотрел в упор на Джея, — Джей тотчас отвел взгляд. Когда он снова посмотрел на Оливера, тот уже продолжал свой пугь к отделу арбитража, глядя прямо на него, а Баллок шагал в противоположном направлении.Джей сел и сделал вид, будто говорит с кем-то по телефону, а Оливер подошел к своему месту через перегородку. Он схватил телефонную трубку и набрал номер.— Джейми, это говорит Мэйсон, — закричал он. — Я хочу купить сто тысяч акций «Пендекс». Немедленно. Они есть у тебя? По телеграфу только что прошло сообщение о предложении перекупить «Пендекс».Джей посмотрел на Оливера — тот сидел, заправив большой палец под пеструю подтяжку. В противоположность Эбби Оливер выглядел невозмутимо, как всегда.— Да знаю я, что это составит больше тридцати миллионов долларов, ты, маленькая задница! — рявкнул Оливер. — Ты что, думаешь, я не умею считать? — Он оттянул подтяжку и отпустил — она щелкнула по его накрахмаленной белой рубашке. — Просто оформи сделку. — Оливер пробежал пальцами по клавишам своего компьютера. — И раз уж ты этим занимаешься, купи-ка мне десять тысяч августовских... Что? Конечно, я получил на это добро. Так что знай делай свое дело, понял?.. Отлично! И я не намерен платить больше тридцати одного за акцию. Позвони Барсуку — он подтвердит. Меня некоторое время не будет на месте. — И Оливер бросил трубку на рычаг. — Джей!— Да?— Надо поговорить. Пошли. — И, не дожидаясь отклика со стороны Джея, Оливер повернулся и пошел.А Джей поднял глаза к выложенному плитками потолку и быстро прочел молитву. Наверное, Баллок что-то сказал насчет склада. И его, Джея, краткое пребывание у «Маккарти и Ллойда», возможно, подходит к концу.Когда Джей вошел в конференц-зал, Оливер уже сидел там с сигарой в зубах, положив ноги на стол. Он знаком показал Джею, что надо закрыть дверь, а сам поднес к кончику сигары зажигалку.— Садись.Глядя на мокасин, который Оливер на его глазах просунул между ног Эбби, Джей с удивлением услышал в голосе начальства дружелюбные интонации, каких не было с первого дня его работы у «Маккарти и Ллойда».— Да ну садись же. — Оливер ногой подтолкнул стоявшее рядом кресло, и оно покатилось к Джею. — Хочешь сигару? — Он извлек из кармана брюк черную сигаретницу, снял крышку и протянул Джею. Там было две сигары.— Нет, спасибо.Джей медленно опустился в кресло, не отводя взгляда от Оливера, в известной мере ожидая ловушки. Дружелюбие, внезапно проявленное Оливером, могло ведь быть отвлекающим маневром перед предстоящей атакой.— Это, приятель, по-настоящему хорошие сигары. Фирмы «Дэвидофф».— Нет, право, не хочу.— Как угодно. — Оливер закрыл крышку и сунул сигаретницу в карман. — Ну, как ты? — И глубоко затянулся сигарой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Загрузка...

загрузка...