ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но даже если такое и случилось бы, полицейские на следующей станции оказались бы с пустыми руками. Проехав несколько сот ярдов по туннелю, Джей дернул за стоп-кран — маленькую веревочку, висевшую в конце каждого вагона, — и как только поезд с визгом остановился, соскочил с него и пошел назад. Полицейские, гнавшиеся за ним на первой станции, уже ушли оттуда. * * * В девять часов три минуты самолет британского премьер-министра приземлился на аэродроме Джона Кеннеди. Как только самолет остановился и к нему подкатили трап, премьер-министра приветствовал госсекретарь США в окружении множества представителей международной прессы. Премьер-министр прочитал заранее подготовленное заявление, в котором говорилось о том, как высоко он ценит вклад Америки в поддержание мира в Северной Ирландии, затем ответил на два-три вопроса и сфотографировался с госсекретарем. После этого руководителей двух государств провели к ожидавшему их лимузину, и они помчались сначала по Окружной Парковой дороге, а затем в Манхэттен с эскортом из двенадцати черных машин, набитых сотрудниками британской разведки и Секретной службы, а кроме того, пятидесяти нью-йоркских полицейских на мотоциклах. Этот поезд произвел сумятицу на улицах города, нарушив утреннее движение, тем не менее премьер-министр без происшествий достиг консульства Великобритании. * * * Джей бежал по лесу, уклоняясь от сосновых веток. Он оставил свой побитый «форд-таурус» на дороге, так как не хотел никого предупреждать о своем появлении. Впереди он увидел просвет между деревьями и, достигнув края леса, остановился. Имение лежало перед ним в пятидесяти ярдах, за идеально подстриженными лужайками и садами.Он поставил на землю портфель, уперся руками в колени и несколько минут постоял, согнувшись, вбирая легкими столь необходимый им свежий воздух. Он бежал уже три часа, поддерживаемый адреналином и ведомый рефлексом. Только теперь Джей начал осознавать, что он натворил. Виноват он в сделках на основе инсайдерской информации или нет, но он воспротивился аресту, укрылся в метро и растворился в толпе на улицах Нью-Йорка. Он сделал глубокий выдох, взял портфель, снова оглядел особняк и выскочил из-за деревьев.Перебежав через лужайку, он в несколько секунд достиг боковой стороны большого дома и остановился недалеко от двери в кухню, в которую он входил в тот день, когда они плавали на яхте. Держась каменной стены дома, он обошел его сзади. Недалеко от края леса в розовом саду работал мужчина в синей робе, но Джей сумел незаметно для него попасть на ведущую в подвал лестницу. Дверь в конце лестницы была незаперта, и он быстро проник в большую мастерскую, где полно было всякого инструмента и обрезков дерева. Джей прошел через нее, несколько раз свернув не туда, но наконец все-таки вышел к лестнице. Он быстро поднялся по ней и остановился у двери, прислушиваясь. Ничего не услышав, он открыл дверь и проник в главный холл особняка. Затем сразу нырнул в парадную столовую. В двадцати пяти футах от него горничная пылесосила ковер, лежавший во всю длину большого коридора.Несколько минут Джей стоял в столовой, прислушиваясь к гудению пылесоса. Затем звук прекратился, и он услышал шаги, направлявшиеся по коридору к столовой. Он прижался к стене и широко раскрытыми от страха глазами проследил за горничной, а та прошла мимо, направляясь в кухню. Как только она исчезла за дверью, он вышел из столовой и стал пробираться по коридору. Коридор несколько раз сворачивал влево и вправо, и Джей по ходу проверял каждую комнату. В конце коридора был открытый вход в кабинет Оливера, за которым была небольшая веранда, выходившая на лужайку.Вивиан сравнила преследование за сделки на основе инсайдерской информации с судами над Салемскими ведьмами в семнадцатом веке и посоветовала ему собрать как можно больше доказательств, подтверждающих участие ответственных лиц в преступной группе. Это будет его козырем в переговорах с федералами и позволит обвинить других, чья шея дороже для обвинителей. Джей был уверен, что, появись такая возможность, он сможет найти в личных бумагах Оливера нечто такое, что полностью его оправдает. И такая возможность представилась. Переменной величиной было время.Он подошел к высокому черному шкафчику для картотеки, стоявшему рядом с бюро Оливера, и вытащил верхний ящик. Оливер хранил компьютерные записи о своих информаторах и предоставляемых ими сделках, поэтому имелись все основания полагать, что у него где-то хранятся документы с подтверждающими данными. Джей проглядел файлы в верхнем ящике, но не обнаружил ничего, кроме старых квитанций об уплате налогов. Должен же он найти что-то для подкрепления того, что Барбара дала ему в пятницу вечером возле его квартиры. Ее показания, безусловно, помогут ему, но ему нужно что-то большее, чем возможность ее выступления, так как нет никаких оснований быть уверенным, что она появится на суде. Она ведь призналась, что отдает конверт Джею, так как не в состоянии способствовать тому, чтобы засадить Оливера в тюрьму, да и никто не может заставить жену дать показания против мужа. Словом, список людей, поставлявших информацию, и перечень сделок ничего не даст Джею без показаний Барбары. Собственно, это может даже укрепить обвинение, состряпанное прокурором против него. Прокурор станет утверждать, что Джей не мог знать о доверенных лицах и сделках, не будучи тесно связан с группой. А если Барбара станет отрицать, что дала ему списки, можно считать, что он уже сидит в тюрьме.Джей услышал голоса в коридоре. И поспешно обежал глазами кабинет. Голоса — один из них, бесспорно, принадлежал Оливеру — зазвучали громче, и теперь Джей уже услышал шаги. Он задвинул ящик в шкафчик, нагнулся и сунул свой портфель под стол Оливера, затем выпрямился и стал отчаянно искать, где бы спрятаться. * * * — Сюда, пожалуйста. — Оливер шагнул в сторону от двери в кабинет, чтобы остальные могли пройти впереди него. Дэвид Торчелли и Тони Вогел вошли в большую комнату. — Присаживайтесь, — сказал Оливер.Торчелли и Вогел сели рядом на большой диван. Оливер сел напротив них в чиппендейловское кресло.— Никто не хочет чего-нибудь выпить?Вогел хотел что-то сказать, как Торчелли перебил его.— Нет, — сухо сказал он.— Хорошо. — Оливер почтительно кивнул. — Так зачем вы приехали? — Он произнес это еле слышно, избегая гневного взгляда Торчелли.— Я не мог до тебя дозвониться, — бросил Торчелли. — Вчера пытался весь день. Каждые полчаса ходил к телефону-автомату, но телефон звонил и звонил без ответа. Моя жена решила, что я рехнулся.— Извини, извини. — Оливер поднял вверх руки. У него не было сил ни с кем общаться после звонка О'Ши, поэтому он не подходил к телефону. — Так что вы хотите?— Ты знаешь, чего я хочу, Оливер, — решительно заявил Торчелли. — Мне нужно знать, как добраться до дома Билла Маккарти на луизианской реке.У Оливера пересохло во рту. Стены со всех сторон смыкались вокруг него, и оставалось очень мало места для маневра. Он считал, что способен на убийство. Но без помощи кокаина он не был на это способен.— Мы ведь договорились, как будем действовать, — напомнил Торчелли Оливеру. — С Маккарти несчастный случай должен произойти сейчас, и река — идеальное для этого место.— Да, конечно, — пробормотал Оливер, пытаясь придумать, как бы выбраться из этой ситуации. Он мог бы соврать Торчелли о местонахождении коттеджа Маккарти, но это довольно быстро обернется против него. И увернуться некуда. У него не было выбора.— Оливер, ты рассказывал мне, как Маккарти возил тебя к себе, в свой коттедж на реке, два года назад — охотиться на аллигаторов, — напомнил Торчелли.— Да, — тихо признался Оливер.Маккарти действительно приглашал его в свой коттедж на реке в награду за многие миллионы, которые заработал ему отдел арбитража, считая, что Оливеру понравится там не меньше, чем ему. Оливер нехотя согласился поехать, так как приглашение исходило от босса и Маккарти держал в руках тесемочки от мешка с премиями. Оливеру совсем не понравилось в этом неуютном коттедже и он вздохнул свободно, лишь когда лимузин привез его в собственный дом в Гринвиче после того, как он прилетел из Нового Орлеана.— Расскажи мне, как добраться до того места, — не отставал Торчелли. — Мне надо как можно быстрее дать указание.Оливер еще немного помедлил, затем рассказал, насколько помнил, как добраться до коттеджа от крошечного городка Лафитта, где ловят устриц, в пятидесяти милях от Нового Орлеана.— Я, конечно, в точности не помню дороги, — произнес Оливер еле слышно.— Это не страшно, — сказал Торчелли, проглядывая сделанную им запись на страничке своего еженедельника. — Мне нужно было лишь общее местоположение. Эти рукава реки чертовски плоские. Наш контактер может арендовать самолет или вертолет, чтобы определить местоположение коттеджа, затем отправиться туда на лодке и сделать то, что требуется. — Торчелли поднял глаза от странички. — А вот теперь, Оливер, я бы выпил. Апельсинового сока, пожалуйста.— Хорошо, — сказал Оливер, чувствуя, как им овладевает отчаяние.— А я выпью кока-колы, — явно нервничая, произнес Тони. Он вовсе не был убежден, что убийства являются единственно возможным решением проблемы, но их лидером теперь был Торчелли, и не ему, Тони, выступать на этом этапе с возражениями.Как только Оливер отошел, Торчелли поднялся с дивана и позвонил по телефону, стоявшему на письменном столе хозяина. Дав человеку, находившемуся на другом конце провода, координаты коттеджа Маккарти на реке, Торчелли вернулся к дивану, сел и с победоносным видом улыбнулся Вогелу. * * * — Пошли, Малыш, — сказала Барбара, протягивая руку на заднее сиденье «субурбана», где лежал мешок с покупками, и удивляясь, что нет отклика от мальчика.Она закрыла спиной дверцу «субурбана» и стала медленно обходить машину, стараясь не задеть «остин-хили». Она знала, что если поцарапает эту чертову машину, Оливер устроит скандал. И покачала головой. Надо будет расширить площадку для стоянки у двери на кухню. Тут больше всего останавливается машин, а места слишком мало для «субурбана», «хили» и «мерседеса». Как-нибудь она непременно ударит по этой чертовой спортивной машине. Она просто знала, что так будет.Повернувшись, она чуть не столкнулась с незнакомым мужчиной. Он был в синем комбинезоне, на котором был вышит герб компании по благоустройству участков, но это была не та компания, которую нанимала Барбара для ухода за своими садами. Она тотчас поняла, что попала в беду. Бросив пакет, она попыталась бежать, но мужчина схватил ее и, уложив на землю, заткнул ей рот платком, затем завел руки за спину и веревкой крепко прикрутил их к щиколоткам. Он сумел с ней справиться за какие-то секунды.Мальчик лежал с другой стороны машины, тоже связанный, и молча плакал в тряпку, которой был заткнут его маленький ротик. * * * Оливер вернулся с напитками, и Торчелли с Вогелом встали.— Благодарю, Оливер, — вежливо сказал Торчелли.А Вогел лишь кивнул, беря стакан; он то и дело поглядывал на дверь в кабинет, в которую только что вошел Оливер.— Что не так, Тони? — спросил Оливер. Лед в стакане Тони отчаянно позвякивал.— Ничего. — Он опустил глаза на свои ноги, не в состоянии встретиться взглядом с Оливером.Оливер сделал глубокий вдох и тут краешком глаза увидел мужчину в синем комбинезоне, стоявшего с револьвером в руках в дверях кабинета.— Какого черта...— Извини, Оливер. — Торчелли отхлебнул апельсинового сока, затем спокойно поставил стакан на старинный кофейный столик. — В последние две-три недели я взял ситуацию в свои руки. Вынужден был. Другого выхода я не видел.— Я... я не понимаю, — заикаясь, произнес Оливер.Торчелли посмотрел на мужчину в комбинезоне.— Все под контролем? — спросил он.Мужчина кивнул.— Женщина и мальчишка в спальне наверху, — угрюмо произнес он. — И горничная тоже. А больше тут никого нет.— Хорошо.Отчаяние внезапно породило ярость.— Ах ты чертов мерзавец! — И Оливер кинулся на Торчелли, но мужчина в комбинезоне шагнул в комнату и нацелил револьвер на грудь Оливера. Оливер остановился как вкопанный и словно загипнотизированный уставился на дуло револьвера.— Все кончено, Оливер, — сказал Торчелли. — Ты стал обузой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

загрузка...