ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как я уже говорил, моя диета состояла главным образом из рыбы, приготовленной разнообразными способами, но качество ее приготовления постепенно становилось все хуже. Проще говоря, еду подавали мне полусырой. Несмотря на то, что этот факт старались тщательно замаскировать, по вкусу рыбы я чувствовал, что пищу практически не готовили.
Когда я пожаловался Семплу, он ответил:
— На вашем месте я не стал бы поднимать слишком много шума, Джон Воллистер. На следующей неделе вы будете сами ловить себе еду, прямо здесь, — он указал на углубление в дне цистерны, на три четверти заполненное морской водой. — Только что из моря, друг мой, сочную, нежную и соленую, так что вам лучше бы свыкнуться с этой мыслью прямо сейчас!
Глава 5
Второй узник
Когда Семпл пришел ко мне в следующий раз, он ответил на несколько вопросов, которые я задавал ему с самого начала. До этого он их упрямо игнорировал. Один из них касался того... существа?.. увиденного мной на ночном пляже; существа, которое преследовало меня, точно какой-то омерзительный гигантский слизень, в ночь моего пленения. Это был, как мне объяснили, шоггот, примитивный раб глубоководных — чудовищная амеба ошеломляющей силы и невероятной способности к приспосабливанию; чуть большее чем многоцелевой двигатель, созданный на заре Земли великими Древними, чтобы построить города, подобные Р'льеху. Если верить Семплу, еще несколько таких же тварей работали в Атлантике, строя в ее глубинах новый город Аху-Й'хлоа. И, по словам Семпла, мне повезло, что этому существу не было дано строгих указаний в отношении незваных гостей, иначе я бы совершенно точно погиб, поглощенный шогготом. Чудовище очутилось на берегу по ошибке. Шогготы считались плохими сторожевыми псами, если дело касалось человеческих существ. Им лучше удавалась охрана подводных гробниц Р'льеха или работы на морском дне под руководством глубоководных.
Что же касается амфибии, которая утащила меня под воду, то это была моя первая встреча с настоящим глубоководным, рожденным, воспитанным и живущим в море. Он был из тех, кого более очеловечившиеся глубоководные нанимают для сопровождения их океанских судов. В этом качестве он с несколькими своими сородичами сопровождал груз моллюсков, прибывший «откуда-то из Иннсмута». Груз ракушек из Й'ха-Нтхлеи нельзя было просто выгрузить в море около Аху-Й'хлоа, где они в конечном счете должны были выполнять свои функции цементирования, полировки и отделки новых зданий города. Сначала им требовалась очень бережная форма «акклиматизации». Она включает их погружение в специальный раствор морской соли при строго контролируемой температуре сроком на три недели, после чего их некоторое время необходимо подкармливать высокопитательными веществами. Вот почему раковины перегружали из корабля в здание на берегу, в одну из цистерн.
Более того, моллюски вносили в диету обитателей прибрежного штаба приятное разнообразие. Они действительно считались "деликатесом на вкус глубоководных", хотя слово «извращенный» Семпл больше не желал использовать даже в шуточном смысле. И, как выяснилось, я сам тоже ел мясо моллюсков в многочисленных «салатах».
— Конечно, — продолжал Семпл. — Вы, возможно, скажете, что этот моллюск принадлежит к числу «охраняемых видов», поскольку его репродуктивный цикл очень долог. Но, как и в былые времена, мы «собираем моллюсков осторожно». Можете считать, что вам выпала огромная честь, ибо вы уже вкусили его нежной плоти...
Единственным, чего Семпл никак не желал мне открывать, сколь бы часто я ни затрагивал эту тему, был характер тех лекарств, которыми меня пичкали. Он лишь говорил, что эти «транквилизаторы» являются «мерой предосторожности». Под их влиянием я должен был оставаться сравнительно гибким и не способным на какие-либо необдуманные или насильственные действия против моих захватчиков. Вот так он объяснил мне назначение этих лекарств. Но даже тогда у меня оставались сомнения. Я не верил, что он сказал мне всю правду.
Но, в любом случае, тогда мне больше ничего не сказали. В свое следующее посещение Семпл ограничился дальнейшим просвещением меня в вопросах, касающихся глубоководных.
На этот раз он рассказал мне о пантеоне их религии, очаровательном вздоре, состоявшем из мифов, столь же фантастических, как и все остальное в классической мифологии. Основная мысль оказалось всего лишь повторением того, что мне уже рассказала Сара, но версия Семпла оказалась столь подробной, что возможные предположения о жульничестве отпали сами собой. Эта теория не казалась выдуманной ради меня, а явно была почитаемым культом, старым как мир. Не хочу сказать, что я проникся доверием к мифам о Ктулху. Наоборот... Но мне было ясно, что мой учитель верит в них.
Я не собираюсь приводить здесь все подробности. Мне не хватило бы целой книги, да и время не позволяет сделать это. Вместо этого я просто представлю версию большей части того, что я узнал и что, если верить Семплу, можно найти в книгах, написанных людьми верхнего мира. Однако это не те книги, которые с легкостью можно найти в любой публичной библиотеке. Обычно они хранятся в частных коллекциях, подобных коллекции самого Семпла, или в специальных архивах таких заведений, как Британский Музей, Библиотека Вайденера, Московское Государственное Хранилище и Национальная библиотека.
Среди множества невероятных заголовков было несколько таких, которые с неотвязной настойчивостью преследовали меня. Позже я вспомнил, что действительно видел пару из них в комнате Семпла. Я имею в виду «Liber» Ivonis" и «Обитатели Глубин» Гастона Ле Фе. Однако существовало множество других книг, чьи заглавия звучали столь же завораживающе. Например, «De Vermis Mysteriis» Людвига Принна, «Unaussperchlichen Kulten» Фон Юнтца и «Cultes des Goules» графа д'Эр-летта. В этих и других подобных им книгах хранились ключи к пантеону цикла мифов о великих Древних. Йог-Сотот, Сущий-во-Всем-и-Часть-Всего, считался верховным существом, занимавшим высокий ранг в пантеоне. Итаква, Ступающий-по-Вегру — сверхъестественное создание из воздуха и пространства, обладающее способностью двигаться, подчиняясь воли ветров, которые вечно дуют между мирами. Шудд-М'елл — Повелитель Ктонианцев, или Земных божеств, обитал в недрах Земли. Существовали и многие другие Боги, наделенные столь же фантастическими чертами.
Я обнаружил по меньшей мере одну странную параллель с мифологией людей. Среди младших Богов Ктулху имелся некий Дагон, который, вне всякого сомнения, был тем самым Дагоном, или Оаннесом финикийцев и филистимлян — Богом, выгравированным на древних монетах и резных фигурках, получеловек-полурыба! Когда я упомянул об этом, Семпл, похоже, потеряв терпение, взорвался:
— Вы что, не слышали ни единого слова из того, что я говорил, Джон Воллистер? Кто, как вы думаете, научил первых финикийцев искусству получения пурпурной краски из раковин мурексов? Глубоководные, разумеется! Да, конечно, Дагон или Оаннес финикийцев и есть Дагон глубоководных. Ведь именно связь со средиземноморскими глубоководными привела сначала к возвышению финикийцев, а разрушение храмов Дагона и отступничество его почитателей стало причиной их падения.
Вместе с Дагоном, который для глубоководных был «Силой и Вдохновением», существовала еще и Гидра, по-видимому, женщина, подруга или жена Дагона, а кроме того, целый сонм менее значительных богов того или иного рода, включая Гончих Тиндалона, Нйоттху, Ктуфу, Багг-Шаша, Йибб-Тслла и Цхара. Каждый из них занимал значительное место и обладал властью. У них имелись многочисленные служители, представлявшие широкий диапазон мифологических существ, таких же и еще более фантастических, как наши собственные драконы, единороги, нимфы и сатиры. У них имелся собственный великий сатир, Шаб-Ниггурат — «черный козел лесов», которого я могу уподобить лишь хорошо известному Пану из более популярных легенд.
— Многое говорится об этих существах в тайных книгах, — объяснил мне Семпл. — Хотя редко сведения точны и правдивы, так как авторы подобных трудов почти повсеместно предпочли выступать против героев мифов Ктулху. Такое ошибочное толкование неизменно происходило по вине нетерпимого, заблуждающегося и эгоцентричного человечества, который никогда не видит дальше своего носа. К тому же большинство этих книг было написано несколько веков назад. В те мрачные века охоты на ведьм и судилищ над ними любая древняя старуха или алхимик считались ведьмой или чернокнижником. Естественно, что Круг Ктулху и его последователей объявили демонами или пособниками «темных сил».
На поверку же правда оказывалась совершенно противоположной, ибо за очень немногими исключениями, главным из которых был Хастур, единокровный брат Ктулху, заключенный в озере Хали в Каркосе, божества этой мифологии были добрыми существами, милостиво взиравшими на деяния тех, кто им поклонялся. Когда звезды займут благоприятное положение, великий Ктулху снова восстанет из волн, выйдет из своей гробницы в Р'льехе. Тогда его последователи пожнут плоды его всемогущей славы! Что же до тех, кто препятствовал ему, презирал или отрицал его... им было бы лучше никогда не рождаться на свет.
Семпл явно противоречил сам себе, с одной стороны, говоря о славном завершении, а с другой — об угрозах чудовищного конца. Я не пытался прояснить спорный момент, а просто позволил рассказчику продолжать.
Настоящими злодеями мифологии, продолжал Семпл, были так называемые Старшие Боги, жившие на Орионе. В давнюю эпоху Древние восстали против тирании и деспотических законов Старших Богов и бежали от них в Солнечную Систему. Старшие Боги бросились в погоню и, догнав межзвездных повстанцев, заключили их там, где нашли. Ктулху они связали заклятьями в его доме в Р'льехе и погрузили его в воды Тихого океана, Итаква — Ступающий-по-Ветру — стал пленником в мире, называемом Борея, в странном параллельном измерении. Впоследствии он освободился, но обнаружил, что Старшие Боги похитили у него его дар, и теперь он обречен блуждать в холодных и замерзших просторах вселенной. Йог-Согота и Йибб-Тстлла изгнали в хаотические континуумы, подобных которым не знала природа. И так далее...
Однако медленно и верно, так же как звезды кружат на небесах, а эпоха ползет за эпохой, приверженцы Ктулху, не только глубоководные, но и отсталые народы, неустанно трудились, чтобы освободить своего господина из древней темницы. Глубоководные верили, что Ктулху не умер, а просто спит и посылает своим приверженцам телепатические сновидения из Р'льеха, направляя их и указывая им путь к ускорению его освобождения. Абдул Альхазред знал это, когда писал свои загадочные строки:
То не мертво, что вечно пребывает
В веках, и смерть сама, бывает, умирает.
Вот какова была высшая цель глубоководных. Они хотели распространять слово их бога, пусть тайно и медленно, и в конце концов добиться его триумфального воскрешения, чтобы он снова мог править Землей, как было в те незапамятные времена, прежде чем Старшие Боги низвергли его.
В целом мифология Ктулху завораживала. Несмотря на пленение и насильственное обучение, она неимоверно меня заинтересовала. Казалось, Семпл был доволен, когда я сказал о моем интересе, но, с другой стороны, разочарован, что я не смог заставить себя считать чем-то большим, чем легенды.
— И все же теперь вы принимаете все остальное, — объявил он в конце последней лекции. — Вы принимаете глубоководных, их подводные города, даже шогготов. Но почему не можете принять и великих Древних?
Мы надеялись, что вы сможете принять культ Ктулху без дальнейших убеждений.
— Убеждений? — я внимательно посмотрел на него. — Не понимаю, что вы хотите сказать. Разумеется, я согласен с тем, что глубоководные — реальность. Да и шогготы. Я ведь видел и тех и других. Но Ктулху? Почему, чтобы стать вашим послом, так необходимо, чтобы я «принял в душу» вашего бога? Я полагаю, все то, что рассказала мне Сара, правда. В конце концов мне предстоит стать кем-то вроде посла между глубоководными и моим собственным народом?
— Вашим собственным народом? — Семпл изумился, но потом взял себя в руки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

загрузка...