ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Собака уже давно перевалила за гряду, а старик только добрался до вершины. Остановился, чтобы перевести дух. Заливистый лай Джема доносился из низкорослого ельника, окаймляющего широкую продолговатую поляну. Хютенен обернулся и увидел все сам.
Издалека был виден только хвост самолета, но его высота уже позволяла судить о габаритах всей машины, а тусклые опознавательные знаки о его принадлежности. Егерь спустился вниз и стал продираться сквозь ельник. Следы тех, кто прошел здесь раньше, четко отпечатались на мху. Одни были уже знакомы своим характерным рисунком, такие же были на снегу, вторые — определенно были оставлены подошвами замшевых ботинок погибшего. Микко вышел из зарослей и увидел весь самолет. Это был большой грузовой «юнкере» с опознавательными знаками «люфтваффе». Сквозь плоскость с сорванной обшивкой между уцелевшими элеронами пробилась молодая сосенка, на поверхности крыла местами обосновался лишайник. Самолет лежал на брюхе, лопасти винтов были искорежены при вынужденной посадке. Старик направился в обход «Юнкерса»: весь фюзеляж был в отверстиях от пуль и снарядов. Метров на пятьдесят за хвостом самолета тянулась прочерченная при посадке борозда. Почти все стекла в пилотской кабине выбиты. Ручки на двери, ведущей в грузовой отсек не было, ее кто-то выломал. Обломки ручки и замка валялись на мху возле двери. В двери и обшивке были пробиты два отверстия, сквозь них была продета алюминиевая проволока, концы которой были аккуратно скручены. Опередившие егеря посетители постарались изолировать машину от посещения мелкого лесного зверья. Хютенен размотал концы проволоки, отжал плечом дверь и, перешагнув порожек, пробрался внутрь. Внутри фюзеляжа царил полумрак. Свет пробивался сквозь наружный люк, пилотскую кабину и оконца стрелка, защищавшего машину от атак истребителей противника со стороны задней полусферы. Отсек был заставлен ящиками, от смещения во время полета их удерживала сеть из брезентовых ремней. Старик подергал их — ремни оказались еще вполне прочными, и почти на ощупь добрался до кабины. Повсюду были дыры пробоин, в отверстия пробивались лучи солнца. Он пробирался вперед, пока не уперся в обезображенную осколками приборную доску. Поверх нее успела свить гнездо какая-то лесная пичуга. Сидения с кожаными спинками были иссечены пулями и осколками, но они были пустыми. Хютенену это показалось странным, все же экипаж оставался в самолете. Черепа и кости летчиков вперемешку лежали на полу. Сначала старик подумал, что это работа лис, волков или зверья поменьше, но нигде не осталось ни одного обрывка формы или летного обмундирования, ни одной пуговицы, значка, застежки. Не было на месте и личного оружия экипажа, исчезло все, даже штурманские инструменты. Егерь достал зажигалку и осмотрел все пространство кабины, заглянул под сидения и приборную доску. Ни клочка обмундирования не было и там, как, впрочем, и нагрудных медальонов, на месте были только парашюты в истлевших парусиновых сумках. Старик осторожно, стараясь не потревожить останки, двинулся к выходу из кабины, снова протиснулся мимо штабелей ящиков и прошел в сторону хвоста. Части скелета радиста лежали на полу отсека, следов одежды никаких. Теперь стало ясно, что за «гости» побывали здесь до него. Что-то о таких «старателях» он слышал или читал. «Черные следопыты» ищут останки солдат минувшей войны, старое оружие, документы, военные атрибутику и одежду, оборудование. Гребут все, что годится для частных коллекций, и не только. Говорят, за нагрудные медальоны немецкое правительство платит премию, столько же за них платят любители, желающие пополнить свою коллекцию редкой реликвией. За все это очень хорошо платят в России, а еще больше — в Европе. И все же пять медальонов и комплектов обмундирования времен второй мировой не стоят того, чтобы палить друг другу в спину. Быть может, причина смерти одного из мародеров находящийся на борту груз? Старик подошел к ящикам. С левого штабеля сеть была снята. Подсвечивая себе зажигалкой, он принялся осматривать ящики. С верхнего были сорваны пломбы, и защелки на крышке были не закреплены. Старик просунул руку внутрь, нащупал что-то и потянул на себя, это был длинный предмет, завернутый в промасленную бумагу. С трудом удерживая скользкую от обильной смазки находку, он подошел к люку, где было светлее, и размотал обертку. Слой за слоем обрывки летели на пол, пока в руках у Микко не оказалась винтовка. Это был хорошо ему знакомый с военной поры «маузер». Старик подбил рукоять затвора ладонью, отвел его назад, внутри — ни пятнышка ржавчины. Винтовка отлично сохранилась и была такой же смертоносной, как и шестьдесят лет назад. Надежная штука, у него самого была такая же. Егерь прислонил оружие к стенке отсека и продолжил осмотр. Всего оказалось: пять ящиков с винтовками, по десять штук в каждом, двадцать ящиков с запаянными цинками, в которых хранились винтовочные патроны. В двух ящиках совсем небольшого размера, каждый в отдельной промасленной коробке, лежали пистолеты «вальтер», а в пяти ящиках цинки с пистолетными патронами. Двух пистолетов не хватало, не было и одного цинка с патронами для них. Остальные ящики были заполнены полевыми телефонами, щелочными батареями, медикаментами и сухим горючим, было два ящика, в которых оказались портативные радиостанции. Нашелся и брезентовый мешок с печатями военной почтовой службы. Мешок давно сгнил, и сквозь прорехи в парусине виднелись серые слипшиеся бумаги с выцветшими адресами отправителя и получателя. Теперь для старика все более-менее прояснялось: причиной преступления было оружие, его на борту самолета было в избытке и сохранилось оно отлично. На черном рынке за весь этот арсенал можно было получить сумму с большим количеством нулей, и не в российских рублях, обесценивающихся вопреки заверениям министра финансов, небывалыми темпами, а в какой-нибудь более надежной валюте.
Старик докурил, аккуратно втоптал в снег окурок и кряхтя встал. Перед уходом нужно было кое-что сделать. Сначала он освободил подходящий по размерам ящик, вывалив его содержимое прямо на металлический настил в свободном углу грузового отсека. Потом собрал в него все кости и поволок ящик наружу. Тащить ящик по гравию было ничуть не легче, чем по настилу отсека. Вдобавок к шуршанию камней добавился стук содержимого. От этих звуков работа веселее не шла. Еле-еле удалось протиснуть груз через входной люк. Несколько раз он устраивал перекур. Несмотря на крепкое сложение, годы брали свое. Ящик он установил у подножия сельги и забросал мелкими булыжниками. Минуту постоял над могилой молча. Все-таки в прошедшей войне они были на одной стороне, как бы там потом ни оказалось. Джем никак не мог догадаться, что за игру устроил хозяин. Потом началась основная часть работы; закончил ее Микко далеко за полдень. Солнце начало клониться к горизонту, когда он свистнул собаку и зашагал по направлению к дому. До темноты он мог пройти километров семь. Ради такого расстояния можно было и не пускаться в путь, особенно если спину и ноги ломит, как будто весь день таскал тачку с камнями. Но Хютенен ни за что не остался бы ночевать на берегу возле самолета. Когда он остановился на ночлег и. раскатал спальник поверх лапника, настеленного в шалаше, в небе уже вовсю играло первое в этом году северное сияние.
ГЛАВА 2.
«… НИЖЕПОИМЕНОВАННЫЕ НАЗНАЧЕНЫ ДОБРОВОЛЬЦАМИ…»
Своим сложением Олаф Юргенссен удался в своих далеких предков. Родись он веков на девять раньше, пришелся бы очень кстати за веслом на скамье дракара какого-нибудь конунга викингов, ведущего ватагу соплеменников в лихой набег на берега Альбиона или Дании. На здоровье Олаф не жаловался никогда, и жалобы на какие-то болячки были ему попросту не понятны. В его здоровом, отлично отлаженном организме никогда ничего не болело, и то, что что-нибудь болит у других, приводило Юргенссена в искреннее недоумение. Идиллия продолжалась до тех пор, пока в один прекрасный день, точнее, вечер, а еще точнее, вечер вчерашний, закусывая пиво орешками в баре, потомок викингов попытался раскусить случайно оказавшуюся в пакете с ними призовую пластмассовую фишку. Из серии «собери таких десять штук и отправь по адресу…», в числе призов — два снегохода и полторы тысячи биотуалетов. Фишку он не разглядел в потемках, организованных по случаю стрип-шоу. Под бурные аплодисменты, сопровождавшие выступление склонной к хорошо оплачиваемому эксгибиционизму барышни, увлекшийся Олаф стиснул челюсти значительно крепче, чем следовало бы. В результате бедняга немедленно получил два куска пластмассы вместо одного и трещину в зубе. Хозяин заведения обещал возместить все затраты, связанные с лечением, но, во-первых, в баре Олаф оказался как раз по случаю мальчишника, устроенного единственным в Вадсе дантистом в связи с предстоящей завтра и полдень свадьбой, и лечить пострадавшего было некому; а во-вторых, с утра у О лафа было дежурство на метеостанции. После того как принятое вчера «болеутоляющее» было выведено из могучего организма в окружающую среду, зуб разболелся еще сильнее. По причине молодецкого здоровья Олаф, не сильно разбиравшийся в фармакологии, выгреб из имевшейся на метеостанции аптечки все имевшиеся таблетки, позвонил поселковому врачу и узнал, для чего какие предназначены. Потом отобрал те, что, по его мнению, соответствовали сложившейся ситуации, для большей гарантии он взял каждых по две, старательно размолол пилюли, используя здоровую часть жевательного аппарата и, запив молоком из пакета, применил, как пишут медики в рецептах, «внутренне». После чего повязал щеку шарфом и отправился ждать результата. Результат не заставил себя ждать слишком долго, только по непонятной причине проглоченные медикаменты подействовали не на верхнюю, а на среднюю часть организма крепыша-метеоролога. А именно как раз на то место, где нижние конечности крепятся ко всему остальному. «Результат» имел место три раза, после чего Олаф сложил оружие и решил отдаться в руки профессионалов.
Недель за пять до того, как организм Олафа Юргенссена вступил в конфликт с фармакологической промышленностью Норвегии, майор Бен Йенсен спокойно подъезжал к воротам авиабазы Буде. В лучах ярких ламп дневного света искрился снег на соснах у пропускного пункта. Настроение было отличным, в планы майора входило отметиться на службе и выбраться в город — у сына в колледже были проблемы, требующие вмешательства родителей и педагогического совета. Об этом прямо и недвусмысленно сообщил директор учебного заведения в телефонном разговоре накануне вечером. Конкретную причину вызова директор обещал изложить при встрече. Погруженный в семейные проблемы, Йенсен машинально показал пропуск сержанту местной охраны и собирался проследовать дальше, но сержант постучал по стеклу костяшками пальцев, давая понять, что у него есть для майора какое-то сообщение. Йенсен опустил стекло.
— Доброе утро, майор, — зябко простучал зубами сержант.
— Приветствую вас, — иронично ответил Бен, неодобрительно поглядывая на его поднятый воротник — прямое нарушение формы одежды при исполнении служебных обязанностей, — надеюсь, вы меня остановили не для того, чтобы сообщить этот не нуждающийся в подтверждении факт?
— Вовсе нет, господин майор, вас вызывает к себе командир базы.
— На какое время?
— Немедленно, господин майор. Вам приказано прибыть К нему сразу, как только прибудете на базу.
Бен кивнул и проехал под арку ворот внешнего ограждения. Свернув к штабу, он задумался, что это такое понадобилось начальству. Полетов на сегодня не ожидалось. Последнее время они вообще летали не так часто, как раньше. В результате развала армии и флота у русских осталось совсем мало субмарин, охота за которыми входила в задачу подчиненного майору Йенсену экипажа. Другое дело раньше — летать приходилось почти ежедневно, на земле экипажи патрульной разведывательной противолодочной эскадрильи оставались в редких случаях, когда погода была совсем уж никуда не годной. Бен оставил машину на стоянке у штаба и направился ко входу в здание. Холодный морозный ветер проник за воротник сразу, как только он выбрался из нагретого салона.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...