ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А наше мероприятие?
— Псу под хвост пошло наше мероприятие! Это военный самолет, сбитый над вашей территорией. Заниматься им будут военные. Их тут будет столько, сколько иголок в лесу.
— Как объясним наш отход гостям?
— Нужно придумать что-нибудь убедительное. Ты подумай, а я пойду и позвоню своему шефу.
— Откуда ты собираешься ему звонить?
— Отсюда. Не волнуйся, у меня с ним есть нормальная связь.
— Это не охотники, — прошептал Аре Осерюд Бену, украдкой косясь на суетящегося у костра местного мужика.
— Почему ты так решил? — так же тихо спросил Йенсен, — У них лыжи и оружие.
— Здесь лежит самолет с прошлой войны, а у костра я заметил ящики с немецкой маркировкой.
— И что из этого следует?
— Я читал, что у русских, как и в Европе, некоторые занимаются поисками оружия, оставшегося со времен Второй мировой. Это так же популярно, как и поиски кладов. И так же незаконно.
— Это к лучшему. Они, как и мы, заинтересованы в том, чтобы держаться подальше от русских властей.
— О чем совещаетесь? — тихонько спросила подошедшая к ним Сандра. Аре в двух словах объяснил ей свои соображения.
— Может быть, нам попробовать связаться с базой?
— Чего вы этим добьетесь? Думаете, за вами пришлют парашютистов-спасателей? Своим выходом в эфир мы только подскажем русским, где нас искать! Я бы не торопился включать наш передатчик на излучение.
— У нас с собой данные чрезвычайной важности, мое командование…
— Будет отрицать всякое участие в этом деле, — закончил за девушку фразу Бен, — постарайтесь спрятать ваши материалы где-нибудь здесь, в лесу. Может быть, потом, из сибирских лагерей, вам удастся передать весточку вашему начальству, и оно пришлет агента их забрать.
— Про Сибирь — вы это серьезно? — передернула плечами американка.
— А вы думаете, они вас на курорт пригласят? Не забывайте: мы нарушили их воздушное пространство, вели разведку в их территориальных водах, нас сбили. И эти «охотники» не волокут нас в КГБ только потому, что еще не объявили по радио о премии за нашу поимку.
— Теперь это у них называется ФСБ, — машинально поправила девушка.
— Что вы сказали? — спросил Бен. — Что это, ФСБ?
— Не важно! — мотнула головой Сандра, — А если нам попробовать добраться до финской границы? Вы говорили, она совсем рядом!
— За этим озером. Собираетесь переправляться вплавь или идти в обход пешком? — насмешливо спросил Осерюд.
— У этих русских есть снегоходы, мы можем воспользоваться ими!
— А если они откажутся их нам любезно предоставить? — в упор посмотрел на нее Бен.
— У нас ведь есть оружие! — Сандра не успокаивалась.
— Боюсь, у них тоже, — не отводя взгляда, ответил Бен.
— Думаю, нужно собрать всех наших и устроить небольшой военный совет, — миролюбиво предложил штурман, — там все и решим. — Штурман, стараясь не привлекать внимания русских, обошел всех своих и предупредил, чтобы они собирались возле «Ориона» для обсуждения важного вопроса.
ГЛАВА 14.
«…НОРМАЛЬНЫЕ ГЕРОИ ВСЕГДА ИДУТ В ОБХОД…»
Вернувшиеся в лагерь Виктор и Стас застали членов своей команды за работой. Игорь и Рома, под чутким руководством принявшего на себя командование Саньки, спешно грузили снаряжение и уцелевший груз «юнкерса» на нарты. Палатки были уже свернуты, брошенный костер догорал, никого из экипажа аварийного самолета в лагере не было.
— Эй, что происходит? — громко спросил Конев, остановившись среди суетящихся компаньонов, — в чем дело?
— Шмотки собираем, валить отсюда надо, вот в чем, — невозмутимо поведал ему Санька, водружая на нарты очередной тюк с «добычей».
— Это ж чье такое решение? — усмехнулся Виктор.
— Народ решил, — Конев уверенно посмотрел в глаза «начальнику экспедиции», — А что тут делать? Этим помогать? Они и сами справятся, ценного у них в самолете ничего нет, одно железо, его отсюда не вывезешь. На металлолом его сдавать, что ли? Я уже их лайнер весь облазил — ни груза, ни чего-либо интересного на борту нет. Это военный самолет. А раз так, нужно держаться от него подальше.
— Кажется, деньги вам я плачу? — холодно спросил Виктор, — Или вы, как в колхозе, на хозрасчет перешли?
— А мы нанимались добро, с «юнкерса» перевозить, вот мы тебе его и перевозим. Не нравится, можешь тут сам оставаться…
— Не время ругаться, делаете вы все правильно, — вмешался поляк, — но старший у нас один, и дисциплина нам нужна особенно сейчас. Пойду звонить. Где мой чемодан?
— Последний вагон, верхняя полка, — сообщил Кошкин, — Не бухтите, товарищи командиры, подчиненные должны проявлять разумную инициативу. Мы же не смылись без вас, а просто на всякий пожарный приготовились дать деру. Подсуетились, так сказать, пока наши гости отсюда срыли. Кучкуются возле своей лайбы, небось что-нибудь гадостное замышляют.
— Ладно, — сменил гнев на милость Виктор, — грузитесь, так и быть.
Стас нашел свой дипломат, достал из него «мобильник» и пристегнул к нему аккумулятор темного цвета. К его удивлению, на панели телефона высветилось обозначение того, что аппарат находится в зоне доступа. Разведчик отошел, чтобы остальные не слышали, о чем пойдет разговор, и набрал нужный номер. Через мгновение он услышал знакомый хрипловатый голос полковника Вацлава Пенязя. Слышимость была отличной, как будто собеседник находился где-то рядом, на удалении вытянутой руки, а не за тысячу километров отсюда. Полковник выслушал доклад своего подчиненного, ни разу не перебив его. Потом уточнил:
— Вы говорите свободно? Вас никто не слушает, никто не мешает?
— Совершенно свободно, — подтвердил его молодой коллега.
— А ситуация под контролем?
— Что имеет в виду пан полковник? — уточнил Стас.
— Я про наше дело, вы все проверили?
— Точно так. Но здесь семьдесят сантиметров снега, найти невозможно. Есть признаки, что кто-то побывал здесь перед нами. Один из моих помощников предлагал навести справки в лесничестве, но, в связи с изменившимися обстоятельствами, это становится опасным.
— Хорошо, выбирайтесь оттуда, я доложу руководству обо всем, что случилось. На всякий случай с этого момента держите телефон на приеме, — сказал полковник и отключился. Стас спрятал трубку в карман и аккуратно закрыл его на молнию. Через минуту он присоединился к остальным.
— Что сказал босс? — осведомился Виктор. Он сидел возле кострища и курил, воплощая в жизнь принцип: хороший начальник никогда не мешает подчиненным выполнять свою работу.
— Одобрил «решение народа», — улыбнулся Стас.
— Тогда вперед, труба зовет, — Конев выбросил сигарету в тлеющие угли прогоревшего костра и поднялся на ноги. Поклажа была уже увязана, а «народ» нервно курил возле снегоходов.
— По коням! — бодро скомандовал Виктор, но его подчиненные не успели и сдвинуться с места, как прозвучала другая команда. Резкий властный женский голос с ужасным акцентом, но по-русски отчеканил:
— Ни с места, руки вверх! Кто прикоснется к оружию, мы сразу убить!
— Ни хрена себе! — только и сказал Виктор, оглянувшись назад.
Вокруг них стояли члены экипажа норвежского самолета с пистолетами в руках. Санька медленно потянулся к прикладу карабина. Он не успел его даже коснуться, грохнул выстрел, и у его ног вздыбился фонтанчик снега.
— Больше не предупреждать!
— О-о-о, пани хорошо знает русский? — зло усмехнулся поляк.
— Зато остальные его не знают, — отрезала Сандра, — поэтому они будут не говорить, а стрелять.
«Любители зимней охоты» медленно подняли руки вверх. Сандра нервно рассмеялась, впервые с момента вынужденной посадки на ее лице играла торжествующая улыбка. Бен с неприязнью сделал вывод: «А ведь сейчас она просто упивается своей властью над оказавшимися под прицелом людьми». Через пять минут все русские были добросовестно связаны, их усадили возле костра, в который подбросили свежих досок. А сами летчики приступили к осмотру снегоходов. Охрану «арестантов» поручили Эриксону, вооруженному отобранным у русских карабином. Остальные тем временем принялись сбрасывать с нарт поклажу. К русским подошли девушка и Бен.
— Вы, — она пнула носком ботинка сидящего Виктора, — говорить быстрее, где горючее и пища!
— Ищите, и обрящете, — мрачно процедил Виктор, не оборачиваясь в ее сторону.
— Мы не иметь время. Говорить быстро, или мы стрелять!
— Пошла ты!.. — отозвался на ее угрозу Кошкин. — Резвая больно, я бы с тобой порезвился при других обстоятельствах!
Девушка перешла на английский и сказала Руану: «Лейтенант, ударьте прикладом главного, они не хотят говорить, где у них горючее и продовольствие».
— Вы предлагаете мне бить пленного? — удивился Эриксон.
— Делайте, что я вам говорю, мы только зря теряем время.
— Руан, сделайте вид хотя бы, что собираетесь это сделать, — сказал Бен, — думаю, этого будет достаточно, это обыкновенные туристы.
— Как скажете, — пробубнил Эриксон и, наклонившись над сидящим русским, замахнулся прикладом.
Выстрел прогремел туго и надрывно, как удар бича. В ткани куртки Эриксона на спине образовалась дыра, в стороны брызнули какие-то осколки. Он крутанулся волчком и рухнул в снег, на его лице застыла гримаса удивления и боли. Никто не успел сдвинуться с места, в голосе, отдавшем приказ, прозвучавший сразу после того, как стихло эхо выстрела, не было ни капли сомнения:
— Everybody lie dawn! Who'll move — dead! (Всем лечь, кто пошевелится — покойник!)
В одно мгновение положение изменилось, летчики послушно опустились в снег.
— Arms on neck, legs on width of shoulders! (Руки на затылок, ноги на ширину плеч!)
Лежащие в снегу послушно выполнили приказ.
— Don't move! (He двигаться!) — скомандовал кто-то, все еще невидимый, из своего укрытия.
— Наши подоспели, наверное, погранцы! — на небритой физиономии Кошкина расцвела улыбка.
— Сиди спокойно! — приказал ему Виктор. — Макс, ты? — крикнул он, оборачиваясь к лесу.
— Я, кто ж еще? — спокойно прозвучало в ответ, из-за елки появилась крепкая фигура в белом маскхалате и заскользила к ним на коротких широких лыжах. Не выпуская из поля зрения лежащих, Макс освободил Виктора, вручил ему винтовку с оптическим прицелом и сказал:
— Игрушка вроде в твоем вкусе?
— В самый раз, — подтвердил Виктор и любовно погладил ложе оружия, — это Макс, кореш мой питерский, — объяснил он оторопевшим членам своей команды. Виктор растер затекшие руки и перехватил оружие удобнее.
— Ты вовремя, — сказал он приятелю. Потом занял позицию, так чтобы все члены экипажа «Ориона» были у него под прицелом.
— Раньше смысла не было. Я еще вчера смекнул, чем все это может закончиться, когда увидел приземление этих гуманоидов. Только решил до времени не высовываться.
— Правильно решил, — подтвердил Виктор. Теперь присутствующие поменялись ролями. Летчиков обезоружили и связали. Их пистолеты раздали недавним пленникам.
— И что теперь? — спросил Игорь.
— Теперь придется сдать эту гвардию законным властям, — предложил Стас, — что же еще?
— Думаю, с властями мы связываться не станем, — решительно сказал Максим.
— Вы предлагаете их всех того? — осведомился Стас.
— Зачем же того, пусть сидят здесь и ждут, пока их найдут.
— Но они же скажут, что мы убили их товарища! Сообщат наши приметы, нас будут искать!
— Кого убили? — рассмеялся Максим, — Этого, что ли?
Он пнул ногой лежащего на земле Эриксона, тот застонал и пошевелился.
— Лежать, — Олейник придавил его ногой.
— Надо же, живой! — удивился Елкин.
— Конечно, живой, что ему сделается? — Максим достал из кармана патрон и протянул ему. Игорь повертел его, разглядывая. Пуля у патрона была странной, пластмассовой и полой.
— Я про такую штуку в одной книжке прочитал. Там мужик хотел заполучить в виде трофея оленьи рога, а саму зверюгу убивать не хотелось, вот он и сделал такие пули. Они только оглушают. Кажется, фамилия писателя Хантер, а книжка называется «Снайпер». Мне мужики сделали в одной мастерской по спецзаказу.
— Теперь понятно, — Елкин вернул патрон хозяину.
Тот убрал его в карман и обратился к сидящей на снегу Сандре, внимательно следящей за его объяснениями:
— Ты у нас вроде бы по-русски говоришь, так вот скажи своим приятелям, что остальные патроны боевые.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...