ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рейс был паршивым, во-первых, назад предстояло идти порожняком, а за это им много не забашляют, а во-вторых, ночевать светило в этом самом поселке. Было просто-напросто неизвестно, есть ли в нем хоть какая-нибудь гостиница или нет. Перспектива ночевать в кабине была не особенно заманчивой. Очнулся Михаил от весьма ощутимого тычка в бок. «КамАЗ» остановился.
— Ты чего, Серега? — спросил Михаил, продирая глаза, и посмотрел на светящиеся стрелки часов на приборной доске, — мне еще спать законные полчаса!
— Вон смотри, какая игрушка стоит, типа ничья! — напарник кивнул на обочину. Снегирев посмотрел в указанном направлении и увидел новенький снегоход, сверкающий в лучах мощных фар. Снежный мотоцикл стоял метрах в пяти от бампера их машины. На разложенном поверх сидения тряпичном чехле лежали инструменты, на багажнике виднелась какая-то коробка.
— Нет, что ли, никого? — удивленно спросил он.
— Обычно на таких «новые русские» раскатывают, экзотику ищут.
— А чего бросили?
— Может, сломался? Посмотрим?!
— Ну, пошли, — пожал плечами Михаил и на всякий пожарный прихватил монтировку. Они выбрались из кабины и внимательно осмотрелись. Кроме них, на дороге никого не было. Стояла тишина, нарушаемая только шумом работающего двигателя их машины. Подошли к «поларису».
— Точно, кто-то из «новых», — сделал выводы напарник, — вишь, инструменты как бросили. Хоть бы спрятали.
Он взял один из ключей и по слогам прочитал сделанную на нем надпись:
— Made in Japan . Япан, это в Японии, что ли?
— Где ж еще, они в комплекте со снегоходом идут.
— Надо подобрать ключики, не обеднеют, а нам пригодятся.
— Смотри, нарвемся еще! Простой народ на таких не катается.
— А че, тут что, кроме нас больше никто не ездит? Ну-ка, что у нас в коробке? — напарник сунул ключ в карман и полез в картонный ящик.
— И что?
— Нормалек, водяра! Слышь, Серый, эти крутые, они по жизни тупые, как валенок. Столько бухла бросили. Хоть бы спрятали, в снег зарыли. Давай заберем.
— Ну, водяру еще ладно, а ключи не нужно.
— А брось ты. О-па! Тут еще дезодорант. Ну-ка, — напарник снял с баллончика крышку и брызнул из него в сторону Снегирева. В нос Сергею ударил какой-то химический запах.
— Что за дрянь? — успел сказать он и медленно осел на снег.
— Серега, ты это что? — спросил напарник и почувствовал, как немеет его язык и темнеет в глазах. Он упал. На дорогу выскочили поляк, Виктор и Сашка.
— Ничего не трогайте! — распорядился Стас. Он обильно опрыскал коробку, руки и лица водителей из баллончика с «газом для зажигалок».
— Пока можно покурить. Нужно немного подождать, пока все нейтрализуется.
Для полной гарантии они выждали минут десять, потом убрали ящик и инструменты, обыскали карманы водителей, потом оттащили их в лес и забросали снегом. Рядом с ними бросили тару с водкой, ее все равно теперь пить никто бы не решился. В свете фар рассмотрели документы Снегирева и его напарника, накладные на груз и путевой лист.
— Все как нельзя лучше, едут они как раз в Новый Зашеек, — сказал Виктор.
— Пошли груз смотреть, — кивнул ему Максим. Пока открывали заднюю дверь тента, Санька, Игорь и Роман подогнали остальные снегоходы. Олейник и Конев долго возились с замком, он замерз, и прежде чем им удалось заглянуть внутрь кузова, его пришлось отогревать зажигалкой.
— Придется все это добро выкидывать, — хмуро сообщил Виктор.
— Не все, придется оставить рядов пять, чтобы замаскировать снегоходы.
— Все не влезет, — категорично покачал головой Макс, — придется часть снаряжения здесь бросить.
— И как вы собираетесь снегоходы загонять в кузов? — спросил подошедший к ним поляк.
— Придется изобразить что-то вроде пандуса, — сказал Виктор, — просто подгоним машину задом к повороту, сдадим ее прицепом к сугробу, что вдоль дороги, — и нормалек, немного лопатой помахать.
Лопатой действительно пришлось помахать, пока не соорудили подобие пандуса, способного выдержать вес снегохода. Потом выстроились цепочкой и принялись разгружать «КамАЗ». Сандру назначили наблюдателем — сидеть, как сова, на вершине сопки и таращиться в ночь. Часам к четырем им удалось выбросить из фургона ненужный груз, закатить туда снегоходы, двое нарт и часть снаряжения. На сиденья снегоходов уселись Сандра, Стае, Санька, Виктор, Роман и Дик. Как назло, на фотографии в документах водителей КамАЗа больше всех были похожи Дик и Роман. Но Роман не водил машину, а Дик окончательно сдал и ни на что не годился. Приходилось рисковать, роль дальнобойщиков полезли играть Игорь и Максим.
— Возьмите это, — предложил Стае и протянул свой аэрозоль.
— Ну его нафиг, — сказал Макс, — я уж лучше этим обойдусь.
Он снял с предохранителя «кольт» Сандры, дослал патрон в патронник и осторожно засунул оружие себе за пазуху.
— Этой вашей импортной парфюмерией еще чего доброго сами потравимся. Выбрось-ка его от греха подальше, — посоветовал он поляку. Олейнику и Елкину пришлось хорошо попотеть, когда они заполняли ящиками заднее пространство фургона. Сначала хотели сделать защитную стенку потоньше, чтобы сидящие внутри могли при необходимости прийти на помощь водителям. Но потом решили не рисковать — вдруг милиция окажется дотошной и полезет смотреть. Ведь трудно поверить, что за пятью слоями коробок пустое пространство. Возле двери, по совету Игоря, поставили ящики с водкой.
— Я эту братию знаю, уж можете мне поверить. Раз пост стоит, просто так не пропустят, что-нибудь да отберут. А так, бухло им сразу в глаза бросится, может, дальше и не полезут.
— Черт с ним, пусть подавятся, лишь бы внутрь не лезли, досматривать не стали, — ответил Елкину Максим.
Игорь и Макс закрыли створки и повесили замок.
— Ну, с Богом, — скомандовал Максим и быстро перекрестился, — трогай помалу.
Мост они проехали спокойно. Здесь милиции не оказалось. Но расслабляться не пришлось. Те двое, которых видел Кошкин, не ушли, они просто сменили место дежурства, перебрались ближе к поселку. Как только «КамАЗ» поравнялся с первыми домами, на дорогу выскочили два милиционера в касках, бронежилетах и с оружием. Один принялся размахивать светящимся жезлом, давая сигнал остановиться.
— Влипли, — мрачно процедил Елкин, вся эта история ему уже давно не нравилась. Но он понял для себя одно: если хочешь выжить и деньжат заработать, нужно играть командную игру. Иначе его новые знакомые, которые так запросто кладут штабелями ни в чем не повинных людей, избавятся и от него. И Виктор не заступится, он во всем слушается Макса и этого хренова поляка с кучей отравы.
— Не кажи гоп, — уверенно сказал Максим.
Старшим на посту оказался молодой парень с нашивками сержанта. Он вскинул руку с болтающимся на ремешке полосатым жезлом к краю стального шлема и громко произнес:
— Здравствуйте, товарищи водители! Куда следуем? Покажите документы, пожалуйста.
— А что случилось, командир? — поинтересовался Елкин, протягивая права и документы на груз.
— Вооруженные преступники сбежали, — ухмыльнулся второй с погонами рядового, — на дальнобойщиках специализируются.
— Да ну? — продолжал разыгрывать простака Игорь.
— А то думаете, чего мы тут мерзнем? Ради таких, как вы, стараемся.
Максим подумал, что насчет «мерзнем» — это небольшое преувеличение. В доме, в котором обосновались менты, судя по вьющемуся из трубы дымку, явно было нехолодно. Да и мерзнуть им полагалось возле моста, а не в поселке. Но произнес Максим совсем другое:
— Мы никого не видели.
— Мы тоже, — ухмыльнулся сержант.
— Откройте фургон, товарищ водитель, — приказал старший.
Игорь, кряхтя, полез из машины. Максим не торопился, он переложил оружие в карман куртки и только тогда пошел следом. Елкин возился с замком.
— Греть нужно, замерз! — сказал он сержанту.
— Спички дать? — ухмыльнулся тот.
— Не нужно, зажигалка есть, — отозвался Елкин. Он прогрел замок, и наконец смог провернуть ключик. С помощью подошедшего Олейника открыл обе створки.
— Смотрите, — безразлично сказал он и отошел в сторону. Максим занял позицию рядом с ним. Краем глаза Игорь заметил, что напарник сержанта держит их обоих на мушке.
— Что везем? — спросил сержант.
— Все, как в накладных, продукты, — пожал плечами Макс, — хотите — проверяйте.
— И проверим, — сержант забрался в кузов и, подсвечивая себе фонариком, принялся изучать маркировку на коробках. Потом надавил на стенку плечом. Та даже не колыхнулась.
— Продукты, значит, а где у вас на эти продукты сертификат качества? А? — нагло осклабился сержант, спрыгивая на землю.
— Так в документах, — пожал плечами Игорь.
— Что-то я его в бумагах не заметил. Придется груз задержать!
— Командир, у тебя же в руках все бумаги и разрешения.
— А хрен его знает, может, они поддельные. Это ж ксерокопии, — сержант посветил фонарем на бумаги.
— Да настоящие это бумаги, командир, ночь на дворе, и так застряли, пока движок чинили. Давайте по-хорошему разойдемся.
— По-хорошему, говоришь? — сержант много значительно похлопал своим жезлом по ладони, — А ты, Руслан, что скажешь?
— Будем взаимно вежливыми, — ухмыльнулся рядовой.
— Короче, с вас четыре пузыря и жратвы на закусь, вот такой расклад. Ни за что не поверю, что вы ночью честный груз возите. Наверное, груз левый и документы все липовые.
— Мужики, я же так с хозяином не рассчитаюсь, — сказал Елкин, — в первый рейс на новом месте еду, давайте хоть два!
— Ладно, давайте два, — смилостивился сержант. Игорь накидал в картонную коробку банок консервов, положил сверху две бутылки, и дорожный патруль вернулся в дом продолжать нести «службу».
— Шакалы, — процедил Елкин, забираясь в кабину, — такие беспредельщики, как бандюки!
— Очень хорошо, — сказал Максим, — они пока еще действительно ничего не знают.
«КамАЗ» медленно тронул с места и покатил через спящий поселок. Максим достал карту и принялся светить себе фонарем.
— Игорь, держи правее, тут дорога должна быть в сторону Ципринги. Поедем по ней, так путь короче, получится даже быстрее.
— Быстрее — это хорошо, — кивнул Елкин, выворачивая руль вправо.
Быстрее не получилось, они отъехали от поселка километров шесть и увязли. Дорога была завалена снегом. Вероятно, ею просто не пользовались в это время года. «КамАЗ» подергался и уверенно сел на все свои мосты.
— Что теперь? — спросил Игорь после безуспешных попыток стронуть застрявшую машину с места.
— Пошли выпускать наших затворников. Пока все нормально, мы и так неплохо продвинулись.
С выгрузкой пришлось повозиться, здесь не было сугроба, и снегоходы пришлось снимать руками. Пока шла работа, поляк подошел к Сандре и сказал по-английски, чтобы не поняли работающие рядом Виктор и Санька:
— Maybe, for reliability, we shall transmit your information with the help of my equipment? (Может быть, для надежности, передадим вашу информацию с помощью моего оборудования?)
— I shall deliver it! (Я доставлю ее сама!) — отрезала девушка, с вызовом глянув ему в глаза. — And then you haven a streamer, only customary disc drive (И потом, у вас нет стримера, только обычный дисковод).
— As you wish (Как хотите), — пожал плечами Стас. Стримера на его ноутбуке действительно не было.
Снова начался снежный марафон. К тому времени, когда стало светло, они оказались на берегу очередной реки. Темная вода бурлила на порогах, в камнях плясала белая пена. Русские столпились на берегу. От отчаяния Сандре хотелось плакать, она подошла к воде.
— Что будем делать? — спросила она Максима. После всего, что произошло, Стаса она начала просто бояться, — Опять искать мост?
— Здесь моста нет, — покачал головой Макс, — здесь есть вот это.
Он показал рукой на ржавые фермы, стоявшие у самого берега. На другой стороне реки были точно такие же. Между ними тянулся толстый трос, к которому крепилась проржавевшая до дыр вагонетка.
— Вы это… seriously! (серьезно!) — ужаснулась девушка.
— Серьезнее не бывает, — заверил ее бывший контрразведчик.
— Тогда верните мне оружие!
— Это еще зачем?
— На, на … For any case (На всякий случай).
— Держите, — Олейник протянул рукояткой вперед армейский «кольт».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

загрузка...