ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А я-то наивно полагал, что мой дом стоит на самом отшибе. Похоже, ближайшими соседями Карверов были белки. Интересно, как они его покупали? Пришли в агентство по торговле недвижимостью и попросили подыскать им хижину, до которой без подробной карты ни один гость не доедет?
Возникал ещё один любопытный вопрос. Как вор отыскал дом в такой глуши? И главное, зачем? Ведь у Карверов явно не ломились закрома, как у Ридов и Липптонов. Или взломщик понадеялся, что хозяева сами заблудятся где-нибудь по дороге, и дадут ему, наконец, без помех довести до конца начатое?
Филлис, разумеется, включилась, как только вышла из машины.
— Ну, вот и приехали, дом милый дом, как говорится, мы с Орвалом живем тут уже пять лет, сдавали комнаты внаем, скопили немного денег, откладывали, знаете, откладывали, и вот сюда переехали, у нас теперь три акра земли, и, знаете…
Она тараторила, и тараторила, и скоро я перестал обращать на неё внимание, как не обращаешь порой внимания на радио в соседней комнате. Вроде слышишь, но не прислушиваешься.
Хотя я и отметил, что Филлис ещё больше разволновалась. Когда она открывала дверь, руки её заметно дрожали. Правда, заглянув внутрь жилища, я понял, почему она так нервничает. Жили они бедно. Ворсистый бежевый ковер на полу был до того вытоптан, что в некоторых местах проглядывала темная ткань основы. Залысины придавали ковру такой вид, будто он переболел чесоткой.
Хотя по сравнению с мебелью состояние ковра можно было назвать удовлетворительным. Из софы, обитой линялой тканью в цветочек, выпирали пружины. Или однажды на неё приземлился великан, или обычные жители нашей планеты усаживались миллион раз, не меньше.
Напротив софы помещались два кресла с подголовниками, покрытые светло-голубым «жатым» бархатом, так его, кажется, называют. Хотя этот бархат жали, наверное, уже после того, как туда положили. Спинки кресел были неестественно откинуты назад. Между ними устроился средневековый черно-белый телевизор.
Перед софой стоял кофейный столик, служивший также и подставкой под телефон. Исцарапанный шпон из клена прожил свои лучшие годы лет тридцать назад. Даже телефон был антикварный — темно-коричневый, с вращающимся диском.
Филлис прятала глаза.
— Не дворец, конечно, мы с Орвалом люди простые, я предупреждала, но я стараюсь создать уют, нет, правда, стараюсь…
В этом сомневаться не приходилось. В комнате царил порядок. Поблекшие подушки на софе были взбитыми и свежими, а на кофейном столике лежала аккуратная стопка бумаги для заметок.
Филлис проследила за моим взглядом.
— Да, я держу бумагу и карандаш рядом с телефоном, это для Орвала, он так сердится, если ему не на чем писать, когда звонит клиент, так что я всегда кладу… — Филлис двинулась на кухню, продолжая молоть языком.
Кухня оказалась не лучше. Бежевый линолеум основательно поблек от многократного мытья. Электроплита прибыла прямиком из эпохи неолита, а посудомоечной машины и вовсе не было — наверное, в те далекие времена её ещё не изобрели. Так же, как и микроволновую печь.
Словом, воровать в доме было нечего. Но замок на двери черного хода действительно взломали с помощью какого-то столярного инструмента.
— …ужас, правда? — продолжала Филлис. — Орвал вряд ли обрадуется, узнав, что теперь ему придется менять косяк, точно вам говорю, о господи, его и так-то невозможно заставить что-то сделать по дому, а тут ещё и это добавится…
Вздохнув, я принялся осматривать дом. Правда, на этот раз я больше убегал от непрерывного жужжания Филлис, чем искал улики.
К несчастью, её гнусавый голос следовал за мной из комнаты в комнату, выдавая комментарии обо всем подряд и не упуская ни единой мелочи. Может, ей все-таки стоит сменить карьеру секретарши у братьев Макафи на работу телеведущей?
— …А это спальня, Хаскелл. Я говорила Имоджин, моей сестре, что хочу покрасить спальню в розовые тона, но Орвал как отрезал: ни за что! — и порешили на голубой, ну, я, конечно, обошла всю округу, пока нашла дешевую краску, но, по-моему, неплохо получилось в результате. А ты что думаешь, Хаскелл?
Я думал о том, что зря не захватил наушники. Кажется, заткнуть этот фонтан невозможно. Так я думал до тех пор, пока не вытащил свой фонарик и не полез на карачках под кровать.
Тут произошло чудо. Филлис замолчала, не договорив начатой фразы.
Лежа под кроватью, я решил поначалу, что у меня заложило уши. От перегрузки.
Если бы я знал, что это поможет, то сразу принял бы эту позу. Правда, под кроватью я ничего не нашел. Полы в доме Филлис, как и у Руты, были паркетными. Но — чистыми. Поэтому невозможно было угадать, побывал ли здесь кто-нибудь до меня.
Я пошарил вокруг, но быстро убедился, что все бесполезно. Даже липучки в изголовье кровати не обнаружилось.
Единственным результатом этих акробатических упражнений было то, что Филлис закрыла рот. Но, поверьте, это стоило затраченных усилий.
Я поднялся на ноги. Когда Филлис заговорила снова, в её голосе слышался затаенный страх.
— Зачем вы это сделали?
— Стандартная процедура, — ответил я. Фраза быстро входила у меня в привычку, и на этот раз, по-моему, я проговорил её с большей уверенностью, чем раньше.
Но на Филлис это не произвело впечатления. Она смотрела на меня, наверное, с минуту, — молча!
Что само по себе поразительно.
Теперь я могу включить Филлис в список людей, считающих, что меня пора упечь в психушку. Она ничего не спрашивала, в отличие от Руты и Уинзло, но мысленно явно примеряла на меня смирительную рубашку.
Может, мне только кажется, но после этого Филлис постаралась поскорее меня выпроводить. Речь её стала лихорадочной, она бормотала:
— Вам ещё долго? А то мне ведь надо ещё в магазин успеть, знаете. Из-за этого нападения у меня весь день кувырком, а я собиралась купить молока, и хлеба, и… м-м, дайте подумать… яиц, и немного…
Пока Филлис озвучивала перечень продуктов, я закончил с осмотром. Много времени не понадобилось — в доме было всего пять комнат, считая ванную. Напоследок я повторил ей то, что уже говорил Руте и Уинзло: мол, поспрашиваю в городе и свяжусь с ней, как только что-нибудь узнаю. Еще я посоветовал заявить все-таки в полицию о взломе.
Она энергично закивала.
— Ну, раз вы говорите, я, конечно, я заявлю, не беспокойтесь, Хаскелл, я непременно позвоню шерифу, да, как только вернусь из магазина. Хотя мне не хотелось бы его дергать попусту, раз ничего не украдено, но раз вы советуете, я позвоню, обязательно…
Не уверен, но мне показалось, что когда я отъехал от дома, Филлис все ещё говорила.
В машине я наслаждался непривычной тишиной. Так тихо бывает только когда внезапно выключают отбойный молоток. По дороге в контору я понял, что надо как можно скорее связаться с Верджилом. Очевидно, что в Пиджин-Форке происходит нечто очень и очень странное. Поверить в то, что грабителей прервали посреди ограбления два раза подряд, ещё кое-как можно, но чтобы три раза! Такой невезухи просто не бывает. Потом, в доме у Филлис и красть-то нечего. Так что остается разрешить только один вопрос. Что на самом деле было нужно этим псевдо-грабителям?
Этим вопросом я хотел озадачить Верджила после того, как заскочу к себе в офис: я все же лелеял слабую надежду, что у Мельбы наступит минутное просветление в любовном угаре, и она сможет сказать, звонил ли мне кто-нибудь.
Стоило мне вставить ключ в дверь, как зазвонил телефон. Я чуть шею не сломал, но успел-таки схватить трубку на четвертом звонке. Как последний дурак, ожидая услышать голос Мельбы.
— Хаскелл? — сказала трубка. — Это Рута. Я, гм, звоню сказать, что подумала и решила, гм, прервать расследование. Дневную плату можете оставить себе. Хорошо?
Я был настолько поражен, что не сразу опомнился.
— Рута, но мне показалось, что вы напуганы, и поскольку ваш муж в отъезде…
Договорить мне не удалось.
— Нет, я тут подумала и решила, что все это ужасно глупо. В смысле, ничего же не украли. В общем, по-моему, я просто раздуваю из мухи слона.
И это говорит женщина, которая вчера чуть не рыдала у меня на плече? Женщина, которая жуть как рассердилась из-за того, что шериф не горит желанием заниматься её делом?.. Та-ак.
— Но, — продолжала Рута, — все равно спасибо.
Что я мог на это ответить?
— Пожалуйста.
Я был настолько ошарашен, что долго держал в руке трубку и тупо слушал гудки. Вот так вот, от ворот поворот. Приехали.
Когда я наконец положил трубку на рычаг, телефон немедленно зазвонил вновь. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности. На этот раз послышался голос прохладный и освежающий, как лосьон.
— Хаскелл, это Джун. Я хочу поблагодарить тебя за помощь, но мы с Уинзло решили не продолжать расследование.
Оп-ля. Снова дежа вю. И на сей раз его худший вариант.
— Ну, понимаешь, ничего ведь не пропало, — ворковала Джун. — Словом, мы с Уинзло решили, что просто делаем из мухи слона.
Я молчал, открыв рот. Я сошел с ума, или Рута и Джин на самом деле используют одни и те же выражения, чтобы отказать мне в работе? Неужели простое совпадение? Или это дельце воняет хуже, чем свиноферма на пригородном шоссе?

Глава 5

Психологи советуют рассматривать возможность быть уволенным как совершенно ординарной и вполне вероятный исход. Считается, что такой подход помогает человеку работать на пределе возможностей, дает шанс как следует поразмыслить, чем заняться в будущем. Словом, полезно это — сознавать, что тебе могут дать пинка под зад.
Думаю, моя реакция на увольнение привела бы психологов в поросячий восторг. Я сел за стол, вперил взгляд в противоположную стену и стал ломать голову над извечным вопросом: кто виноват?
Есть ли смысл искать виноватого, спросите вы. Очень даже есть. Ведь иначе мне придется признать, что уволили меня по одной простой причине: из-за того, что я показал себя распоследним идиотом, ползая под кроватями на глазах у изумленных клиентов.
Удручающая мысль, не правда ли? Чтобы не зацикливаться на ней, я предпочел думать о другом. Разве не странно, что и Рута, и Джун позвонили, чтобы дать от ворот поворот уже на следующий день? Да ещё почти одновременно? Напрашивается вопрос: а вдруг их заставили так поступить?
Я посмотрел на телефон. Филлис сказала, что собирается в магазин. Тот, кто связался с Рутой и Джун, мог элементарно не застать её дома. Если я рассудил верно, то как только она вернется, нагруженная яйцами, молоком, хлебом и прочей снедью, в моем кабинете раздастся звонок.
Но телефон молчал.
Ох и дурацкое же положение. Я ведь хотел посоветоваться с Верджилом. Может, это излишняя чувствительность, но я аж поморщился, представив, как предстану перед ним и объявлю, что хотел бы получить информацию о Ридах и Липптонах, хотя в работе мне отказано. Старина Верджил, боюсь, лопнет от смеха. Не мог же я сказать, что занимаюсь расследованием по их просьбе, когда ему ничего не стоит поднять трубку и убедиться, что я вру.
Правда, в моем распоряжении оставалось дело о неудавшемся ограблении Филлис. Проблема только в том, что если она не доложила в полицию, то будет довольно трудно склонить представителя закона заняться незарегистрированным честь по чести правонарушением. Сам факт, что кто-то сообщил о преступлении мне, предварительно не связавшись с шерифом, Верджил воспримет, как очередной щелчок по носу.
Но довольно пустых домыслов, чего проще — самому поинтересоваться у Филлис, позвонила она шерифу или нет. Она, скорее всего, уже вернулась.
Нет, не вернулась. Третий гудок, четвертый, пятый…
На шестом я услышал стук в дверь и поднял глаза, ожидая увидеть Филлис, которая забежала, чтобы уволить меня лично.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...