ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Семь? — бросил он на меня удивленный взгляд. — Это ведь семерка?
Я смотрел на Джун, не отрываясь.
— Ну, мы не уверены, что это именно семерка. Может, это что-то еще…
Джун меня опередила. Испуганного выражения на её лице как не бывало, она подняла на меня совершенно спокойные глаза.
— Знаешь, а ты прав, — медленно проговорила она. — Это действительно может быть кое-что другое. По-моему, Филлис могла пытаться написать заглавную «И», но ей не хватило сил. Поэтому буква и напоминает семерку.
Воздух застрял у меня в легких. Было нетрудно вспомнить, чье имя может начинаться с заглавной «И». Имоджин. На что пыталась намекнуть Джун?
Она снова обратила глаза на записку.
— Я знала обоих сестер по школе. — В голосе её слышалось сожаление. Господи, они постоянно грызлись между собой. Прямо как кошки бешеные. И разлад только усугубился, когда Филлис увела Орвала из-под носа Имоджин.
— Что? — на всякий случай переспросил я, слабо надеясь, что ослышался.
Взгляд Джун метнулся в мою сторону.
— Ой, да разве ты не знал? Орвал встречался с Имоджин, пока не переметнулся к Филлис.
После того, как под носом у меня разорвалась эта бомбочка, я постарался быстро свернуть разговор, попросив Джун и Уинзло связаться со мной, если у них появятся какие-то идеи. Мысли мои скакали галопом, пока я с трудом подбирал слова для прощания.
Имоджин и Орвал? Боже правый. Красавица и Чудовище. Ну ладно, понимаю, Имоджин, конечно, не классическая красотка, но симпатичная — это точно. Так что, назовем ситуацию, Симпатяга и Чудовище. Потому что Орвал без сомнения — Чудовище. По крайней мере, на мой взгляд.
Но беспокоило меня вовсе не то, что Орвал с Имоджин — неподходящая пара. Главное — Имоджин была не до конца со мной откровенна. Признаю, эта женщина тронула меня за сердце, и горько было осознавать, что она, оказывается, намеренно утаила кое-какие факты.
Неужели Имоджин причастна к смерти собственной сестры? Неужели вчерашние слезы — всего лишь дымовая завеса? Неужели я действительно настолько не разбираюсь в женской психологии, в чем неоднократно убеждала меня Клодзилла? Что ж, быть может, в конце концов Клодзилла хоть в чем-то оказалась права. А вдруг отвращение, написанное вчера на лице Имоджин, когда она слушала пленку с Орвалом и Фло, было связано с тем, что она до сих пор сама влюблена в Орвала? И возможно ли, чтобы Орвал одновременно крутил роман сразу с несколькими женщинами? Что ж, это должно вдохновить нас, мужчин, на подвиги.
Хотя это была не единственная причина моего беспокойства. Если не сказать — депрессии. Я начинал подозревать, что даже женатые мужчины Пиджин-Форка ходят на свидания чаще, чем ваш покорный слуга. Хорошо еще, что в моем распоряжении не оказалось всех пленок Филлис, иначе я бы окончательно погрузился в пучину хандры. Звуки чужих постельных развлечений могут нагнать жуткую тоску.
В таком похоронном настроении я добрался до своей конторы. Загнал пикап на задворки аптеки и поплелся к входу. Навстречу мне выскочила Мельба.
— Хаскелл, — промурлыкала она этим новым голоском, к которому я все никак не мог привыкнуть. — Я вас повсюду искала!
Мельба искала меня, вместо того, чтобы я охотился за ней? В другое время я непременно отпраздновал бы такое событие, но не сегодня. Мельба, понимаете ли, нарядилась. Не уверен, что она сделала это на трезвую голову. На ней была прозрачная черная блузка с длинным рукавом, сквозь которую отчетливо просматривался черный кружевной бюстгальтер. Эта деталь была переполнена содержимым, и учтите: такой вывод стал результатом лишь самого мимолетного изучения. Остальные детали туалета моей секретарши были под стать: черная кожаная мини-юбка в обтяжку, черные сетчатые колготки, смахивающие на рыболовную снасть, черные башмачки на высоченном каблуке, а на вершине «пучка с начесом» — черный бант из той же рыболовной снасти.
При своих ста тридцати килограммах, Мельбе удалось добиться полного сходства с Мадонной.
Я не смог совладать с собой. Остановился, как вкопанный и уставился на неё во все глаза. Если бы Мельба открыла рот и запела куплет из популярной песенки Мадонны, я бы пустился наутек.
И она-таки открыла рот, но, слава Богу, не запела, а проворковала:
— Я приняла для вас сообщение, миленький, и даже записала имя абонента.
Судя по всему, она считала, что после этого я должен на неё молиться.
— Это была Эмма Джейн. Она просила вас перезвонить ей домой.
Я с трудом обрел голос. И постарался спросить как можно вежливее:
— А может быть, это была Имоджин?
Мельба равнодушно махнула пухлой ручкой:
— Ах, Эмма Джейн, Имоджин, какая разница! Это единственное сообщение. Ваш телефон молчал как мертвый. — С этими словами она подалась ко мне, и я едва не задохнулся в облаке душистого аромата. Мельба доверительно сказала: — Хаскелл, я вам хочу ещё кое-что сказать! Далтон сделал самую восхитительную вещь на свете!
Спрашивать мне не хотелось, но пришлось. Мельба торопливо ответила:
— Он попросил меня вложить капитал в его торговый центр! Правда, здорово?
Ой, мамочки! Я тяжело вздохнул.
— Мельба, я не предполагал, что у вас есть капитал для того…
Она прервала меня, страшно довольная собой.
— Ну, что вы, глупенький, разве вы не знали, что мы с детками откладывали пенсию Отиса? Я копила для них на колледж, но, думаю, Отис ужасно гордился бы, если бы знал, что они пойдут на такое грандиозное дело!
Скорее, Отис в гробу перевернулся бы.
— Мельба, — мягко заговорил я, — поймите, деньги не вкладывают вот так, с бухты-барахты, это целая наука, и…
— …и Далтон этой наукой прекрасно владеет! — закончила за меня Мельба. Лицо её сияло. — В этом-то вся прелесть. Он сказал, что мне ни о чем не надо думать. О, Хаскелл, можете представить? Я — владелица торгового центра! Далтон сказал, что прямо видит, как мы с ним прогуливаемся вокруг фонтанчика посреди торгового зала, обедаем в одном из ресторанчиков…. О, как это чудесно, как чудесно!
Я выдавил слабую улыбку.
— Так вы уже отдали ему свои деньги?
Мельба снова махнула рукой.
— Нет, нет, ещё нет. Следующий пенсионный чек как раз на подходе, и я сказала Далтону, что как только деньги придут, то отдам ему все!
Я не знал, что и сказать. Все мои силы ушли на то, чтобы удержать на лице дурацкую улыбку. Зато у Мельбы не возникало никаких проблем со словами:
— О, Хаскелл, неужели сбудутся все мои сокровенные мечты? — она хохотнула и, пошатываясь на каблуках, засеменила прочь. Я смотрел ей вслед, и на душе у меня было ещё хуже, чем раньше. Мечты! Мечты о торговом центре в Пиджин-Форке сбудутся не скорее, чем мои мечты о тихом, уютном счастье у семейного очага. Далтон — или непроходимый тупица, или закоренелый мошенник.
Эта мысль крутилась в моей перегруженной заботами голове, пока я поднимался по лестнице. Вот почему я не сразу среагировал на открытие, которое поджидало меня в кабинете. Открыв дверь, я застыл в немом изумлении. И долго-долго соображал. Потом меня как обухом по голове огрело.
Кто-то взломал мой кабинет!
Впрочем, догадаться было не слишком сложно. Косяк в районе замка был разворочен. Похоже, орудовали отверткой.
Перебравшись в тихий Пиджин-Форк, я и думать забыл о хитроумных замках. Кому бы пришло в голову грабить частного детектива? В городке, где грабители — огромная редкость.
Теперь-то я, разумеется, изменил свое мнение.
Все ящики стола были выдвинуты. Картотека вывалена на пол. Книги сброшены с книжных полок и в беспорядке громоздились по всему кабинету. Лампа опрокинута на бок. Обивка кресла вспорота, и горсти опилок, словно горы мыльной пены, щедро украшали раскиданные вещи, довершая разгром.
Громилы не пощадили даже маленькую ванную комнатку рядом с кабинетом. Крышку бачка сняли и поставили у стены, а содержимое полок словно взрывом разметало. Хотя ничего, конечно, не похитили.
Это было мало похоже на ограбление. Скорее, на поспешные поиски чего-то определенного. И нетрудно догадаться, чего именно.
Кассеты Филлис.

Глава 13

Я позвонил Верджилу и доложил о том, что мой офис подвергся нападению. Ответ шерифа был полон сочувствия, как и полагается, если имеешь дело с близким человеком.
— И с чего это ты взял? — саркастически спросил шериф.
— Верджил, — сказал я немного обиженно. — Признаю, порой в моем кабинете бывает беспорядок, но сейчас здесь все разворочено, книги все до единой на полу, и вообще…
В ответ Верджил весело хрюкнул. Но все же согласился заскочить и снять отпечатки пальцев.
Ага, заскочил. Он явился примерно через час в сопровождении того же парня из криминалистической лаборатории, которого я видел в доме Филлис.
Весь этот час я старался ни к чему не притрагиваться. А потому просто стоял, как пень, посреди комнаты и глазел на дикий бардак. Наконец я притомился, и поняв, что шериф не торопится, побрел вниз.
Ни Элмо, ни посетители аптеки не видели, чтобы кто-нибудь поднимался в мой кабинет. И никакого шума не слышали. Все лишь недоуменно пожимали плечами. И только Мельба, прихлопнув рыболовный бант на голове, объявила:
— Ой, Хаскелл, кажется, я слышала, как кто-то поднимается по вашей лестнице!
Мельба была жутко довольна собой. Однако почему-то ей не пришло в голову пойти и посмотреть, кто это.
— Теперь припоминаю, что шаги на лестнице сильно отличались от ваших, — задумчиво произнесла верная секретарша, поддергивая дымчатый рукав прозрачного платья. — Тот человек шел гораздо медленнее. Ну надо же, значит, он крался наверх, чтобы распотрошить ваш офис!
Я молча смотрел на нее. Ну, спасибо, Мельба, за помощь.
Из Элмо тоже вышел отличный помощник — братец не упустил случая напомнить, что я избрал слишком опасную профессию.
— Попомни мои слова, — он беспокойно почесал лысину. — Прибьют тебя, этим все и кончится!
А затем разразился краткой, но пылкой речью о полном чудес мире аптечного бизнеса. Я кивал, делая вид, что внимаю, ибо не хотел оскорблять родственника в лучших чувствах. Элмо был без ума от своего дела, но честно говоря, если бы мне пришлось выбирать между аптечным бизнесом и сырой могилой, то пусть уж меня лучше прибьют, как выразился братец.
Когда с рекламными речами было покончено, я вышел на улицу и поспешил на другую сторону, чтобы расспросить старичков — завсегдатаев скамеек. В отличие от посетителей аптеки, стариканы прекрасно помнили, что кто-то поднимался ко мне по лестнице.
Один из них, достопочтенный джентльмен лет восьмидесяти в зеленом рабочем комбинезоне, — морщин на лице у него было больше, чем линий в автомобильнои атласе, — был уверен, что взломщиком была дама. «Молоденькая курочка» — так он выразился. При этих словах обнаружилось, что у Атласа осталось всего три зуба. Два сверху, один снизу. Это никак не способствовало хорошей артикуляции.
Второй старичок — в линялых рабочих штанах и пожелтевшей майке, некогда белой — далеко обогнал Атласа в области зубных достижений. Рабочие Штаны был счастливым обладателем целых восьми зубов, трех сверху и пяти снизу. Этот внушительный комплект я заметил, когда он заквохтал, потешаясь над словами приятеля.
— Пффе! — воскликнул Рабочие Штаны. — Вовсе и не девица это была, а парнишка, светловолосый такой. — Слово «это» он произносил с буквой «х» впереди: «хэто». — Мои глаза не врут. Хэто был светловолосый парень.
Ага! По описанию смахивает на Уинзло. Может, он сказался сегодня больным как раз для того, чтобы навестить мой офис.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...