ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Вы что, шутите? Или всерьез утверждаете, что воры вторглись в мое жилище безо всякой причины?
Я поднял руку, пытаясь её успокоить. Кудряшки у неё на голове ходили ходуном.
— О, нет, что вы, какая-то причина у них наверняка была. Просто я не знаю, какая именно. Как раз это я и пытаюсь выяснить.
Рута смотрела на меня тяжелым взглядом.
— Вы пытаетесь это выяснить, ползая под моей кроватью?
Ну вот, опять этот скептицизм в голосе.
Я вздохнул и, глядя Руте прямо в глаза, произнес:
— Это стандартная процедура при расследовании ограбления.
Верьте или нет, но Рута это проглотила. Она стояла и хлопала глазами.
— А, ну да, — наконец кивнула она, сделав вид, что и так об этом знала, да только запамятовала.
Я пожал плечами, как бы говоря: «Мы, профессионалы частного сыска, и не ожидаем от рядовых граждан осведомленности обо всех тонкостях нашей работы».
Еще немного покрутившись по дому, я так и не нашел ничего достойного внимания. Рута почтительно проводила меня до дверей.
— Не думайте, пожалуйста, что я пытаюсь вам указывать, что делать и как делать, — сказала она со смирением в голосе. — Все говорят, какой вы отличный детектив, и вообще. Просто я жутко распсиховалась из-за этого вторжения. Господи, если бы Ленард не должен был сегодня вернуться из рейса, я бы тут с ума сошла одна!
— Знаете, — сказал я, — вам не мешало бы поставить сигнализацию.
Рута энергично закивала, её кудряшки взвились, будто их в смерч затянуло.
— Вот-вот, я как раз об этом подумала! Ни один вор сюда больше не сунется, клянусь, хотите, поспорим на все ваши сбережения!
Я постарался улыбнуться Руте ободряюще, словно уверенный, что моим сбережениям ничего не грозит. Рута ответила доверчивой улыбкой.
— Я знаю: вы докопаетесь до истины, — она сжала мой локоть. — Вы найдете тех, кто ворвался в наш дом, и найдете быстро. Я это нутром чую. Поняли?
Я понял. Это она меня так воодушевить хотела, по-своему.
Рута стояла в дверях дома, скрестив руки на полной груди, и глядела на меня черными глазами собачки с пивной рекламы.
У той собачки, однако, не было такого испуганного выражения.
Я испытывал большой соблазн рассказать Руте об отсутствии пыли под кроватью, но она и без того здорово перепугалась. И мысль о преступнике, который прятался в спальне, пока она находилась в доме, вряд ли успокоила бы её.
К тому же, ведь я мог и ошибаться. Зачем тогда зря тревожить человека. Может, найдется какое-нибудь простое объяснение.
Вот что крутилось у меня на уме по дороге в контору. Простое объяснение. Если под кроватью у Руты никто не побывал, то почему там так чисто? Может, из-за обилия пыли в доме поднялась песчаная буря, какие случаются в пустынях, и часть пыли унесло вихрем?
Надеюсь, я не покажусь занудой, если скажу, что, по-моему, этот вариант простого объяснения немного притянут за уши?
К сожалению, он оказался ближе к реальности, чем остальные мои домыслы. К тому времени, как коровы и придорожные киоски закончились, и я свернул на Главную улицу, в голове у меня утвердилась мысль: кто-то наверняка побывал под Рутиной кроватью. Может, взломщик был застигнут на месте преступления и вынужден был спрятаться? Поэтому он ничего и не успел взять. Может, Рута вернулась как раз когда он проник через окно? И нырнул под кровать.
Конечно, это казалось наиболее правдоподобным объяснением. Но неужели вор просидел под кроватью все это время и ничем себя не выдал? Заметив следы взлома, Рута бросилась звонить Верджилу. А потом металась по дому, поджидая полицию. Неужто грабитель спокойно сидел в этой пылище?! Просто не верится, что человеческое существо могло так долго выдержать под Рутиной кроватью, не расчихавшись.
Да, но подумать только: ведь если кто-то действительно отчаялся на такой подвиг, то бедная Рута очутилась в доме наедине с преступником! Проработав столько лет в отделе по расследованию убийств, я пришел к выводу, что большинство преступлений со смертельным исходом начинаются как обыкновенные ограбления, но вор, застигнутый на месте, готов на самое худшее. Рута даже не предполагает, как сильно ей повезло.
Хорошо, что Рутин муж сегодня возвращается. Надо раскрыть эту загадку, пока Ленард не отправился в очередной рейс. На случай, если преступнику во что бы то ни стало приспичит довести задуманное до конца.
Я оставил машину на задворках заведения Элмо, но в свой кабинет подниматься не стал. Вместо этого я направился к дверям аптеки. Хотите знать, для чего? Во-первых, время перевалило за два часа пополудни, и мой желудок начал издавать угрожающие звуки, как бы предупреждая, что если я немедленно не положу в него что-нибудь съедобное, он начнет переваривать ближайший к нему внутренний орган. К счастью, Элмо был обладателем лимонадного бара, который тянулся вдоль левой стены. Это была старомодная стойка из нержавеющей стали, покрытая сверху серым пластиком, рядом вертящиеся табуреты с красными сиденьями.
Мне уже виделся великолепный обед: большая вишневая кока-кола, большой пакет картофельных чипсов с беконом и банановый сплит — нарезанный банан с мороженым, взбитыми сливками и орехами, политый толстым слоем сливочной карамели. Моя бывшая жена, Клодзилла, держала меня на здоровой диетической пище до самого развода, так что теперь время от времени мне доставляет несказанное удовольствие поглощать блюда, от которых у Клодзиллы глаза на лоб полезли бы.
Открыв дверь, я прямиком устремился к стойке с напитками. У стеллажа с лекарствами топтался мой братец Элмо. Честно говоря, Элмо трудно не заметить. У него такие же рыжие волосы, как у меня. Ежик морковного цвета топорщится у него над ушами и на затылке. Что же касается макушки, то это совсем другая история. На макушке у Элмо волос практически нет, ни рыжих, ни каких других. Раньше он носил длинные космы до плеч, компенсируя недостаток оных сверху, но теперь стрижется коротко. Теперь — это с тех пор, когда некоторые граждане нашего города, — наверное, те же, что сравнивают меня с Вождем Краснокожих, — стали называть его Королевой фей.
Насколько я понял, Элмо помогал клиенту подобрать верное лекарство, испытывая то приятное возбуждение, к которому, собственно, и стремится всякий владелец аптеки. С того дня, когда я вернулся в Пиджин-Форк, Элмо уговаривал меня приобщиться к волшебному миру, который открывается аптечному работнику, но я упорно отказывался.
Элмо тоже меня заметил, кивнул и отвернулся к покупателю. Я кивнул в ответ и стал озираться в поисках Мельбы. Дело в том, что Мельба — это вторая причина, по которой я решил зайти к Элмо. Мне не терпелось кое-что с ней обсудить.
Была, конечно, большая вероятность, что её ещё нет. Сейчас ведь только два часа. И хотя Мельбе полагается обедать в то же время, что и всем служащим в Пиджин-Форке, с полудня до часа дня, Мельба свято блюдет только первую половину этого правила. Строго в двенадцать — ни секундой позже она срывается с места. Однако, когда она прибудет обратно — поди догадайся.
Заглянув в кабинет Мельбы, я убедился, что за столом её нет. Но это вовсе не значит, что она не вернулась с обеда. У Мельбы есть такая игра. Она называется: ХОЧЕШЬ МНЕ РАБОТУ ДАТЬ — ВЫХОДИ МЕНЯ ИСКАТЬ. Я и сам частенько играл с мамой в эту игру, когда был маленький. Хотя Мельба превзошла все мои личные достижения на этом поприще. Очень вероятно, что, увидев меня в дверях, Мельба снова затеяла прятки.
Вас, должно быть, удивляет, почему мы с Элмо держим её, несмотря на все эти фокусы и долгие обеды. Ответ очень прост. Три года назад Отис Холи, муж Мельбы, взял да и помер от сердечного приступа, оставив её с пятью детьми в возрасте от четырех до пятнадцати лет.
Мельба держит у себя на столе десять, а то и двенадцать фотографий своих разнокалиберных чад. Я раньше наивно полагал, что она скучает по их милым мордашкам, и должна весь день на них любоваться. Однако, повстречавшись однажды с этими пятью хулиганами, я решил, что ни одна мать не станет по ним скучать. Возможно, это единственные дети в Америке, которых Санта Клаус с удовольствием отшлепал бы за милую душу. Вот к какому выводу я пришел: эти фотографии стоят на виду исключительно ради нас с Элмо — для гарантии, что мы не посмеем лишить её работы.
Не поймите меня превратно. Порою и от Мельбы бывает польза. Например, я как раз хотел спросить, что она слышала о вторжении к Руте. Заметьте, я не хотел спросить, слышала ли она что-нибудь. Я хотел спросить, что именно она слышала. Ибо я не сомневался, что она уже в курсе этого события. Происшествие случилось утром, и о нем наверняка уже растрещали по всему городу. Черт подери, вполне может статься, что Мельба даже шепнет мне на ушко имя взломщика. А может, и номер его страхового полиса.
Не обнаружив Мельбы, я решил было спросить у Элмо, где наша секретарша. Но передумал. Задать Элмо вопрос «Где Мельба?» — все равно, что зажечь спичку в помещении, где произошла утечка газа.
Вместо этого я подошел к стойке бара, налил полный стакан газировки со льдом, добавил вишневого сиропа и выбрал самый толстый пакет картофельных чипсов с беконом. Я как раз достал блюдо для бананового сплита и начал очищать банан, когда рядом появилась Мельба.
— Помочь вам, Хаскелл? — спросила она.
Честное слово. Именно так она и спросила.
Мельба никогда в жизни добровольно не бралась ни за какую работу. Поэтому на мгновение я замер, глядя на неё так, будто увидел привидение. Хотя, на Мельбе был такой наряд, в котором любое уважающее себя привидение постесняется показаться на людях.
На голове Мельбы красовался, естественно, «Пучок с начесом», а одета она была в муму — модное в шестидесятые годы просторное домашнее платье яркой расцветки и совершенно бесформенное, пришедшее к нам, насколько мне известно, с Гавайских островов. Муму — идеальный камуфляж для дам с некоторым излишком веса, поэтому, видимо, Мельба и питает к нему такую нежную привязанность. К сожалению, Мельба — дама не с некоторым, а с очень даже большим излишком веса. Излишком килограмм, скажем, на пятьдесят. Этот факт привел к тому, что некоторые граждане нашего города, — как ни странно, те же, что сравнивают меня с Вождем Краснокожих, а Элмо Королевой фей, предположили, что на Мельбе это платье должно быть переименовано в Муу-Муу.
Продолжая гавайскую тему в одежде, Мельба воткнула в свой «Пучок с начесом» три искусственных хризантемы в опасной близости от левого уха. Она явно недооценила длину зеленых пластмассовых стеблей. Все три стебля торчали сзади по меньшей мере, сантиметров на пять. Если ты сразу не заметил спереди цветков, то непременно подумаешь, что Мельбу кто-то загарпунил.
Я завороженно глядел на зеленые гарпуны и не успел ответить на вопрос Мельбы, поэтому она подошла и взяла из моих рук не дочищенный банан.
— Хаскелл, я же сказала, что помогу! — голос у Мельбы был на удивление веселый.
— А-а, ну спасибо, — неуверенно произнес я, переведя взгляд с гарпунов на лицо Мельбы. Как-то странно она сегодня выглядела. Ее круглое лицо полыхало румянцем, а маленькие, густо накрашенные голубые глаза сверкали так, будто внутри каждого зажгли по крошечному фонарику.
— У меня сегодня такое чудесное настроение, что хочется всем помогать! — пропела Мельба. — Хочется что-нибудь сделать для своих друзей. Чтобы кому-то стало хоть чуточку легче жить. Чтобы мир хоть немножко изменился к лучшему. Понимаете, Хаскелл?
По мне, так она придавала слишком большое значение приготовлению бананового сплита, но кто я такой, чтобы возражать. Мельба одарила меня восторженной улыбкой, я слабо улыбнулся в ответ.
— Я просто ну та-а-ак счастлива! — застенчиво сказала она, нарезая банан вдоль и выкладывая на блюдо. —
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...