ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я растерянно моргнул. Ну скажите на милость, какое это имеет отношение к Филлис?
Но для Верджила связь между этими двумя убийствами была несомненной.
— Господи, они мрут как мухи, правда, Хаскелл? — его загорелое лицо оплетала паутинка мелких морщин, и когда он расстраивался, они становились глубже. Сейчас возле губ пролегли два горных ущелья. — Нехорошо это для твоего бизнеса, — в скорбном голосе Верджила звучало искреннее сочувствие, но не знаю, почудилось ли мне, или правда промелькнули в нем едва заметные нотки удовлетворения. — Не очень-то хорошо это выглядит… Когда твои клиенты помирают один за другим.
Ну вот, опять эти преувеличения.
— Верджил, — я был само терпение, — некоторые из них до сих пор целы и невредимы.
На самом деле, всего двое моих клиентов преждевременно скончались в ходе расследования. Цыплячий магнат и Филлис. И у меня возникло желание оправдаться. Оттого, что я чувствовал вину перед Филлис, а вовсе не потому что этот обалдуй Джеб Гантерман выкатил на меня глаза, словно перед ним Синяя Борода, скрывающийся под маской частного детектива. В общем, я, как полный идиот, начал перечислять имена людей, чудом выживших после обращения в мое агентство.
Так, дайте подумать. Туми, мое первое дело. Я должен был найти, кто украл мешки с собачьим кормом, которые он оставил у дверей своей скобяной лавки. Туми жив и умирать пока не собирается. Как, впрочем, и Сайрус Ласситер. Когда брат его скончался от инфаркта, он попросил меня разыскать приемную дочь брата, чтобы сообщить ей печальную новость. Сам же Сайрус здоровехонек. И, конечно, Корделия Терли, поручившая мне расследовать убийство домашних любимцев её бабули и дедули. Корделия жива-здорова вернулась в Нэшвилл, город её детства. Я мог бы называть ещё многих и многих. Все они ходят на своих двоих. Даже не болеют.
Я мог бы упомянуть Руту и Уинзло, но тогда пришлось бы признаться, что меня уволили, и Верджил непременно подумает: очень своевременно, вероятно, они тем самым спасли себе жизнь.
Я бы долго ещё выкликивал имена, если бы Верджил не прервал меня замогильным вздохом. Он был настоящим мастером этого дела. Не побоюсь сказать, что он наверняка выиграл бы голубую ленточку на конкурсе вздохов.
— Да о чем я толкую-то! Я просто говорю: довольно странно, что только твоих клиентов и убивают в последнее время.
Верджил, несмотря на трагический тон, несомненно, развлекался. Он прекрасно знал, что виновник гибели бройлерного магната ничего общего со мной не имел. Это был отнюдь не серийный убийца, который охотится за моими клиентами. На что же шериф намекает? На то, что все, кому жить надоело, могут просто заскочить ко мне в офис, и дело в шляпе?
— А также я искал утерянные книги из Крейтонской окружной библиотеки, и оба библиотекаря все ещё живут и здравствуют, — с ужасом услышал я свой голос. Ну дурак дураком.
Верджил, похоже, с этим был полностью согласен. Теперь во взгляде его проскользнула жалость. По-моему, ему стало как-то неуютно, потому что он резко переменил тему.
— Я заметил, что дверь в кухне взломана. Думаешь, Филлис зашла в момент ограбления?
Я помешкал с ответом, не хотелось огорчать его, но обойти эту тему никак не удастся.
— Вообще-то, Верджил, дверь с утра взломана. Вот почему Филлис наняла меня.
Глаза его ещё больше погрустнели.
— Филлис ничего не сказала мне насчет взлома, — сказал он с болью.
— Она собиралась, — сказал я. — Филлис говорила, что позвонит тебе, как только вернется из магазина. Будь она жива, ты бы узнал об этом из её уст.
Верджилу от этого не полегчало. Он испустил Вздох Вздохов, и снова переменил тему.
— Ну ладно, а что ты вот об этом думаешь?
Я понял, о чем речь ещё до того, как он протянул мне стерильный пакет для сбора улик, которыми у него всегда набиты карманы. Записка Филлис. Хотел бы я выдать четкий и ясный ответ. Отчеканить по буквам, без запинки и немного язвительным тоном.
Чтобы у старины Верджила челюсть отвисла.
Но ответа у меня не было.
— Я над этим работаю.
Мой невразумительный ответ не слишком расстроил Верджила. Он прищурился на записку и пробормотал:
— Может, она начала записывать телефонный номер, — голос его опять погрустнел. — Одна семерка, конечно, погоды не сделает, да?
Я понял. Почти все номера у нас начинаются с 733, единственное исключение составляют ребята вроде меня. Хотя район, где я живу, считается окраиной Пиджин-Форка и находится всего в семи милях от центра, номер телефона у меня начинается с тех же цифр, что в Дауэсвиле — 843. Дауэсвиль — соседний городок, и мне что до него, что до Пиджин-Форка, почти одинаково. Но обе крошечных телефонных компании сражаются за каждого клиента. Меня отспорил Дауэсвиль, и теперь, чтобы позвонить в Пиджин-Форк, я плачу как за «межгород». Здорово придумано, правда?
Верджил не мог оторвать взгляда от записки.
— А может, она не номер телефона записать пыталась, а адрес? И ей не хватило времени, — Верджил шагал по проторенным мною тропам. Понимаете теперь, почему он так дергается по поводу моего вмешательства в расследования. А вдруг кому-то придет в голову, что шерифу требуется помощь какого-то сопляка из Большого Города, вот позор-то будет. Он и сам прекрасно справляется.
Подозреваю, что Верджила может беспокоить ещё одна умная мысль: вдруг я мечу на его место, а не просто хочу помочь? Почему бы тогда сразу не в террористы? Нет уж, спасибочки, ролью стража порядка я насытился до отвала ещё в Луисвиле. Хватит с меня дерущихся с мужьями жен, хватит тумаков от алкашей, хватит вылавливать по подворотням несовершеннолетних девчонок-проституток, по гроб жизни наелся. Если Верджилу угодно — на здоровье, я ему дорогу перебегать не собираюсь.
У нас не было времени как следует поговорить о записке, потому что по гравию прошуршала черная «хонда» последней модели. Поскольку место стоянки было до отказа забито машинами Верджиловской свиты, водителю авто пришлось стать на приличном расстоянии, рядом с фургоном криминалистической лаборатории. Хозяин хлопнул дверцей и зашагал к нам.
То есть, ноги его двигались в нашем направлении. Глаза, однако, метались, оглядывая толпящийся транспорт, остановились на надписи «Окружной следователь», потом приклеились к машине Верджила. И они делались все шире и шире.
Верджил сунул записку в карман, мы замолчали, наблюдая за новоприбывшим. Высокий, мускулистый, в хлопчатобумажном рабочем комбинезоне, в ковбойской шляпе и довольно дорогих ботинках из крокодиловой кожи, он держал в руках ящик для инструментов. Несмотря на то, что творили его глаза, шел он медленно. Почти неохотно. Поэтому, наверное, Фред, второй близнец Гантерман, и не подумал, что это может быть близкий родственник убитой. А может, мыслительный процесс близнецу в принципе незнаком. Или все его умственные возможности оказались затребованы на оклеивание кустов желтой лентой. В любом случае, когда водитель «хонды» подошел к заместителю шерифа и спросил, что случилось, тот, не моргнув глазом, ответил:
— Филлис Какую-то прикончили.
Ковбой остановился.
И выронил ящик с инструментами.
И испустил душераздирающий вопль.
Конечно, это был Орвал Карвер, Ковбой-Ремонтник и знаменитая Порнозвезда.
У меня сразу же возник вопрос: а много ли мозгов в голове у этого парня? Надо же до такого додуматься! Нарядиться в ковбойский костюм, когда ты женат на женщине с лошадиным лицом.
Наверное, Орвал считал, что ковбоям положено давать волю эмоциям, потому что он минут пять рыдал в голос. Но главные рыдания он исторг, увидев тело бедной Филлис.
Орвал сам изъявил настойчивое желание посмотреть на убитую. Верджил и оба близнеца пытались отговорить его, но Орвал обманным путем прорвал их оборону и очертя голову ринулся в гостиную.
Когда он взглянул на Филлис, мне стало ясно, что это был слишком опрометчивый поступок. Орвал застыл в дверях, олицетворяя собой выражение «громом пораженный». Повисла секундная тишина, а затем вдовец завизжал так, что в доме задребезжали стекла.
От неловкости за него Верджил покраснел ещё больше. Можно подумать, он стал невольным свидетелем постыдных семейных секретов. Схватив плаксу за руку, он силой выволок его из комнаты и потащил на двор, в тень развесистого клена, где стоял я, наблюдая за происходящим.
Вероятно, он надеялся, что если Орвала оторвать от тела Филлис, тот сможет взять себя в руки. Оптимист. В течение следующих пятнадцати минут Верджил обреченно поглядывал на Орвала и чем-то шуршал в кармане. Я знаю, чем он шуршал. Запиской. Наверное, не хотел грубо прерывать рыдания Орвала таким прозаичным вопросом.
Мне неприятно говорить, но, по-моему, будущее наше выглядело довольно удручающе. Мы могли всю ночь стоять и ждать, пока Орвал осушит слезы.
Близнецы Гантерманы тоже смотрели и молчали, только чуть поодаль. Верджил поставил их охранять вход в гостиную от настырных посетителей.
Орвал все никак не мог остановиться, он выл, тер глаза и сморкался. Я бы с радостью подарил ему крюк, веревку и мыло, если бы не помнил о фонограмме к порнофильму. И о Неизвестной Хохотушке, чей высокий голосок смешивался с пыхтением Орвала. Посему я смотрел на удрученного горем вдовца с некоторым скептицизмом.
Но Верджил-то пленки не слышал, и жалел Орвала от всего сердца. Когда рыдания немного стихли, Верджил откашлялся и произнес:
— Искренне сочувствую вашему горю.
При этом он потупил глаза, словно обращаясь к иссушенной траве на лужайке. Но Орвал оказался догадливым малым, он смекнул, с кем разговаривает шериф, и кивнул. Казалось, он готов возобновить рыдания, поэтому Верджил поспешил отвлечь его внимание на записку, которую выхватил из пакетика с такой поспешностью, что едва не порвал.
— Не взгляните ли? Ваша жена написала эту записку перед самой смертью. Не знаете, что это может означать?
Орвал мигал, щурился, и судорожно глотал. Потом наконец пробубнил:
— Смахивает на семерку, — тон у него был недоумевающим: мол, неужели без него не видно?
Взгляд Верджила стал ещё печальнее.
— Действительно, похоже на семерку, — терпения у него было море. — Но вы не знаете, почему она могла написать эту семерку?
Ответ Орвала очень помог следствию:
— Нет. А почему?
Глаза Верджила наполнились мировой тоской.
— Зачем Филлис понадобилось оставить после себя эту никчемную семерку? — вопрос Орвала был обращен к вселенной, ведь ясно же, что никто не знал ответа. Верджил, наверное, хотел ещё кое-что спросить, но, видимо, запас надежд у него истощился. А Орвал тем временем выдал ещё одну ценную фразу. — Боже мой, мне будет её так не хватать, даже не знаю, что без неё делать.
Судя по тому, что я слышал на записи, старина Орвал что-нибудь да придумает. Но я, понятное дело, помалкивал. Только скорбно кивал вместе с Верджилом, головы наши синхронно ныряли. Когда угас новый приступ рыданий, подкатила ещё одна машина.
Это был красный «мустанг» выпуска далеких шестидесятых, и судя по его состоянию, заботились о нем как о жеребце редчайшей породы. Однако к себе хозяйка относилась намного небрежнее, чем к своему транспортному средству. Ее кудрявые каштановые волосы до плеч давно нуждались в расческе, голубое платье с пышным красным бантом вместо воротничка было сшито отличным портным и сидело безукоризненно, но из-под него выглядывала комбинация.
Владелица «мустанга» была далеко не красавица. Ширококостная, грудастая, но чем-то неодолимо влекущая, как пышущая здоровьем крестьянская девица. Женщина, видимо, не заметив нас с Верджилом и Орвалом, потому что прямиком устремилась к братьям Гантерманам.
— Я Имоджин Мейхью, сестра Филлис, дайте пройти!
Вот так, запросто. На одном дыхании, не запнувшись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...