ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Легенды Колмара – 1

OCR Библиотека Старого Чародея, Вычитка — magik
«Кернер Э. Эхо драконьих крыл»: АСТ/Ермак; М.; 2005
ISBN 5-17-028060-2, 5-9577-1713-4
Оригинал: Elizabeth Kerner, “Tales of Kolmar. Song in The Silence”, 1997
Перевод: А. Вдовин
Аннотация
Она слышала Зов неведомого — но считала это сном… Она видела в мечтах драконов — но ее называли безумной… Сон оказался ЯВЬЮ, безумие — РЕАЛЬНОСТЬЮ, а девчонка с заштатной фермы — дочерью могущественного мага и нареченной невестой Короля Истинных Драконов. Однако отец ее служит ЧЕРНОЙ МАГИИ — и еще до рождения дочери обрек ее в жертвы одному из сильнейших демонов Тьмы… И теперь лишь магия Драконов в силах спасти невесту Короля!
Элизабет Кернер
Эхо драконьих крыл
Во славу Божию:
Алану Бриджеру,
сердечному другу и спасителю, оказывавшему мне поддержку в течение многих лет, посвященных переработке трудов,
Деборе Тернер Харрис,
дорогой подруге, давней и терпеливой наставнице, замечательному писателю и прекрасному критику, человеку, способному кому угодно задать жару (у всякого гола спина, если брат не прикроет),
и
Маргарет Линн Харшбаргер,
родственной душе, с которой меня объединяют драконы, первоклассной заговорщице, всегда готовой оказать моральную поддержку, благодаря чему я постигла науку быть художником слова, — посвящаю я эту книгу.
Пролог
ЛЕГЕНДА
Силами Порядка и Хаоса определяется все и всегда, и в жизни любого народа когда-нибудь наступает время Выбора.
Когда земли Колмара были молоды, там жили четыре шакрима, то есть четыре народа: трелли, ракши, кантри и гедри. Все они уже обладали даром речи и разума, когда им стали ведомы Силы. Четыре народа сделали разный выбор.
Кантри были первыми. Старейшие из них посчитали, что, хотя Хаос предшествовал сотворению мира и будет сопровождать его конец, главенствует при этом все же Порядок. И поэтому они приняли решение служить Порядку, сделавшись истинными блюстителями оного в этом мире. За что им была дарована долгая жизнь, и они могли помнить все, что происходило в былые времена.
Трелли решили не выбирать. Они не пожелали подчиняться Силам. Обладая лишь зачатками речи, они все же сумели объявить о своем отказе и Хаосу, и Порядку. Своим решением трелли обрекли себя на кончину, ибо отвергнуть Силы — значит отвергнуть собственное существование.
Ракши уже в то время делились на два племени: ракшасов и менее могущественных рикти. И те и другие без колебаний сделали Выбор — слиться с Хаосом. В этом они оказались противоположны кантри. Но Хаосу нет места в мире Порядка, или этот мир будет уничтожен в противоборстве двух Сил. Посему ракшам за их выбор была дарована жизнь столь же долгая, чтобы они могли в полной мере противостоять кантри, старейшим, но им было суждено жить в собственном мире, расположенном по ту сторону здешнего, — и миром своим они никогда не были довольны.
Гедри же, будучи самым младшим народом, после долгих прений поняли, что не могут прийти к одному решению; но в отличие от треллей они все же сделали свой выбор. Они возжелали сам Выбор — каждый рожденный имел возможность в свое время решить, какой стороне служить. Так они получили право обращаться к любой из двух Сил, подчиняя их собственным желаниям; и хотя кантри и ракши были существами, обладавшими небывалым могуществом, именно гедри унаследовали этот мир.
Ириан та-Вариен
«Сказание о Первоначалах»

Книга первая
НАСЛЕДСТВО
Глава 1ГРЕЗЫ ВО МРАКЕ
Драконья песнь лилась с небес,
Струилась каплями дождя,
Души моей питая тлен;
Забыла я про тяжкий плен —
Воскресла, счастье обретя

Мое имя Ланен Кайлар, и возраста своего я даже не пытаюсь припомнить.
Я слышала, что барды в своих сказаниях именуют меня Королевой Ланен, и, боюсь, это лишь малое из их преувеличений. Я не вправе запретить им петь или рассказывать истории, но я, по крайней мере, могу сама написать о тех временах, теша себя слабой надеждой, что кому-нибудь правда будет небезынтересна.
Я взялась за дело и теперь гадаю: как бы лучше все это изложить? С чего начать? С чего бы ни начиналась любая история, всегда кажется, что она не могла начаться иначе, и неважно, что предшествовало повествованию. Думаю, разумнее всего будет начать с фермы Хадрона.
Родилась я в поместье Хадронстед — на лошадиной ферме, что в северо-западной части королевства Илса, самого западного из четырех королевств Колмара. Поместье и близлежащая деревенька находились в нескольких часах езды к югу от Межного всхолмья, а на юго-западе, в двух неделях пути, лежала Иллара — королевская вотчина. Дальше на юге расстилались Илсанские равнины — земли, где редко можно было кого-то встретить, разве что земледельцев с их посевами; к западу же, за полями и горными хребтами, раскинулось Великое море.
Илса не из тех мест, которые влекут женщин покинуть пределы жилищ, — но я, сколько себя помню, только об этом и мечтала. В детстве я то и дело выискивала возможность удрать на несколько часов: направляла свою лошадку к Межному всхолмью, чтобы побродить среди гигантских деревьев на южной опушке Трелистой чащи — обширного леса, раскинувшегося на севере Колмара. Но меня всегда доставляли назад на ферму, после чего присмотр за мной становился строже.
Хадрон был хорошим человеком — иначе отзываться о нем я не смею. Просто я его не заботила. Моя мать бросила Хадрона вскоре после моего рождения, и мне почему-то казалось, что он не дает мне свободы из боязни, что и я поступлю с ним так же…
Когда я встретила свое двенадцатое лето и стала совсем взрослой, то попросила его взять меня с собой осенью в Иллару, на Большую ярмарку. К тому времени я почти достигла своего нынешнего роста — уже тогда я без малого сравнялась с Хадроном — и раз уж не была больше ребенком, то считала, что мне, как вполне взрослой, полагаются некоторые правомочия. Но вместо этого Хадрон привел в дом моего двоюродного братца Вальфера, сына своей сестры, который был постарше меня. С началом осени Хадрон преспокойно объявил, что они с Джеми отправляются на Большую ярмарку, а Вальфер присмотрит за мной до их возвращения. Хадрон так и не смог уразуметь, отчего я подняла крик и сопротивлялась этому решению: он, само собой, считал, что мне необходим присмотр, а Вальфер был старше меня ровно настолько, чтобы вселить в Хадрона убеждение: наказ его будет выполнен. Нет нужды говорить, что с той поры я Вальфера терпеть не могла.
Я никогда не питала к Хадрону особо теплых чувств; а уж тогда я его чуть ли не возненавидела. Пока я была ребенком, он всегда вел себя со мной крайне сдержанно; когда же повзрослела, стала высокой молодой девушкой, то это, казалось, повергло его в смятение. С той поры он начал относиться ко мне с каким-то презрением, хотя причины тому я найти не могла. В его глазах я все делала не так. Порой я предавалась отчаянию, считая себя скверным, бессердечным существом, раз моя мать бросила меня, а отец не любил. Хуже всего было то, что и я его не любила, — и эта горькая истина сдавливала мне сердце, устрашая и не позволяя поведать об этом никому даже шепотом.
Но был в моей жизни и лучик света — одинокий маяк надежды, любви и заботы посреди голой пустыни безразличия, окружавшей меня.
Джеми.
По-моему, любое описание Хадронстеда должно начинаться именно с него и им же заканчиваться. Сколько себя помню, он всегда был управляющим Хадрона, его правой рукой в хозяйстве. Джеми заправлял посевами и домашней живностью, в то время как Хадрон, пренебрегая родным чадом, зарабатывал себе прозвище коневода. Джеми для меня всегда был воплощением любви и доброты. Если в детстве мне нужно было, чтобы меня утешили, я всегда искала взглядом его — невысокого, смуглого и гибкого — в отличие от Хадрона, который казался мне высоченным, как дерево, и бесчувственным. Именно Джеми никогда не отказывался за мной присмотреть: у Хадрона не находилось на это времени; Джеми был мне другом, в котором я отчаянно нуждалась, и именно благодаря ему я научилась находить преимущество и в своей силе, и в высоком, почти мужском росте — а не считать это каким-то злым проклятием. Когда в четырнадцать лет я начала при ходьбе сутулиться, пытаясь скрыть свой рост, который считала неестественно высоким и из-за которого — я была уверена — Хадрон меня и ненавидит, не кто иной, как Джеми взял да и отвел меня в сторонку, потихоньку объяснив, что я просто напоминаю Хадрону маму, в чем нет моей вины, — и он уговорил меня выпрямиться.
Вопреки воле Хадрона, Джеми научил меня грамоте и письму, а когда я его упросила, он тайком обучил меня искусству безоружного боя, а также показал мне, как пользоваться мечом и луком. Он всегда был рядом, если я в нем нуждалась, и не могу припомнить, чтобы он когда-либо мне отказывал, — он постоянно находил для меня ласковое слово, даже когда ему приходилось несладко из-за моего вспыльчивого нрава, который я проявляла по отношению к нему совершенно незаслуженно. Он был привязан ко мне, как к дочери, не в пример Хадрону, взамен получая от меня всю ту любовь, которой я не могла одарить равнодушного отца.
Молодые девушки наверняка спросят, отчего я не думала о замужестве. По правде говоря, думала: иногда до поздней ночи лежала я в своей коротенькой кровати и предавалась мечтам. Но была причина, по которой я все-таки не воспользовалась возможностью выйти замуж, — даже для того, чтобы сбежать с фермы. Бывало, что молодые люди описывали мою внешность, но портреты эти казались мне до того нелепыми! Ведь я всегда считала себя самой что ни на есть заурядной. Хадрон твердил мне об этом на протяжении долгих лет, и я привыкла верить ему. Тогдашние мужчины ничем не отличались от сегодняшних: молодым нужны красотки, старым — молодые; у меня же, после долгого заточения в стенах усадьбы, сердце сделалось как у старухи, а уж о красоте и вовсе не было речи. Могу лишь сказать, что в росте я не уступала любому из мужчин и обладала силой, на какую только способна женщина; при этом была смуглой, как орех, — из-за долгих лет работы под палящими лучами солнца и струями дождя — да к тому же имела нрав, который мне далеко не всегда удавалось сдерживать.
Сказать по правде, по ночам я чаще думала просто о любви, нежели о замужестве, и даже не столько о любви, сколько о том, как бы унести отсюда ноги.
Подобные мысли преследовали меня всегда — как сейчас, так и в юности. Я жаждала повидать мир, побывать в таких местах, истории о которых переполняются сладостным звоном далеких колокольчиков. Даже вид Межного всхолмья на севере терзал мне сердце каждый раз, когда я обращала на него взор. Тяжелее всего бывало осенью, когда холмы облачались в одеяния из разноцветных лоскутков, словно сонмище багряно-золотистых великанов. По ночам, лежа в постели, я тысячу раз мысленно бродила среди деревьев, иногда смеялась вслух при виде солнечных лучей, пронизывавших пеструю стеклистую листву, вдыхала ароматное благоухание и впитывала в себя, насколько возможно, все окружавшие меня цвета.
Но истинные мои стремления простирались далеко за пределы Межного всхолмья. Во мраке ночи мне принадлежал весь Колмар — спящий под неподвижным покровом, утомленный дневными заботами, — и все-таки пока я не могла обрести того, к чему так страстно стремилась.
В мыслях своих я бродила далеко на востоке и на севере: через темную и хмурую Трелистую чащу шла к крепости Свящезор у подножия гор или взбиралась на сами горы — проникала в подземные копи, где при свете высоко поднятого фонаря стены блистали и переливались драгоценными каменьями. Иногда, хотя и не слишком часто, решалась я отправиться на юг — в Элимар, зеленое королевство, откуда привозят шелковые ткани. Но север всегда манил меня гораздо сильнее.
Во время таких раздумий я больше всего ненавидела все, чем меня заставляли тут заниматься, и, несмотря на свой долг перед отцом, проклинала его за то, что он держал меня здесь, и даже Джеми не мог меня утешить: мое унылое, беспросветное будущее удручало — и тогда я давала волю своей самой заветной мечте, таившейся в глубине сердца.
В этой мечте я представляла себя стоящей на борту огромного купеческого судна, отбывающего на исходе года к Драконьему острову.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76

Загрузка...

загрузка...