ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Благодаря столь необычному посвящению Радхаур пятнадцать лет назад приобрел не только верного друга Гурондоля, с которым надолго никогда не разлучался, но и волшебную способность находиться в воде сколь угодно долго, что не раз выручало его в долгих путешествиях за частями тела Алвисида.
Нет, Радхаур не боялся, что этого дара его могут лишить, он приобрел его вместе с рыцарским званием, а разжаловать из рыцарей может только смерть. Он действительно с уважением относился к Царю Ста Озер, но… но после неудавшегося брака с его дочерью старался видеться с ним как можно реже.
Поэтому он отнюдь не торопил коня, а наслаждался неспешной беседой со своими спутниками — рыцарями, приехавшими на празднества в Рэдвэлл, которые предпочли прогулку по окрестностям замка утомительному маршу к Озеру Трех Дев, где к тому же недавно были.
Силы Космические, ну почему Радхаур так редко никуда не торопится, почему как драгоценное счастье воспринимает подобную прогулку по родовым землям? Вот уже и дорогу к озеру, где был посвящен в рыцари, дорогу, на которой в отрочестве знал каждый камень, каждое дерево, почти позабыл…
— Говорят, — заметил барон Кайрон, — сегодня ночью произойдет какое-то грандиозное магическое событие — Большой Парад Планет. Все чародеи готовятся к нему.
— Вы владеете магией, барон? — лениво спросил Радхаур.
— Нет, но ведь интересно же, черт возьми! Я и с вами сейчас поехал, чтобы увидеть чудо — как озерный царь выходит из воды… Никогда не видел в жизни чудес, даже какого-нибудь замухрышистого дракона встретить не удалось.
— Насмотритесь еще, — заверил собеседника Радхаур. — Тошнить от чудес будет.
И, пришпорив коня, граф Маридунский помчался вперед по лесной тропе.
Почему-то радостное настроение, вызванное встречей с местами, в которых он провел детство, испарилось. Захотелось, чтобы пролетели поскорее все предстоящие праздники и он вновь отправился в путь, в свое последнее путешествие — за сердцем Алвисида. И после этого он запрется в Рэдвэлле и дальше чем на десять-двадцать миль от замка носа не покажет. Пропади все пропадом, он наскитался по миру и нахлебался приключений столько, что на всю оставшеюся жизнь с избытком хватит.
Чудеса его спутники действительно увидели — из озера появились зеленоволосые воины верхом на маленьких стеклянных дракончиках — потомках того дракона, что погиб в битве при Рэдвэлле; сам озерный царь со всей своей свитой вышел встретить дорого гостя.
Благородные спутники посмотрели, как все они вместе с графом Маридунским скрылись в водах озера и, представляя, как расскажут обо всем этом рыцарям, отправившимся с королем Этвардом или оставшимся в замке, поспешили в обратный путь. Граф сказал, чтобы в замке не беспокоились о нем, если к ночи он не вернется. На берегу озера Гуронгель остались лишь несколько слуг с конями дожидаться своего удивительного господина.
Графу Маридунскому уже довелось однажды посетить подводную столицу и дворец короля морей Лера, за прошедшее время ничего особенно не изменилось.
Радхаур почти все время праздника находился рядом с царем Тютином, беседуя на ничего не значащие темы. Он слушал объяснения, кто есть кто, тут же их забывая. Гостей было множество и, если бы его недавние спутники-рыцари могли находиться под водой, удивлению их не было бы границ, такие поразительные существа заполняли дворцовые залы. Но Радхаур устал в своей жизни удивляться, ему было просто неудобно посреди торжеств отпроситься у Царя Ста Озер домой и приходилось терпеть скуку пышного праздника.
Некоторый интерес у Радхаура вызвал бой стеклянных драконов, которыми весьма ловко управляли зеленоволосые наездники. Царь Тютин пояснил, что в озере может жить только один дракон, все остальные должны погибнуть — и так из миллиона маленьких дракончиков до озера доползли единицы, теперь нужно выявить самого сильного из них.
Радхаур смотрел на этих «малышек», каждый из которых был длиной не менее двух ярдов, и вспоминал старого дракона, от лап которого чуть не погиб. На суше эти твари довольно неуклюжи и неповоротливы, но в родной стихии очень опасны. Молодые стеклянные драконы словно понимали, что дерутся не на жизнь, а на смерть, оглушительный рев толпы, разгоряченной видом крови, возбуждал и наездников, заставлявших дракончиков совершать немыслимые пируэты. Зрелище было просто красивым. Для понимающего человека — тем более.
Наездники погибших драконов, беспомощно упавших на дно морское, быстро покидали место побоища, слуги из морских обитателей специальными крючьями проворно сволакивали туши в специально вырытую в стороне от места битвы огромную яму.
Из примерно двух дюжин стеклянных драконов в воде остались лишь два последних, управляемых совсем юными наездниками, крепко держащимися на спинах своих «скакунов». Оба дракона заметно устали, потеряли первоначальную быстроту движений, но дрались отчаянно, не желая уступать.
— Хороши? — спросил у Радхаура царь Тютин.
— Драконы? — переспросил граф.
— Наездники. Это — мои внуки. Твои сыновья, сэр Радхаур.
А Радхаур полагал, что ничто в жизни его больше не удивит. Удивило не известие царя Тютина, а то, что никаких чувств в нем оно не вызвало. Он мечтал о продолжении рода, он делает все для этого возможное. Но слова царя Тютина вызвали в нем совсем иные мысли.
— Почему я узнал об этом только сейчас? — спросил он, повернувшись к царю Тютину лицом. Радхаур не стал задавать вопросов, кто их мать (матери?) и что с нею (с ними?) сейчас. Он прекрасно помнил, что в ночь его неудавшейся свадьбы, когда он напился с горя до бесчувствия, сестры Лореллы (он даже не мог сейчас вспомнить, как их зовут) почти силком прорвались к нему в спальню — все эти годы он старался не вспоминать о той ночи.
— Тебе они не нравятся? — вопросом на вопрос ответил царь Тютин.
Мелькнула шальная мысль официально усыновить одного из них, любого, сделать наследником — все же в этих юношах кровь графов Маридунских, и… и хоть в монастырь отправиться на покой, замаливать многочисленные грехи. Но тут же перед глазами встало полузабытое лицо Рогнеды, сейчас обращенной в озеро, которая когда-нибудь родит ему наследника.
— Нравятся, — ответил Радхаур. — Как наездники, как все воины твоего народа. Это не мои сыновья.
— Ты не веришь моему слову? — нахмурил брови озерный царь.
— Верю. Но сын не тот, кого ты зачал не по любви, случайно и о существовании которого не знал, пока он не вырос. Сын это тот — ради которого живешь, с чьим именем на устах идешь в смертельный бой, чьим успехам искренне восторгаешься и чьи неудачи доставляют страдания. Я даже не знаю их имен. Это не сыновья. Если бы вы сообщили мне об этом сразу, после их рождения… — Радхаур замолчал, продолжение было ясным. Но он добавил:
— Если бы Лорелла родила мне сына… Как она сейчас?
Царь Тютин был мрачен. Он не считал необходимым оправдываться, но понимал, что Радхаур по-своему прав.
— Ты с ней сегодня сможешь увидеться, — ответил царь, — она в свите бога дождя Тлалока и его супруги Чальчиутликуэ.
Дракончики все больше уставали, а наездники все более распалялись боем, заставляя своих подопечных нападать. Зрители бесновались, получая удовольствие от сражения, которое можно увидеть не чаще раза в столетие, а то и реже…
Радхаур смотрел на юношей и думал: защемит ли что-нибудь в его сердце? Нет, оно высохло за время долгих странствий, превратившись в каменное, даже в ледяное. Впрочем, камень просто равнодушно взирает на мир, лед холодом убивает живое… И по всему лучше к этим юношам, у которых своя жизнь, лучше не подходить, чтобы не обжечь ледяным холодом.
Битву драконов прекратил король Лер, который объявил, что оба животных достаточно сильны и жизнеспособны, и дабы они смертельно не поранили друг друга, он постанавливает устроить между ними гонки — тот, кто придет к финишу первым, останется у царя Тютина, второго выразил желание взять себе бог южных морей Посейдон.
Праздник продолжал течь, как ему было положено, наверное, в соответствии со сложной программой устроителей, а может быть, и нет. Радхауру все прискучило, царь Тютин ушел для приватной беседы с другими водными владыками, приставив к Радхауру четырех своих телохранителей и Майдара. Хорошо еще, что не озерных дев, среди которых могли оказаться эти… как их… сестры Лореллы… Он не знал, хочет встречаться с бывшей невестой или нет — она для него оставалась идеалом женской красоты и девичьей чистоты, пусть все так и остается. Однако что-то в груди пусть слабо, но шевелилось, и Радхаур решил, что искать встречи не будет, но и избегать ее — тоже.
В подводном саду, куда пригласили многочисленных гостей, были накрыты столы с диковинными яствами, слуги-утопленники разносили все новые и новые блюда.
Радхаур сторонился гостей, не подходя близко ни к одному столику, думая лишь о том, когда же закончится праздник. Все оживленно ожидали полночи — самого главного — того, ради чего все здесь и собрались. Оставалось уже совсем не долго, все гости находились в возбужденном нетерпении.
— Смотри, — Радхаур вдруг вычленил из общего гула едва слышный женский голос, — это тот самый граф, первый жених Лореллы, отбившей Патекатля у четырехсотгрудой стервы Майяуэль.
— Где?
— Да вот тот, с непокрытой головой, светловолосый…
— С мечом? Тот, рядом с которым лысый старикашка?
— Да, он.
— Ничего особенного. По этой Лорелле все с ума посходили, она уже второй раз замуж вышла, а у…
Дальше Радхаур слушать не стал. Не пытаясь высмотреть судачащих дам, он резко развернулся и, расталкивая гостей, поспешил к выходу из королевского подводного сада с накрытыми столами. Майдар и телохранители царя Тютина поспешили за ним.
— Майдар, — спросил Радхаур, пытаясь сохранить хоть крохи благоприличия, — зачем я здесь? Зачем меня пригласили?
— Чтобы выказать дружелюбие царя Тютина и доставить тебе удовольствие, сэр Радхаур. Радхаур остановился.
— Скажи, Майдар… А ты виделся с Лореллой, после… После…
— После того как она покинула наши озера? — уточнил Майдар. — Да, несколько раз. Да ты и сам можешь взглянуть на нее. Вон она.
Радхаур посмотрел в указанную сторону. За одним из столов, в окружении меднокожих горбоносых мужчин в непривычных одеждах, сидела в кресле светловолосая красавица. Но в ней очень трудно было узнать ту, которую он когда-то любил больше жизни, ту, с которой хотел навсегда связать свою судьбу. Фигура округлилась, обрела пышность, на губах играла капризная улыбка. Их взгляды встретились, и красавица узнала его.
Она встала, отстранив спутников, и направилась к Радхауру.
Перед ним была не Лорелла. Перед ним была совершенно другая женщина, в которую обратилась его Лорелла. Да, она была восхитительна, прекрасна, от такой можно сойти с ума от нахлынувшей буйной страсти. Женщина с большой буквы. Таких Радхаур много раз встречал на своем пути.
Он поклонился ей, развернулся и направился дальше. Давно в нем умер мальчик по имени Уррий, который любил Лореллу.
Сказать ему было нечего.
— Майдар, как мне добраться до Гуронгеля? — спросил Радхаур, когда они удалились на почтительное расстояние от бывшей невесты.
— Сэр Радхаур, дождитесь окончания праздника и мы вместе с царем Тютином вернемся домой.
— Зачем я здесь?! — не выдержал граф. — Зачем царь Тютин позвал меня сюда?!!
Он не требовал ответа на свои вопросы, но Май-дар неожиданно сказал:
— Пригласить вас сюда, сэр Радхаур, попросил его я. Здесь вам ничто не угрожает.
— А что мне может угрожать в моем замке? — усмехнулся граф Маридунский.
— Я не знаю, — честно ответил озерный колдун. — Я не маг, я природный чародей, и не в моих силах сказать, какие силы ополчились на вас. Но очень скоро, в миг Большого Парада Планет, они наберут полную мощь и уничтожат всех, кто хочет возродить Алвисида. Огромный отряд носителей этой силы приближается к Озеру Трех Дев. Они думают, что вы там, а я увел вас в совершенно безопасное место.
Радхаур едва не схватил Майдара за грудки, но тут же понял, что логика озерного колдуна несколько отличается от человеческой, как и у всех подводных обитателей, в чем он уже имел несчастье убедиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...