ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Да время ли сейчас думать о подобных пустяках? Вечер еще не закончен.
— Граф, мы справимся со всеми делами вдвоем с Бламуром. А вот тебя я попрошу оказать мне личную услугу и вместе с Отлаком и моим оруженосцем охранять покои баронессы. Я очень беспокоюсь и могу положиться только на тебя.
— Хорошо, бычья требуха, я сделаю это. Но… но вы поторопитесь.
— Идемте, Бламур, — предложил барон, указывая на вход в башню. Он повернулся к старшему слуге:
— Почему до сих пор не убрали падаль?
— Не было вашего распоряжения, господин. Вдруг вы захотели бы осмотреть их?
— Не захочу, — ответил барон. Несмотря на нетерпение Бламура, он не торопился входить в магический вход, скрытый от посторонних глаз (да и от собственных, если честно) в боковой комнатке лаборатории. Пик грандиозного магического события еще явно не наступил, и барон ждал любых сюрпризов. — Граф, можно тебя на минутку, — остановил он Гловера. — Бламур, подожди меня наверху.
Когда Гловер приблизился, Ансеис прошептал:
— Прошу, присмотри за юношами, они сегодня пытались драться на дуэли.
Гловер удивленно приподнял бровь, но промолчал.
— И очень тебя прошу, сбереги мне моего оруженосца любой ценой. Что бы не случилось. Это очень важно…
— Да кто он такой, бычья требуха, чтобы ты о нем так беспокоился?! Твой незаконный сын?
— Можешь считать, что так, — согласился барон.
— Пока ты не вернешься, на него и муха не сядет, — пообещал граф Камулодунский. — Как и на графиню и остальных твоих детей.
Барон обнял его на прощанье, поморщившись от неловкого движения, потревожившего свежую рану, и ступил на нижнюю ступеньку.
Но не успел бывший чародей сделать и шага, как страшная боль неожиданно навалилась на него, сбив на холодные равнодушные ступени, скрутила иссыхающим жаром, наполняя тяжестью каждую клеточку, не давая дышать, не давая пошевелиться, не давая думать…
Глава десятая
Впадать во гнев владыке недостойно,
Добро и зло решает шах достойно.
Фирдуоси. «Шах-наме»
Шах Балсар поблагодарил Хамрая за раскрытый заговор просто:
— Ты снова спас мне жизнь.
— Когда-нибудь я могу не успеть. Шах вздохнул:
— Все смертны. Я хотел поговорить с тобой насчет заклятия Алвисида.
— Сегодня необычный день. Ничего подобного со времен Великой Потери Памяти еще не было. Большой Парад Планет. Возможно, этой ночью мне удастся снять заклинание.
— Насовсем или на одну ночь?
— На одну ночь наверняка.
Шах встал и в задумчивости прошелся позади кресла.
— Значит, сегодня надо использовать все возможности и зачать наследника…
— Пусть это делает двойник, ведь…
— Двойник испробует, не действует ли заклятье, — кивнул шах, — дальше я сам. Вот что, Хамрай, вчера приехал какой-то славянский мудрец, волхв, прослышавший о моей беде. Он привез дюжину северных русоволосых девиц мне в подарок и утверждает, что они особенные — на них якобы не действуют никакие заклинания и от них я могу зачать наследника. Как ты думаешь, это правда?
— Не знаю, — после некоторого раздумья ответил Хамрай. — На свете может быть, что угодно. Где они сейчас?
— В гареме, где же еще?
Хамрай закрыл глаза, словно целиком погрузился в раздумья, затем сказал:
— Их мысли прочувствовать не удалось. Вполне вероятно, что они действительно какие-нибудь особенные, хотя иногда рождаются люди с природной защитой дум. И, к сожалению, не исключена возможность, что этот твой волхв очередной шарлатан — сколько их уже сюда приходило… Какое вознаграждение он попросил за свой подарок?
— Никакого.
— Хм, странно… Возможно, и в самом деле на земле существуют люди, которых магия не берет и в присутствии которых не действуют самые страшные заклятья. Что-то подобное я слышал, но никогда таких людей не встречал и думал, что все это сказки…
— Я собираюсь испробовать их сегодня. Сперва с ними, потом, если все будет нормально, как ты утверждаешь — с обычными.
— Твоя мужская сила не бесконечна.
— На одну ночь хватит, — усмехнулся Балсар. — Мне нужен наследник любой ценой…
— Я знаю, — кивнул Хамрай. — В башне все готово. Распорядись, чтобы привели женщин, а я пойду приготовлю магический столб. До Большого Парада Планет осталось не так много времени…
Проходя по коридору зверинца, Хамрай проверил запорные заклинания на клетках. Треть клеток опустела, трупы несчастных животных валялись в проходе, большинство оставшихся тварей были в крайне возбужденном состоянии. Хамрай решил, что северных красавиц и обитательниц шахского гарема (который держали, чтобы в народе пересудов не было) пугать сегодня ни к чему, и произвел мощное усыпляющее заклятье. Рев, клекот и мычание стихли, только похрапывал в две глотки шинийский лев.
Хамрай подумал и повернул обратно — распорядиться, чтобы из прохода убрали трупы погибших животных. И вообще, надо сказать Балсару, чтобы перенес зверинец, если он ему так дорог, в другое место. Твари Хамраю давно без надобности, только вонь от них в башню поднимается. Впрочем, зачарованный скелет пусть останется здесь…
Второй этаж башни представлял собой помещенье для проверки: действенно ли сказалось снятие заклятия Алвисида или нет. Хамрай выругался, обнаружив везде толстый слой пыли, вспомнил свои заверения шаху, что у него все готово, и вновь отправился по злосчастному коридору во дворец — пригнать армию слуг, пусть приберут, принесут цветов и фруктов, зажгут множество светильников, чтобы все радовало взор красавиц, для некоторых из которых сегодняшняя ночь может оказаться последней. Но что-то подсказывало Хамраю, что сегодня все получится. Он не знал, будет ли действовать заклинание завтра, но в предстоящую удивительную ночь природная магия (с помощью Хамрая, разумеется) нейтрализует действие заклятья. Странно, но он поймал себя на мысли, что не стремится урвать час плотских утех для себя, ему это почему-то стало безразлично, а в наследнике он не нуждается.
И когда привели женщин из гарема и когда появился шах в сопровождении четырех неизменных телохранителей и огромного толстяка в странном халате до пят, обитом темным мехом, вместе с двенадцатью светловолосыми грудастыми девицами, Хамрай даже не взглянул на красавиц.
Указав одной из светловолосых девушек место на кровати за толстыми прутьями, отделявшими экспериментальную спальню от остального зала, Хамрай подошел к столбу из магических кристаллов. Сопровождавший иноземных девиц колдун (или кто он там был, мысли его Хамраю прочувствовать не удалось) внимательно смотрел за действиями придворного чародея шаха Балсара. Телохранители были относительно молоды, а подобных испытаний не проводилось давно, поэтому двоим из них Хамраю пришлось давать подробные инструкции. Шах Балсар снял перевязь с мечом, передал одному из стражей и подошел к столбу.
После произнесенного магом заклинания столб засветился изнутри, густой розовый туман окутал владыку полумира. Туман уплотнялся и со стороны могло показаться, что он впитывается в столб. Девушки из гарема с неподдельным интересом наблюдали за чародейством, русоволосые же иноземки сидели с совершенно равнодушными лицами, как будто их ничего не касалось. Отравой какой одурманивающей их опоили, что ли, — пронеслось в голове у Хамрая, он слышал, что в северных краях для подобных целей используют ядовитые травы, ягоды и даже грибы.
Через какое-то время из магического столба в противоположную от шаха сторону начал сочиться такой же туман. Он перетекал в комнату и сразу за порогом клубился сгущаясь. Хамрай громко произнес заклинание. Туман сверкнул мириадами искр и испарился, словно и не было его. За порогом стоял полный двойник шаха Балсара. По приказу Хамрая двое воинов мгновенно захлопнули прочную дверь и заперли на тяжелый засов.
Балсар, как всегда не сумев сдержать вздох сожаления, прошел к креслу. Тот, второй, оказавшийся взаперти, тоже был шахом и, прекрасно понимая, что это означает для него, гордо поднял голову — если умереть, то так, как и положено шаху. Он подошел к необъятной постели, на которой возлежала уже сбросившая одежды женщина, и неторопливо начал разоблачаться.
Шах, как и в сотни предыдущих испытаний, смотрел из своего кресла, не отрываясь, девицы из гарема бросали быстрые лукавые взгляды, иноземные же красавицы сидели все так же безучастно. Час Большого Парада Планет приближался, магическая сила переполняла Хамрая, он знал, что сегодня у него все получится.
Маг не смотрел за происходящим в золоченой клетке, его это не интересовало, он готовился к новому, доселе не опробованному колдовству, он собирался подчинить себе грандиозные магические силы природы — это ли не совершеннейшее наслаждение, перед которым низменное обладание женщиной представляется просто пустой тратой времени.
Хамрай открыл глаза только после того, как шах Балсар толчком в плечо вывел его из мечтательного состояния.
— Получилось! Хамрай, получилось!
Маг посмотрел в сторону постели. Обнаженная красавица лежала на кровати, словно неживая, двойник шаха сел на кровать, прикрывшись простыней, он тяжело дышал, страсть медленно утихала в нем.
— Хамрай, это настоящая женщина, не магическая? — спросил Балсар.
— На первый взгляд совершенно обычная, только опоенная каким-то одурманивающим напитком. Но иногда без тщательных исследований невозможно определить, живой человек перед тобой или магическая игрушка.
— Но ты это сможешь выяснить?
— Не сегодня.
— Хорошо, — рука шаха Балсара потянулась к неприметному рычажку в подлокотнике его кресла.
Двойник шаха прекрасно знал предназначение секретного рычажка и внутренне напрягся, готовясь принять смерть достойно.
— Постой, — остановил его чародей.
— Почему нет? — вопросительно поднял бровь владыка полумира.
— Ну если эта женщина не магический морок, то разумно сохранить ей жизнь. Даже если зачатие в ней уже произошло, это твоя кровь…
— Что ж, ты прав, — медленно произнес шах Балсар. Он вынул из ножен меч, подошел к двери и сделал сигнал стражникам распахнуть ее. — Сиди, — глядя прямо двойнику в глаза, произнес он. — А она пусть идет сюда.
Толстый иноземец прокричал что-то на незнакомом Хамраю языке, девица послушно встала и, взяв свою одежду, вышла за дверь.
— Запусти к нему сразу нашу девицу, из гарема, — попросил Хамрай. — Час все ближе, я хочу попробовать свое заклинание.
Чернобровая красотка, повинуясь жесту владыки полумира, как мотылек влетела к двойнику шаха Балсара и обвила точеными ручками волосатую грудь, но тот отмахнулся от нее.
— Ты ничего не хочешь мне сказать? — глядя на шаха, спросил двойник.
— Нет, я не привык разговаривать с зеркалом.
— Мы могли бы править вместе и завоевать весь мир.
— Ты знаешь, что сам себя обманываешь. Да, двоим под этим небом им тесно, и оба отлично понимали это.
— Хамрай, скажешь, когда надо будет, — приказал двойник. Хотя и копия, он все же был шахом, пусть в клетке, пусть обреченным.
До Большого Парада Планет оставалось всего несколько минут.
Старый маг собрал в единый пучок все свои немалые магические силы и собрался выйти в магическое подпространство.
— Хамрай и ты, шах Балсар, — услышал он за спиной ровный и глухой голос иноземца. — Никто не возродит Алвисида, возврата к старому не будет. Вы оба должны умереть.
Хамрай резко повернулся, одновременно входя в магическое подпространство. Но всю сконцентрированную силу он направил не на заготовленное заклинание, а против иноземца. Каким-то зверином чутьем, основанном на вековом опыте, маг понял, что пришелец и не думает шутить и что он окажется гораздо опаснее, чем Хамрай может себе предположить.
Энергия, выпущенная в сторону рослого чужестранца, словно вонзилась в зеркало и, отраженная, накрыла Хамрая с головой. Он попытался убежать из магического подпространства, чтобы спрятаться от непереносимого воя труб страшного суда, который, похоже, для него наступил, чтобы глотнуть воздуха, спасаясь от жгущего каждую клеточку жара, но потерял сознание, тело его бессильно упало на каменные плиты пола, сердце, два столетия защищавшее шаха Балсара, перестало биться.
И владыка полумира (и тот и другой) мгновенно поняли, что Хамрая больше нет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...