ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Радхаур вспомнил — да, бывало хуже. Но почему-то очень ярко в голове вспыхнуло воспоминание его первого в жизни настоящего боя — он был таким же мальчишкой, как тот, что лежал бездыханным в этой пещере, и на него по насыпи двигались два не менее огромных, чем эти, так же закованные с головы до ног в латы, черные рыцари.
Он знает, что перед ним не люди, и знает, как их побеждать.
Резкий рывок вперед, свист Гурондоля, шаг назад — спина ощутила холод ледяной глыбы.
Одним врагом стало меньше: тот рухнул на землю, чтобы украсить пещеру еще одной лужей.
Двое остальных даже не заметили, что их стало меньше. Бездушные и безмозглые, ледяные монстры надвигались на человека, посмевшего проникнуть в святая святых этого мира.
Первый взмахнул грозным шипастым оружием, Радхаур увернулся от сокрушительного удара, чуть не попал под другую палицу и оказался за спинами врагов.
Палица бронированного монстра, не попав по Радхауру, врезалась в ледяной куб, отбив несколько осколков, и перед Радхауром было уже не два, а семь одинаковых бойцов.
Да, придется напрячь память, чтобы вспомнить, когда положение было хуже.
Великаны разом взметнули палицы над головами и ринулись в атаку.
Радхаур, двигаемой более чутьем и опытом, нежели разумом, заметил просвет в шеренге — между третьим справа и средним бойцом, — не теряя ни мгновения, бросился вперед, слегка пригнувшись. Уже позади шеренги он резко развернулся и отсек голову тому, что оказался ближе. Еще одна лужа будет, и если так пойдет дальше, здесь образуется небольшое озеро.
Граф отбежал на пару шагов и остановился, решив не подходить близко к кубу — если бронированные дуболомы начнут крушить лед, перед ним вырастет такая армия, с которой не справится все войско короля Этварда вместе с армией шаха Балсара.
И тут произошло нечто для Радхаура неожиданное. Оставшиеся враги, сообразив, что жертва от них ускользнула, остановились, стали разворачиваться… И вдруг один из них наотмашь нанес удар тому, что остановился чуть раньше, споткнувшись о тело погибшего юноши, и оказался ближе всех к ледяному кубу. Полированный шлем не выдержал удара тяжеленной палицы — брызнул сотнями осколков.
У Радхаура замерло дыхание и екнуло где-то в области селезенки, но осколки бронированного дурака не обернулись при ударе о землю новыми монстрами, а его тело рухнуло оземь. И тут же тому врагу, что поразил товарища, находившийся сзади боец нанес смертельный удар наотмашь, сшибив голову вместе со шлемом.
В начавшейся битве о Радхауре словно забыли.
Чтобы разъяренные монстры случайно не откололи новых осколков от ледяного куба, он отошел еще дальше и двинулся в сторону, противоположную той, откуда пришел. К своему удивлению он обнаружил справа новый туннель, впрочем, строго против этого туннеля был еще один.
Ледяных монстров оставалось четверо. Радхаур решил, что совершенно бессмысленно вмешиваться в их молодецкие забавы, а лучше всего дождаться, пока останется один — с ним и разобраться, используя ловкость, быстроту ног, силу рук и остроту Гурондоля.
Он отважно вошел в новый туннель. Пока великаны сокрушают друг друга, вполне можно исследовать подземелье — вдруг найдется выход из тупика или обнаружится какой-нибудь ключик, который поможет добраться к сердцу Алвисида, заключенному в ледяной глыбе.
Туннель оказался много короче предыдущего, и вскоре Радхаур оказался в пещере, удивительно похожей на первую.
Посреди пещеры возвышался такой же каменный постамент, на котором горел огромный костер. Огонь костра ничего не освещал.
В самом центре негаснущего костра Радхаур увидел сердце Алвисида, такое же, как в глыбе льда.
Жара от костра почти не было, но, когда он решил сунуть руку в пламя, надеясь перетерпеть боль и достать желанную и самую важную часть Алвисида, словно тысячи раскаленных иголок впились в кожу, и руку пришлось отдернуть.
Он в задумчивости присел на каменную ступеньку. Пробовать достать артефакт Гурондолем он не решился — а вдруг появятся еще и огненные бойцы? Радхаур сидел и думал, как поступить, и если б его спросили, что он сейчас больше всего желает, кроме как добыть стократ проклятое сердце, он бы сказал: кружку холодного эля.
Наконец он встал и еще раз посмотрел на заветный предмет в центре огромного костра. В голове стучала единственная, не слишком продуктивная мысль: он должен принести сердце Алвисида в Рэдвэлл, должен! Любой ценой!
Радхаур почувствовал, что чем дольше будет так стоять, тем у него больше шансов сойти с ума. «Должен, должен, должен!!!» Он непроизвольно отошел от костра шагов на десять, а потом, словно действительно сойдя с ума, со всех сил побежал к постаменту, взлетел по ступенькам и, плотно зажмурив глаза, кинулся в пылающий костер.
Пламя обожгло, но инерция разбега оказалась достаточной, грудь стронула реликвию с места, руки подхватили и прижали ее к груди, чтобы она не выскользнула и не разбилась. Он упал с другой стороны постамента, открыл глаза и осмотрел себя, готовый кататься по земле, чтобы сбить пламя. Но одежда не загорелась. Кисти рук покрылись болезненными волдырями, кожа лица и головы словно еще находилась в огне. Он осторожно положил драгоценную реликвию на пол и коснулся ладонью головы — волосы сгорели в магическом пламени, но все остальное было вроде бы в порядке.
Вот оно, сердце Алвисида, перед ним. Осталось малое — выбраться отсюда и добраться до Рэдвэлла. Он всегда возвращался, вернется и на этот раз. Радхаур поднял добытый артефакт, чтобы уложить в сумку.
И сразу понял, что сердце Алвисида не полное — то есть оно выглядело целым, таким же светло-мраморным, как и остальные части Алвисида, когда Радхаур их находил, но оно не ожило, почувствовав Наследника Алвисида, и было очень, очень легким.
Значит, то, что заключено в ледяном кубе, все равно придется добывать. Однако и это не муляж: сердце настоящее, пусть и неполное — неотделимая частица сердца Алвисида. Одна вторая? Или одна четвертая, одна шестнадцатая?
Впереди был вход в еще один туннель. И слева тоже. А он-то наивно полагал, что находится не в лабиринте! Радхаур решил двигаться прямо. Он бережно упаковал драгоценную реликвию в дорожную сумку и двинулся дальше.
Этот туннель был таким же коротким, как предыдущий, и Радхаур совсем не удивился, увидев новую пещеру с черным постаментом в центре.
Куб, который покоился на нем, был из земли, но что находится внутри — догадаться было не сложно.
Радхаур на спешил использовать оружие или разгребать земляной куб руками. Он стоял и думал. Можно, конечно, вынуть горсть и бросить на землю — если и появится бронированный истукан, лишний бой ничего не решит, Гурондоль снесет голову монстру. Невзирая на то что руки ноют и покрылись волдырями — меч держат. Только стоит ли тратить силы на бессмыслицу?
Радхаур снял плащ, расстелил его на постаменте, еще более осторожно вынул из куба горсть земли и положил на плотную ткань. Ничего не случилось!!!
Радхаур работал долго и аккуратно, не обращая внимания на боль в руках и на горящее лицо. В один прекрасный момент он понял, что увлекся, и начал небрежно бросать землю на плащ. Он мгновенно остановился и, вспомнив советы барона Ансеиса, сосчитал до шестнадцати. Как обойти эту ловушку, он догадался, сообразит и как извлечь частицу сердца Алвисида из ледяного куба. Чувство горечи, вызванное смертью Уррия, неожиданно сменилось в нем злым раздражением — хотел геройской смерти, вот и получил. Герой не тот, кто героически погибает, а тот, кто вопреки всему заставляет себя жить.
Наконец, долгая и утомительная работа была завершена — через вырытую в земляном кубу нору, которую Радхаур мысленно сравнил с лисьей, его пальцы коснулось заветного предмета. Гора земли высилась на расстеленном плаще.
Радхаур долго смотрел на добычу, осторожно стряхнув с нее остатки земли на плащ. Это из сердец Алвисида было такой же частью, недостаточной и неотъемлемой, как и предыдущая.
Он подумал, что землю с плаща нужно убрать обратно в куб, чтобы не оставлять здесь хорошую вещь, которая очень пригодится на обратном пути, но не стал этого делать — неизвестно, какие еще испытания впереди, нужно беречь силы и время, ведь его спутники там, наверху, у края ямы, беспокоятся о нем… Но шальная мысль показалась ему заслуживающей внимания. Вынув кошелек, он высыпал бесполезные здесь монеты и под завязку набил мешочек землей из куба. Когда он выберется наверх, на открытое пространство, и окажется среди друзей, то проверит — подтвердятся ли его опасения. С таким терпением и осторожностью он трудился, столько времени угробил… Вдруг зря? Вдруг можно было просто развалить куб мечом?
Как он и предполагал, очередной туннель вывел его в очередную пещеру с постаментом. На нем стоял куб из… воздуха. Сердце Алвисида висело как бы в пустоте, но, если приглядеться, контуры видны были отчетливо.
Радхаур долго размышлял, в чем тут подвох? С ледяным и земляным кубом все ясно — осколки льда и комья земли превращаются в грозных воинов; с кубом пламени тоже неясностей нет, а здесь-то в чем загвоздка?
Он осторожно протянул руку к сердцу Алвисида: она ушла на всю длину, но до сердца осталось столько же, сколько и раньше.
Так, с подобным трюком Радхаур уже сталкивался неоднократно, самый первый раз в далеком детстве, на берегу Озера Трех Дев, когда Ламорак тянулся к легендарному Экскалибурну — казалось, вот-вот, еще чуть-чуть и дотянешься.
Радхаур решил повторить прием, который сегодня уже выручил его.
Он со всех ног бросился в воздушный куб на постаменте, только на этот раз не закрывал глаза.
Он бежал и бежал, борясь с пространством и временем, но сердце Алвисида все так же было далеко, как и в начале пути. От встречного ветра было тяжело дышать, от бега звенело в ушах; он пробежал, наверное, с милю. Радхаур уже чуть не сдался, ноги подкашивались, и в этот момент он почувствовал толчок в грудь. Прижав заветное сердце Алвисида к груди, он продолжил бег: словно второе дыхание открылось. Наверное, он удивительно нелепо смотрелся в этот момент со стороны (если бы, конечно, в пещере появился сторонний наблюдатель) — бежит человек на месте, задыхаясь, чуть с ног не валясь. Радхаур понимал, что если остановится, то погибнет — плотный воздух чудесного куба не даст подняться и набрать скорость, он так и останется на этом постаменте вместе с сердцем Алвисида навсегда, как памятник самому себе. И неизвестно тогда, в каком виде увидит его очередной Наследник, который еще и не народился, но которого во дворце Луцифера дожидается волшебный ларец с очередным подарком Алвисида…
Казалось, ноги подкосятся под ним, сердце выскочит из груди или остановится от напряжения, но он знал, что должен добежать, обязан добежать и добежит!!!
Радхаур свалился к подножию постамента, находясь на грани обморока. Жадно глотал стоялый воздух подземелья, широко раскрыв рот, словно выброшенная на берег рыба. Потом перевернулся на спину и долго лежал, откинув в сторону правую руку, а левой бережно прижимая добытую ценность к груди.
Он уложил добычу к первым двум и двинулся дальше, гадая, какие еще ловушки и опасности стоят на его пути.
Опасность оказалась старая — два ледяных воина с увесистыми палицами в руках. Они стояли, как часовые на посту, и ждали — его. Он совершил круг и вновь оказался в пещере с ледяным кубом. Тут и там красовались лужи. А последняя часть сердца словно усмехалась ему своей недоступностью.
Увидев его, ледяные бойцы подняли палицы над головами и двинулись в бой.
Радхаур отступил обратно в туннель. Он понимал, что убежать не удастся, они последуют за ним, ведь самый первый монстр встретил его в туннеле. Да и не собирался он отступать, а просто снял с себя сумку, чтобы с драгоценными реликвиями во время боя ничего не случилось, и бережно положил у входа в туннель. Радхаур, поморщившись от боли, поработал пальцами, вынул из ножен Гурондоль и пошел навстречу врагу. Он не особо торопился: незачем принимать бой прямо около ледяного куба, осколки которого обращаются в вооруженных монстров, и плодить себе лишние проблемы.
Радхаур решил не изобретать ничего нового и, когда до противников оставалось несколько шагов, сделал кувырок, ловко проскочив между великанами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...