ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ансеис проскользнул за широкой спиной Гловера, юркнул на пол рыбкой, перекатился, оказавшись за спиной нападавших, которых было не меньше дюжины, и сорвал со стены первый попавшийся клинок — по тому, как легла в ладонь рукоять, Ансеис узнал меч, присланный ему в подарок шахом Балсаром лет пять назад, и почему-то подумал, что это очередное, пусть и случайное, предзнаменование.
После кувырка саднило ушибленное плечо, годы и выпитое за день хмельное тоже не добавляли сил, но разве это имеет для рыцаря значение, когда в опасности друзья, он сам, а также его семья и люди, которых он обязался защищать? Ансеис бросился в бой, отвлекая на себя нескольких бойцов, теснивших Бламура и Гловера, пока еще удачно парировавших все атаки и не получивших серьезных ранений, если вообще им сумели нанести хоть по царапине.
Бойцы из заморских стран (о которых Ансеис ошибочно подумал, что это посланцы шаха Балсара, и не пожелал их видеть) действительно были аховые — запаздывающие движения, удары не отличались мастерством и изяществом и были рассчитаны лишь на грубую силу да неумение противника, таких коновалов хорошо выпускать только против крестьян с вилами да горожан с дубинами.
Первым же выпадом острейшего и прочнейшего клинка Ансеис пронзил одного из противников прямо в сердце и быстро выдернул клинок, собираясь парировать выпад другого из врагов. Выпад он отразить успел, но пронзенный в сердце боец не рухнул, как подточенный дровоедами дуб, а нанес новый сокрушительный удар, и если бы Ансеис не отпрыгнул назад, подобно дикой кошке, то был бы неминуемо рассечен на две части.
— Они неуязвимы, барон, — крикнул Гловер. — Бычья требуха, мы нанесли им по дюжине смертельных ран и все бестолку! — Тем не менее отважный граф продолжал наносить сокрушительные удары, которые хоть и не убивали, но отбрасывали противника. Увы, на освободившееся место тут же вставал следующий.
Покои Ансеиса были просторны, но для подобной схватки все же несколько маловаты; тяжелые кресла и стол с яствами были опрокинуты, от упавших свечей занялась обивка на стенах (которую с такой любовью подбирала для комнат баронесса), освещая жуткое побоище. Напавшие заморские рыцари сражались молча, без звуков и стонов; помещения оглашали лишь звон мечей, звучные хыканья старого, но все еще могучего Бламура, да проклятья графа Камулодунского, который несмотря на то, что был озадачен неуязвимостью противника, все больше входил в пьянящий азарт боя.
Увернувшись от подоспевшего врага, Ансеис снова хотел броситься в битву, но шестым чувством осознал, что позади открывается дверь. Ожидая подкрепления противникам, барон резко повернулся к выходу, не выпуская, впрочем, из поля зрения остальных врагов.
На пороге стояли разгоряченные его собственный сын и его же собственный оруженосец, в руках обоих были обнаженные мечи. На щеке юного баронета красовалась кровоточащая царапина.
— Что происходит, отец? — воскликнул Отлак.
— На вас тоже напали?
— Нет, мы были во дворе. Нас нашел твой слуга. Он трясся от ужаса и не мог толком сказать, что случилось.
Оруженосец барона точным движением парировал удар одного из подоспевших врагов, и Отлак тут же пришел ему на помощь, отбивая удар второго.
Барон тотчас же догадался, чем юноши занимались во дворе, но сейчас это уже не имело ни малейшего значения. Он наотмашь со всей силы нанес ближайшему из врагов удар и отрубил ему голову — не ожидал от самого себя такой силы. Хотя, остроте клинка, подаренного ему шахом Балсаром, позавидует любой рыцарь — таким клинком рубят надвое подковы и на лезвиях не остается ни малейшей отметины.
— Отлак, найди сенешаля! — приказал он сыну. — Закрыть ворота! Половину отряда на стену! Дюжину бойцов к покоям баронессы! Остальных — сюда! Беги!
— Но, отец!.. — попытался возразить юноша, не переставая отражать и наносить удары, и барон походя отметил, что его наставления и уроки графа Камулодунского явно не пропали впустую.
— Выполнять! — рявкнул Ансеис. — Ты, — кивнул он оруженосцу, — защищай мне спину! Держитесь, друзья, — крикнул он Бламуру и Гловеру, — сейчас подоспеет помощь.
— Бычья требуха! — воскликнул граф. — Если б наши удары поражали их, мы бы давно вернулись к трапезе!
— Успеем еще! — Барон ударом левой прямо в челюсть отбросил очередного врага и обернулся, чтобы посмотреть на того, кому он снес голову, совершенно не удивившись бы, если б тот продолжал сражаться и без головы.
Но тело поверженного врага обмякло, словно было слеплено из размокшей глины, а из свежего среза вытекала не кровь, а какая-то вонючая зеленоватая жижа. Из валявшейся неподалеку с широко открытыми глазами головы с некоторым трудом выбиралось нечто, недавно виденное Ансеисом — такой же точно огромный светло-рыжий таракан, как и тот, что угрожал барону смертью.
Бывший чародей резким движением ноги хотел поступить с ним так же, как с предыдущим, но магическое насекомое неимоверным образом увернулось и быстро помчалось в сторону двери.
— Дави его, дави! — вне себя закричал барон оруженосцу, указывая клинком на пол.
Юноша вздрогнул от неожиданности, не понимая, что от него хотят и куда указывают, сделал быстрое движение ногой, но чародейское существо успело проскочить в дверь. Барон понял, что преследовать его бесполезно, и понадеялся лишь, что без тела оно не сможет причинить вреда кому-либо из обитателей замка.
— Это не люди! — закричал он громовым голосом, чтобы перекрыть звон клинков. — Это просто куклы! Отрубайте головы! В них сидят огромные тараканы, владеющие магией! Давите их ногами!
Во время столь пространных указаний барон точным движением успел снести голову еще одному из противников и указал на нее оруженосцу:
— Выскочит дрянь, дави! Не упусти на этот раз!
Не хватало еще, чтобы магические твари разбежались по всему необъятному замку, за целый год их потом не выкуришь.
Ансеис в горячке боя повернулся к следующему врагу, чтобы снести то, что находится на плечах, но прозевал простенький выпад и холодный металл зацепил ему бок.
Выругавшись сквозь зубы, барон был вынужден отступить на шаг. Левую руку он прижал к кровоточащей ране, держа наготове в правой острый клинок. Подоспевший оруженосец, прекрасно усвоивший приказ господина, со всей силы нанес удар по шее врага. Но может силенок у юноши еще было не достаточно, либо его оружие значительно уступало по качеству клинку шаха Балсара, но голова магического противника осталась на плечах. Барон сделал шаг вперед и почти без размаха ударил благородным клинков, довершив начатое оруженосцем.
— Вы ранены?! — вскричал юноша, увидев в отсвете пожара окровавленные одежды барона.
— Дави!!! — только и выдохнул тот, и юноша без промедления обрушил каблук на проворно выбравшуюся из отсеченной головы тварь.
Двери вновь распахнулись, барон увидел освещенные факелами лица сенешаля, других воинов замка и отступил назад, чтобы немного перевести дух.
— Гловер, Бламур, вы живы?! — крикнул он.
— Живы, бычья требуха! — услышал он голос друга и вздохнул с облегчением. — Что же вы сразу не сказали, что у них тараканы в головах?!
— Надо рубить им головы и давить то, что выползет оттуда! — быстро объяснил подоспевшему подкреплению оруженосец барона, указывая на свой каблук, к которому прилипло раздавленное тельце магического насекомого.
— И пусть двое сбивают огонь со стен, — распорядился Ансеис, вновь вступившийся в бой, позабыв о ране. — Не хватало еще, чтобы пламя распространилась по всему замку!
На самом деле барон больше всего беспокоился об утвари и книгах в своей лаборатории, но объяснять это не было времени.
Меньше чем за пять минут беспощадная жатва голов была закончена, и пламя совместными усилиями благополучно потушено.
— Что происходит, друг! — озирая поле битвы и вкладывая меч в ножны, спросил сэр Гловер. — Бычья требуха, было мгновение, когда я подумал, что они просто задавят нас своими телами и мы задохнемся от тяжести!
— Граф, — спросил Ансеис, — сколько их приехало с вами?
— Бычья требуха!!! — выругался Гловер. — Действительно, это я их привез к вам!
— Не в этом дело, — отмахнулся барон. — Сколько их было?
— Шестеро, — ответил граф.
— И еще восемь слуг и оруженосцев, — добавил Бламур.
Слуги подняли стол и опрокинутые кресла, зажгли множество свечей, воины барона стояли у стен в ожидании дальнейших распоряжений господина.
Ансеис посчитал распростертые на полу обезглавленные тела.
— Тринадцать, — сказал он. — Значит, одного не хватает.
— Да, — кивнул Гловер, — здесь нет одного рыцаря. Того самого, с которым я беседовал в дороге. Из остальных слова было не вытащить.
— Найти! — повернулся Ансеис к сенешалю. — Весь замок обыскать, но найти и привести сюда! И пока не найдете, держать усиленную охрану у покоев баронессы и детей. Выполнять.
Бойцы под предводительством сенешаля замка, который на ходу отдавал отрывистые приказания, вышли из помещения, слуги быстро наводили порядок, стараясь обходить валявшиеся на полу безголовые тела и пустые головы поверженных гостей.
Барон устало опустился в кресло, знаком показывая слуге, что хочет пить. Магическая тяжесть, пропитавшая воздух, мешала ему дышать, несмотря на то что он уже полтора десятилетия не владел магической сущностью. Большой Парад Планет начался. Или начнется с секунды на секунду.
— Ты ранен, Ансеис? — участливо спросил Бламур.
— Так, пустяки, — отмахнулся барон. — Сейчас не об этом надо думать!
— А о чем же, бычья требуха? — вмешался Гловер, который, не дожидаясь, пока его обслужат, сам налил себе эля в кубок.
— О графе Маридунском, — ответил Ансеис. — Похоже, ему угрожает смертельная опасность.
— О, проклятье! — воскликнул Гловер. — В Рэдвэлле тоже остались эти заморские рыцари!
— Много?
— Двенадцать человек, — мрачно ответил Бламур, который отвечал за безопасность замка графов Маридунских. — Плюс две дюжины слуг и оруженосцев. Мне немедленно надо отправляться в Рэдвэлл. Эй, — повернулся он к одному из слуг, — бегом распорядись, чтобы приготовили моего коня, я уезжаю.
— Я с тобой, Бламур, — решил сэр Гловер.
— Успокойтесь, — остановил обоих барон. — Нет нужды мчаться ночью, рискуя свернуть себе шею. К тому же до замка вы в лучшем случае доберетесь только к рассвету, когда все будет кончено.
— Но что же делать?! — вздохнул сенешаль Рэдвэлла.
— Мы же не можем оставить Радхаура в беде, бычья требуха! — поддержал его сэр Гловер.
— К тому же в Рэдвэлле гостит Верховный король и другие знатные рыцари, прибывшие на торжества, — добавил мрачный сэр Бламур.
— Хм, — усмехнулся Ансеис, вставая. — Уж не думаете ли вы, что граф Маридунский не справится с тем, с чем справились мы. К тому же там столько рыцарей.
— И еще этот, как его, бычья требуха, Алвисид, — буркнул Гловер.
— Это меня как раз больше всего и беспокоит, — задумчиво произнес барон, разглядывая перстень на безымянном пальце левой руки. Сверкнул фиолетовый кристалл, странным образом ограненный и с выпуклым изображением змейки, свернувшейся спиралью.
— Но ведь не можем же мы сидеть здесь, сложа руки?! — в отчаянии воскликнул Бламур. — Вы как хотите, а я еду!!!
— Вы забыли про Коридор Алвисида, — сказал Ансеис, поворачивая голову в сторону открывшейся двери, где показались сенешаль замка и Отлак. — Нашли? — спросил он.
— Ищут, — кратко ответил сенешаль. — Все остальные приказы выполнены, ворота заперты, посты усилены, у покоев госпожи выставлена охрана: Ваших младших детей привели к ней. Баронесса встревожена этим и просит сообщить, что случилось?
— Идите и успокойте ее, — приказал барон. — Скажите, что я просто решил проверить боеспособность своего гарнизона, поспорив с сэром Бламуром. Но охрану не снимать до моего личного приказания.
— Я совсем забыл про волшебный коридор, — сказал Бламур, как только сенешаль ушел. — Нельзя медлить ни секунды.
— Да, бычья требуха, вперед! — воскликнул Гловер, которому уже доводилось во время достославной осады Рэдвэлла проходить по Коридору Алвисида.
— Граф, у тебя весь камзол в крови, — заметил Ансеис. — Надо, чтобы рану осмотрел лекарь!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...