ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я спокоен, — заверил верховный координатор, но Ансеис ему не поверил.
— Думаю, что не стоит использовать сегодня магию, что бы ни случилось, — предложил он. — Твои бойцы ею владеют?
— Почти нет.
— Надеюсь, они лучшие из лучших?
— Те, что оказались рядом. Но ты же знаешь, что у нас нет лучших и худших.
— Да, знаю, — кивнул Ансеис. — Но и ты помни о запрете на магию…
— Я понял. Сил у меня не осталось.
Хамрай вставил магический перстень в специальный паз, и плита мгновенно взлетела вверх, свет коридора осветил небольшой проход и ступеньки, ведущие наверх.
— Раз магию не используем, — сказал Хамрай, — пусть твои воины руками сдвигают крышку на могиле.
Мекор сделал жест, и алголиане поспешили вперед. Ансеис не трудился их пересчитывать, он знал, что их ровно шестнадцать.
— Пропустите меня, — потребовал Бламур. — У гробницы круглосуточно стоит пост моих людей. Не надо лишних жертв, каждый человек может оказаться на счету.
— Разумно, — согласился Мекор, — не стоит терять бойцов.
Едва крышка была сдвинута и в щель пробился свет факелов, в нее тут же уставились два арбалета и строгий голос спросил:
— Кто идет?
— Свои, Клэйв, — устало ответил Бламур, подумав, что ничего его люди не смогут сделать против любого мало-мальски мощного злонамеренного мага. Надо будет обсудить эту проблему с Ансеисом. А если честно, надо было обсудить ее с ним много лет назад, когда Радхаур решил выставить здесь постоянный пост. — Где граф?
— Не знаю, — ответил воин.
— В замке спокойно?
— У нас все тихо.
Бламур со спутниками выбрались в подземелье. Алголиане, привыкая к полумраку, выстроились походным порядком, который в мгновение ока преобразуется в боевой.
— Закройте крышку и продолжайте нести службу, — распорядился сенешаль и, отлично зная путь, направился мимо усыпальниц к выходу из подземелья.
Снаружи стоял всего один воин — следил, чтобы в графскую усыпальницу не забрел кто-либо из многочисленных гостей замка. Увидев невесть каким образом появившегося начальника, ранним утром уехавшего куда-то с ночевкой, да еще в сопровождении такой необычной свиты, часовой, приготовившийся к утомительному ночному дежурству, хотел было что-то сказать, но Бламур остановил его:
— В замке все спокойно?
— Как обычно.
— Ничего подозрительного не слышал?
— Нет…
— Давно заступил?
— Только что, минут десять как сменил Блэра.
Это было странно. В случае любой заварушки непременно поднялся бы переполох. Уж в караулке-то непременно, Бламур мог положиться на начальника стражи.
— Хорошо, продолжай охранять вход.
И опять сенешаль подумал, что любой маг, прими его обличье, мог бы сейчас беспрепятственно пройти дальше. Он вспомнил о своей былой задумке — ежедневно меняемом пароле, — и лишь тяжело вздохнул, сообразив, что практически любой чародей может читать чужие мысли. Но припомнив, что алголиане учат всех бойцов ставить непреодолимый даже для такого могучего мага, как барон Ансеис, заслон всем любителям копаться в их думах, Бламур решил, что обязательно выведает этот секрет, которым к тому же владеет и граф, и обеспечит должную охрану замка.
— Куда мы направляемся? — поинтересовался тем временем барон Ансеис.
— В графские покои, куда же еще? — удивился сенешаль, который в первую очередь думал о господине.
— Сейчас уже за полночь, — заметил Ансеис. — Впрочем, граф бывалый воин и ему не впервой просыпаться посреди ночи, наш рассказ позабавит его. Если, конечно, он не задержался с друзьями до утра за дружеским пиром.
Бламур кивнул: могло быть и такое, особенно сейчас, когда в Рэдвэлл со всех концов Британии начали съезжаться рыцари. Разумеется, главные торжества впереди, но…
— Пройдем мимо покоев графа, — решил сенешаль, — они ближе.
— И рядом с ними находятся помещения Алвисида, — скорее Мекору, чем ему, напомнил Ансеис.
Нынешний граф Маридунский довольно редко бывал в своем замке, посвятив жизнь собиранию Алвисида и свалив все заботы о хозяйстве на старого Бламура. Сенешаля это ничуть не смущало, почти все дела он вел и при старом графе, погибшем в той знаменательной битве пятнадцатилетней давности. Бламур был искренне привязан к молодому господину, и когда тот жил в замке, считал это время для себя праздником, хотя хлопот изрядно прибавлялось.
Два воина спокойно беседовали в довольно неплохо освещенном факелами коридоре, в который выходили лишь двери из комнат графа и из помещения Алвисида. Увидев своего начальника, оба вытянулись по струнке, мгновенно прекратив разговор.
— Господин у себя? — спросил сенешаль пожилого воина, который состоял у него на службе более двух десятков лет и помнил еще старого графа Отлака.
— Нет, граф уехал сегодня утром, и Трэвор говорил, что до завтра его точно не будет, если не дольше.
— Куда уехал? — встревожился Бламур.
— Не знаю, спросите у Трэвора.
— Хорошо, спрошу, — кивнул Бламур. — К Алвисиду никто не заходил?
Вообще-то пребывание почти возрожденного бога алголиан в Рэдвэлле считалось секретным, поэтому и был выставлен в этом коридоре круглосуточный пост, потому и были устроены поблизости с библиотекой, где теперь обитал Алвисид, графские покои, но для спутников Бламура это никакой тайны не составляло — и Ансеис, и Мекор неоднократно испрашивали аудиенции у потерявшего силу бога, бывшего к тому же и знаменитым бриттским рыцарем, сподвижником легендарного короля Артура и предком нынешнего хозяина Рэдвэлла.
— Нет.
— И ничего странного не заметили?
— Нет.
— Сэр Бламур, позовите ко мне старшего из шестнадцати охранников, — все еще очень слабым, но уже чуть окрепшим голосом, попросил верховный координатор сенешаля — именно попросил, а не приказал, прекрасно понимая, кто распоряжается в замке.
— Позови, — кивнул Бламур молодому охраннику, думая о том, куда мог уехать его господин, который еще вчера вечером никуда не собирался, иначе бы сенешаль не покинул замок.
Стражник открыл дверь и скрылся за ней.
Бламур спросил у пожилого бойца:
— Давно на посту?
— Да уж скоро сменить должны.
— Король Этвард в трапезной или уже отдыхает? — поинтересовался сенешаль и тут же запоздало подумал: откуда это знать стоящему на посту воину.
Но тот ответил:
— Король Этвард, сэр Таулас и еще некоторые рыцари отправились к Озеру Трех Дев вместе с алголианами, — быстрый взгляд в сторону изможденного Мекора в парадных одеяниях и шестнадцати бойцов за его спиной, замерших, точно изваяния, — посмотреть на их обряд инициации, который пройдет сегодня в полночь. Наверное, уже прошел. Вернутся или завтра к вечеру, или послезавтра. Интересно, удастся ли кому-нибудь на этот раз вытащить меч координатора Фоора?
Бламур сердито кашлянул, словно укоряя не в меру болтливого бойца, и посмотрел на Ансеиса, тот лишь усмехнулся в ответ. Бламур подумал, что, похоже, беда пронеслась мимо замка и, все больше успокаиваясь, решил как можно скорее отвести старого друга в трапезную, напоить его, да заодно и алголиан, горячим целебным элем и перевязать наконец рану барона.
Дверь в помещения Алвисида распахнулась, но на пороге вместо начальника алголианской охраны они увидели стражника с широко вытаращенными от ужаса глазами:
— Они там… все мертвы…
Барон Ансеис отстранил опешившего Бламура и решительно шагнул к дверям, Мекор тоже, и они бок о бок вошли внутрь, шестнадцать алголианских бойцов молча последовали за ними, и у Бламура даже не возникло мысли остановить их, чтобы они пропустили его, сенешаля, посмотреть, что же случилось в замке, за безопасность которого он отвечал. Впрочем, остановить этих бессловесных бойцов было бы не легче, чем пытаться преградить путь горной лавине, и Бламур, так и не произнеся ни слова, остался один на один с двумя своими охранниками.
— Головы поснимаю, — сорвал на них злость старый рыцарь. — Вы зачем здесь стоите, для украшения?
Молодой боец от ужаса увиденного не мог и слова произнести в свое оправдание.
— Мы ни на мгновение не отлучались!!! — поспешил заверить начальника Руан. — Мы службу знаем, у нас и таракан бы незамеченным не проскочил!
— Таракан? — уставился не него сенешаль. — Что ты сказал?!
— Ну… это… так, к слову…
— Смотрите у меня, — пригрозил Бламур и шагнул в покои Алвисида, чтобы узнать, что там, в конце концов, произошло. Затем повернулся на пороге и приказал:
— Руан, останешься здесь. А ты подбери сопли, разыщи начальника караула Трэвора и приведи сюда, да так, чтобы ни одна живая душа не узнала! Понял?!! Бегом!!!
Шестнадцать алголиан, пришедших вместе с верховным координатором, стояли вдоль стен, ожидая приказа Мекора или мгновения, когда придется действовать без приказа, по обстоятельствам.
Картина, представшая перед глазами в ярко освещенном зале, была, конечно, ужасная, но за свои годы Бламур видел и не такое, к тому же от странных алголиан всего можно было ожидать. На полу, преграждая проход к спальне поверженного бога, лежали мертвые алголиане, и мужчины, и женщины, у каждого в груди торчал короткий алголианский кинжал, предназначенный для ритуальных обрядов.
— Они сделали себе дэлетс? — глухо спросил Бламур.
— Нет, — коротко ответил Мекор.
— Почему ты в этом уверен? — поинтересовался Ансеис.
— Один из них, либо последний оставшийся в живых, либо младший, обязан был отложить священный обряд, пока не расскажет о происшедшем старшим по приоритету. К тому же у них выжжена память, что при дэлетсе не делается.
— Вы воспользовались магией? — поднял бровь Ансеис.
— Я помню ваше предостережение, — мрачно ответил Мекор и сделал знак своим бойцам, чтобы они освободили проход.
Спальня, как ни странно, тоже была ярко освещена в столь поздний час — впрочем, сенешаля замка это беспокоило только с точки зрения пожарной безопасности, расход свечей и благовонного масла его никак не касался, всем необходимым алголиане снабжали себя сами.
Алвисид лежал на постели, вытянув руки вдоль тела, и ничем не напоминал жизнерадостного человека, с которым Бламур иногда в последние годы общался. Он был белого цвета, словно мраморная фигура, и больше походил на статую, что стояли в начале подземелья замка.
— Он мертв? — спросил сенешаль у своих спутников, которые гораздо больше его понимали в магии и прочих божественных делах.
— Бога нельзя убить, — не оборачиваясь ответил барон Ансеис.
Все трое подошли ближе к постели, Бламур бросил быстрый взгляд на верховного координатора и тут же отвернулся — настолько тот был страшен в своем горе.
Совершенно неожиданно каменный бог открыл глаза, взгляд его был затуманен.
— Хамрай, ты? — едва слышно прошептали мраморные губы.
— Да, — ответил барон Ансеис, — и Мекор.
— Хранители, — сказал Алвисид.
Барон Ансеис тяжело вздохнул — слишком туманны и неясны были упоминания о хранителях, их почему-то все время опасался шах Балсар.
Все трое молча ждали, не скажет ли чего еще поверженный бог. И дождались:
— Озеро Трех Дев…. Поспешите.
Глаза Алвисида закрылись. Больше они не дождались ни слова и прошли в первую комнату, где живые алголиане унесли в спальни мертвых.
Барон Ансеис в задумчивости присел на край кресла Алвисида. Мекор с укором посмотрел на него, но ничего не сказал.
— Сейчас в Рэдвэлле находится дюжина рыцарей, которые представились как прибывшие из-за трех морей, — сообщил Ансеис верховному координатору. — Шестеро их товарищей явились в мой замок днем, вместе с Гловером и Бламуром, они очень хотели видеть меня до захода солнца. Я думал, это посланцы Балсара, а они… В общем, они не люди, в их головах сидят… твари, похожие на очень светлых тараканов, вот таких размеров, — он показал ладонь. — Хамрай погиб, вы чуть не погибли, вас спасла вся мощь вашего ордена. На магическом уровне связываться с ними не имеет смысла, в чем вы могли убедиться на собственной шкуре…
Мекор кивнул.
— Не стоит использовать даже малейшую магию. Но как бойцы они никудышные, смею вас заверить, — продолжил барон.
В дверях появился начальник караула Трэвор.
Бламур тут же повернулся к нему:
— Доложи обстановку в замке.
— У нас все тихо, — несколько напряженным голосом ответил тот.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...