ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но на деле Этвард совершил больше, чем его прославленный предок. Он уже не был восторженным юнцом и понимал, что по-настоящему велик не тот правитель, о победах которого только и говорят, а тот, о существовании которого вспоминают лишь в дни торжеств и королевских турниров. Зачастую, как бы трудно не далась победа на поле битвы, намного труднее воспользоваться ее плодами. И Этвард все делал для блага своей страны; порой терпя поражения на полях сражений, он довел до успешного завершения все свои планы и, если Бог даст ему еще хотя бы четверть века жизни, завершит все остальные — неосуществимых целей он перед собой не ставил.
Как и положено великому королю, не боялся ломать вековые традиции — сам воспитывал своего старшего сына, одиннадцатилетнего наследника, не отдавая ни кому в опеку. Так же как ни кому не отдал и второго и не отдаст третьего, которому всего месяц и который сейчас, наверное, сосет материнскую грудь.
Не побоявшись сломать одну традицию, Этвард решил нарушить и другую — сегодня они с Радхауром, вместе с алголианами, отправятся к Озеру Трех Дев и он торжественно вернет Экскалибурн на место, где легендарный клинок покоился в течение почти ста пятидесяти лет. Мечу уже давно подготовили подходящую замену — не менее прочный и острый клинок с искусной золотой насечкой, с не менее дорогой и изящной, усыпанной драгоценными камнями, рукоятью. У этого меча еще нет имени, он получит имя завтра; у великого короля должен быть собственный легендарный меч, который когда-нибудь тоже положат в Озеро Трех Дев. Король Этвард не сломает традицию, а просто изменит ее. И никто никогда не узнает, что легендарный Экскалибурн дал трещину, потому что никто не сможет достать его.
Радхаур, нынешний граф Маридунский, тоже выполнил клятву, данную у гроба отца. Могилы двух старших братьев находились рядом с отцовской. Братья отомщены, их убийцы давно мертвы. Но он пока не выполнил основной обязанности предкам — у него нет наследников. Впрочем, он еще молод, силен… И только этот долг перед родом не дает ему погибнуть, все остальное — слова, слова, слова. Ими он иногда оправдывается сам перед собой, хотя перед самим собой оправдаться либо легче легкого, либо невозможно вовсе.
В свете факела казалось, что фигура на постаменте шевелится. В глубине огромной подземной пещеры под родовым замком, возле Гаррета Сидморта, которого никогда не было на свете, горели факелы часовых, охраняющих вход в волшебный Коридор Алвисида, имеющий выходы в разных точках мира — в столице бриттов Камелоте, во всех алголианских каталогах, даже на других планетах, например на Меркурии, в царстве Луцифера (даже в мыслях Радхаур многие годы не называл его Повелителем Зла). Радхаур редко пользовался волшебным коридором, предпочитая передвигаться обычным способом, но в затруднительном случае никаких сомнений не испытывал. Например, если он захочет посетить столицу, то поедет со всей своей свитой, но если гонец принесет ему дурную весть об Этварде, названном брате Радхаура, которого он некогда поклялся защищать ценою жизни своей, то Радхаур в одночасье окажется в столице. Но фамильный перстень Сидмортов, позволяющий входить в волшебный коридор, теперь отнюдь не единственный: маг Хамрай научился изготовлять его точные подобия и теперь коридором пользуется он и шах Балсар — владыка полумира, держащий под своей жесткой дланью почти всю Азию, — а также алголиане. Сенешаль Рэдвэлла, во избежание внезапного посещения замка, пусть и друзьями (друзья могут в одночасье стать и врагами, что уже случалось с алголианами, когда к власти пришел хэккер Прионест), держал возле ложной могилы круглосуточный пост. Радхаур одобрял это решение — всегда нужно быть спокойным за свои тылы.
Верховный король, закончив безмолвный разговор с приемным отцом, поднялся и отошел к старому слуге, который когда-то очень давно, в той жизни, которую уже никогда не вернуть, был слугой, опекуном и поверенным маленьких тайн сводных братьев.
Радхаур же задержался у могил отца и братьев, словно оттягивая еще одну встречу — с человеком, которого нет, но который должен быть. С любимой, отдавшей свою молодость и красоту ради того, чтобы он, Радхаур, мог жить. Он и живет. Если это можно назвать жизнью.
Наконец он выдернул факел и подошел к небольшому подземному озеру, в которое была превращена Рогнеда, его суженая, родная сестра короля Этварда. Один лишь Алвисид может придать ей человеческий облик. А возродить Алвисида, вернув ему божественную сущность, может лишь он, Радхаур, Наследник Алвисида, обладатель таинственной силы. Почти пятнадцать лет он странствует по миру, собирая божественные останки. И почти собрал, осталось найти и принести в Рэдвэлл только сердце некогда поверженного братьями и сестрой Моонлав всесильного бога. Бога, называвшего себя человеком, создавшего самую могущественную в мире на сегодняшний день алголианскую церковь.
Радхаур встал на колени перед черным зеркалом воды, посветил факелом и увидел в ней свое отражение.
— Я пришел к тебе, любимая, — сказал он, сомневаясь, правду ли говорит. Но если он не любит ту, ради которой потратил уже больше половины своей жизни, то, значит, он никого не любит. Не способен полюбить. И, наверное, это к лучшему, потому что, кого бы он ни полюбил, все погибали. Он проклят неизвестно кем и неизвестно за что. Он не обычный рыцарь, он — Наследник Алвисида.
Радхаур ненавидел себя за это, если, конечно, его сердце еще способно на такое сильное чувство, как ненависть.
Ему очень многое хотелось сказать черной глади воды, Радхаур надеялся, что она, в отличие от раз и навсегда погибшего отца, слышит его. Но он почему-то не захотел ничего говорить при своем спутнике, решив, что вернется в подземелье в ближайшие дни.
Этвард, в свою очередь, постоял перед озером, в которое барон Ансеис волшебным образом превратил его сестру для спасения жизни Радхаура, после чего сам лишился магии. Король отошел, едва скрыв вздох облегчения. Быстрым шагом Этвард направился к выходу из подземелья, он явно тяготился пребыванием здесь.
Отношения между названными братьями внешне были самыми дружескими, но внимательный наблюдатель заметил бы, что в Этварде проскальзывает некая напряженность при общении с Радхауром. Предательство, даже то, которое не свершилось, то, о котором не знает ни единая душа, кроме сестры, обращенной в волшебное озеро, невозможно забыть. Но повторись тот выбор, который стоял перед Этвардом четырнадцать лет назад: жизнь одного, пусть самого близкого человека, или спокойствие всего королевства, он снова избрал бы прежнее решение. Если б речь шла только о его, короля Этварда, благополучии и власти, то он мог бы и стоять на своем, быть верным старой клятве у Озера Трех Дев. Но смена правителя всегда сопровождается кровью. Если б алголиане, руководимые тогдашним верховным координатором Прионестом действительно высадились на берега Британии, то это означало бы многие и многие невинно унесенные жизни, искалеченные судьбы, сожженные замки и разоренные города… Кто как ни король должен заботиться о мире и покое в своей стране? А с камнем на сердце можно жить, если понимаешь, какую цену пришлось бы заплатить, чтобы этого груза не было. Радхаур этого не поймет. Нет, не поймет заботы короля человек, всю жизнь проведший в седле в поисках останков поверженного бога. И еще Этварда смущало то, что все знаменательные победные битвы он одержал, когда сводный брат отправлялся в свои путешествия за три моря — или куда он там ездил в своих бесконечных поисках. Говорить же об одержанных победах он считал хвастовством и мальчишеством, недостойным мудрого короля, у которого уже седина на висках проявляется от государственных забот. Впрочем, и Радхаур о своих путешествиях рассказывал скупо и неохотно.
— Ну что, навестим Алвисида и в путь? — спросил Этвард. — Алголиане ждут.
Положа руку на сердце, Радхауру совершенно не хотелось ни идти к Алвисиду, перед которым он сильно оконфузился в прошлое путешествие, ни отправляться с алголианами к Озеру Трех Дев. Но Этвард его очень просил съездить к озеру, где была дана давняя мальчишеская клятва, и отказать он не смог. И к Алвисиду Этварду необходимо, чтобы поддерживать добрые отношения с тем, кто может сильно изменить устоявшийся мир, если вновь обретет былую божественную сущность.
Два последних года Радхаур скитался по Магрибу, поражаясь, насколько ослаб в нем зов Алвисида. Полагаясь только на какие-то невнятные пророчества и указания местных магов и народные рассказы, он наконец-то добыл заветное магическое сердце, но оно оказалось не тем… Задолго до Алвисида какого-то древнего египетского бога тоже расчленили и его останки разбросали по миру, так что Моонлав и ее братья оказались неоригинальны. Правда, их метод весьма действенен — полторы сотни лет мир живет без Алвисида. Спокойно может и еще полторы сотни прожить, только он, Радхаур, нуждается в помощи своего божественного предка… Даже не он, плевать на самого себя, а человек, который на свою беду его полюбил — Рогнеда…
— Ты хочешь, чтобы Алвисид принял участие в предстоящих празднествах? — поинтересовался Радхаур.
— Нет, просто не могу же я, приехав в Рэдвэлл, не зайти к нему.
— Ты верховный король Британии, не он, — пожал плечами названный брат.
— Но ведь он бог, пусть и алголианский.
— Поверженный бог.
— Но это его замок.
— Это замок графов Маридунских. Граф сейчас я.
— Ты что, не хочешь, чтобы я к нему шел?
— Отнюдь. Это я к нему не хочу идти. К тому же вчера я у него был, и ничего нового он мне не скажет, а смотреть на окружающих его шаблоний у меня нет желания.
— Ты что, завидуешь ему? Радхаур рассмеялся.
— Я же не Хамрай, на мне нет заклятия Алвисида. И алголиане счастливы будут, если я лишь намекну про их шаблоний, сам знаешь.
— Так в чем дело?
— Мне нечего ему пока сказать, а встречаться лишний раз не хочу. Я и сам знаю, что должен отправляться на поиски его сердца, будь все проклято…
Этвард остановился перед лестницей, ведущей из подземелья в замок, и пристально посмотрел на друга детства. Но ничего не сказал.
Навстречу с факелом в руке спускался один из помощников сенешаля замка.
— Что случилось, Трэвор? — спросил его граф.
— Господин… Там, из колодца во внутреннем дворе, выбралось странное существо и срочно требует вас. Говорит, что его послал Тютин, царь Ста Озер…
— Хорошо, — кивнул Радхаур. — Пойдем, посмотрим.
В сопровождении Трэвора они вышли во двор. У колодца собралась большая толпа любопытствующих: слуги, оруженосцы, несколько рыцарей, прибывших в замок на предстоящие через дюжину дней торжества, устраиваемые в Рэдвэлле верховным королем. Толпа расступилась, и Радхаур подошел к подвижному лысому старичку, с огромной желто-седой бородой. Несмотря на то что, по словам Трэвора, он только что вылез из колодца, странная пестрая одежда на нем была совершенно сухая. Заметив графа и короля, старик церемонно поклонился им.
— Здравствуй, Майдар, — кивнул на приветствие граф. — Ты пришел сказать, что твой повелитель принимает предложение короля Этварда принять участие в празднике?
— Царь Ста Озер принимает приглашение и явится в Рэдвэлл в назначенный день и время, — с торжественностью в голосе произнес посланец Тютина, старый хитрый маг, который, как знал Радхаур, был чародеем низшей, природной, ступени, но на большее и не претендовал. Впрочем, на его территории, в озерах, тягаться с ним опасались такие опытные и могущественные маги, как покойные герцог Иглангер с братьями.
— Что ж, мы очень рады, — ответил Этвард. — Я с удовольствием повидаюсь с царем Тютином.
Эта предстоящая встреча тоже была важна Этварду. На предстоящие празднества, посвященные героическим, теперь уже легендарным, обросшим совершенно невероятным количеством слухов событиям у Рэдвэлла, король наметил для себя ряд важных дел. Беседа с озерным царем — одна из них. Существование на его территории другого владыки, пусть и не вмешивающегося никак в его дела, пусть и выступившего пятнадцать лет назад на стороне бриттов, несколько беспокоило Этварда. Ведь известно, что дружеский союз надо постоянно поддерживать если не конкретными делами, то заверениями в своих самых искренних чувствах, иначе друг может как-то незаметно для тебя стать недругом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...