ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Все тихо? — со злостью переспросил верховный координатор алголиан.
— Да, — твердо ответил Трэвор, которому посланный за ним боец наверняка рассказал об увиденном. — А что происходит на этой территории, — он обвел взглядом помещение, — нас не касается, нам запрещено переступать этот порог. Мы только охраняем и его никто не переступал с того момента, когда ваши уехали к Озеру Трех Дев.
— Он прав, — вступился Бламур и снова повернулся к начальнику караула:
— Где сейчас заморские рыцари?
— Двое в замке, остальные уехали в сторону Маридунума примерно через полтора или два часа после отъезда алголиан и короля Этварда. Наверное, тоже решили посмотреть на церемонию.
— Значит, — вмешался барон Ансеис, — в замке только двое из этих заморских рыцарей?
— Да.
— Где они? — наливаясь яростью, спросил сэр Бламур.
— Спят, наверное, — ответил Трэвор. — Сразу после заката они покинули трапезную и ушли в отведенные им комнаты.
— Сколько их всего вместе со слугами и оруженосцами в замке?
— Ну… По-моему, восемь. Может, шесть или семь. Не больше десятка.
— Хорошо, — задумчиво кивнул барон Ансеис. — А вам известно, куда отправился сэр Радхаур?
— Да, графа пригласил к себе царь озер Тютин. Когда граф встретился с ним, тот предложил ему принять участие в каком-то большом празднике у короля морей Лера. Граф согласился, а сопровождавшие его к озеру барон Кайрон и сэр Манч вернулись обратно в замок. Можете спросить у них, они вернулись не так давно и еще ужинают в трапезной.
— Еще что-нибудь сказать можешь?
— Нет, все спокойно.
— Спокойно!!! — вскричал Бламур, но тут же взял себя в руки и распорядился, почти в точности повторив приказания барона Ансеиса своему сенешалю, отданные менее получаса тому назад:
— Закрыть ворота, никого не выпускать, удвоить посты. Всех остальных привести в полную готовность и ждать меня у коридора, где спят заморские рыцари. Ждите меня, я сейчас подойду. Иди!
— Отдайте распоряжения, чтобы приготовили коней, — сказал вдруг Ансеис. — Мы должны поспешить к Озеру Трех Дев.
— Да, — согласился Бламур. — Приготовьте лошадей. И вели вскипятить эля да немедленно принести сюда господину барону. — Он повернулся к Мекору:
— Вам тоже?
Тот отрицательно покачал головой.
— Все, — сказал Бламур Трэвору. — Иди!
— Постойте, — остановил его верховный координатор. Он уже полностью оправился от пережитых потрясений, и в голосе его появилась прежняя властная твердость. Ему предстояло действовать и принимать решения, все переживания были отброшены в сторону. — К комнатам этих рыцарей, которых вы зовете заморскими, даже не подходите. Мы разберемся сами.
Бламур вопросительно посмотрел на барона Ансеиса. Тот, после секундной паузы, кивнул.
— Значит, пусть все будут готовы отправиться в путь, — распорядился Бламур.
Время улетало стремительно, в эту грандиозную ночь надо было действовать быстро и решительно, но и Мекор, и Ансеис понимали, что разумнее как следует обдумать ситуацию и, по мере возможности, разобраться в ней, предвидя наихудшие варианты, чем с обнаженным мечом, раздирая горло воинственным кличем, бросаться в неизвестность. Ясно, что противник перед ними совершенно неведомый и очень опасный, но, как показали события в замке барона и в алголианском каталоге, — не такой уж непобедимый.
Глава двенадцатая
Смерть, не гордись, когда тебя зовут
Могучей, грозной. Жалкие слова!
Кого взяла ты — в вечности живут,
И навсегда моя душа жива.
Джон Донн
К Озеру Трех Дев подъехали, когда до полуночи оставалось совсем чуть-чуть. Множество алголианских факелов освещали берег небольшого водоема с тремя выступающими из воды камнями, напоминающими трех согбенных горем женщин.
Церемония алголиан, в чем Этвард мог убедиться, была продумана до мелочей и вызывала лишь восторженные чувства как у участников обряда, так и у зрителей, весьма холодно, если не сказать больше, относящимся к алголианской вере.
Неподалеку от берега находилась хижина отшельника, которую некогда выстроил сэр Таулас. Новый отшельник (живущий здесь уже пятнадцать лет), а вернее, отшельница, встретила высоких гостей, склонившись в поклоне, и тут же скрылась в своем убогом жилище. С тех пор как в озере оказался меч верховного координатора Фоора, христианские рыцари иногда заглядывали к чудесному озеру, но, конечно, не так часто, как в былые времена, а вот алголиане построили себе в лесу нечто вроде гостиницы или небольшого монастыря, где постоянно жили шестнадцать мужчин и шестнадцать женщин, они и подкармливали немногословную отшельницу, время от времени подправляя ветхое строение и перестилая крышу. На предложение выстроить новую хижину отшельница отвечала категорическим отказом. Алголиане же увеличили площадку перед берегом, где покоился в ожидании нового хозяина меч координатора Фоора, выкорчевав близрастущие деревья, выровняли ее, засеяли травой и аккуратно выкашивали, чтобы нога ступала мягко.
Незадолго до наступления темноты король Этвард вновь сел в алголианскую карету, чтобы обсудить с хэккером Травлом детали возложения Экскалибурна в озеро. Этвард поинтересовался (и теперь очень жалел об этом), какое заклинание было наложено на легендарный меч ранее. То, что он услышал, неприятной занозой царапнуло по собственной гордости — по заклинанию, Экскалибурн мог достать из толщи вод любой потомок по прямой Артура Пендрагона в девятом поколении и дальше, первенец мужского пола. То есть если бы Этвард не поехал в свое время к Озеру Трех Дев, то Экскалибурн мог вытащить его старший сын, или, потом, внук… А он-то всю жизнь предполагал, что Экскалибурн дался ему потому, что он — достоин, потому, что на него возложена великая миссия, потому, что… Да все это уже на самом деле неважно — так или иначе, он выполнил почти все, о чем мечталось, да и Экскалибурн уже отслужил свое.
Зрелище алголианской церемонии было торжественным и неспешным. Хэккер Травл стоял возле заветного места в окружении факелоносцев, и узнать в этой застывшей фигуре того доброжелательного собеседника, с которым Этвард общался час назад, было невозможно. Сам Этвард, в окружении своей свиты, стоял неподалеку.
Допелся последний хвалебный файл, прочерчены в воздухе священные спирали Алвисида. То, ради чего все собрались, началось. Распорядитель церемонии выкрикнул имя, и первый из посвящаемых вышел к берегу, губы молодого алголианина беззвучно шептали благодарственный файл.
Посвящаемый встал на колено, протянул руку, вглядываясь в дно, где, в свете факелов, меч верховного координатора был отлично виден. Наконец, он поднялся и показал пустую руку. Распорядитель назвал имя следующего посвящаемого.
Это обещало затянуться надолго. По договоренности с хэккером Травлом Экскалибурн с соответствующим заклятием будет положен в Озеро Трех Дев после церемонии посвящения.
Этвард был готов к долгому ожиданию. Еще до начала церемонии хэккер Травл предлагал поставить для него кресло, но Этвард отказался. Он смотрел на молодых алголиан в парадных одеждах, на то, как они протягивают руку к заветному мечу, и думал, что наверняка у каждого есть хоть маленькая надежда — а вдруг я вытащу заветный меч? Король прекрасно помнил (словно не прошло с тех пор долгих лет), как сам стоял на этом берегу и смотрел на меч, казавшийся тогда совершенно недостижимым. Сегодня он собирается вернуть реликвию на место — и теперь уже навсегда.
Погруженный в собственные мысли и воспоминания, Этвард не сразу обратил внимание, что вокруг что-то изменилось.
Очередной инициируемый алголианин, протянув руку за мечом верховного координатора, вдруг рыбкой нырнул в озеро. Этвард подумал, что тот просто поскользнулся на мокрой траве, поэтому не бросился на помощь — это дело алголиан, сами справятся. Но никто не шелохнулся, чтобы помочь несчастному. По легкому колебанию факелов, шуршанию одежды и звуку вынимаемых из ножен мечей, Этвард понял, что все смотрят в сторону, противоположную берегу. Он тоже повернулся, непроизвольно потянувшись пальцами к рукояти Экскалибурна.
К озеру подходил отряд вооруженных рыцарей. Кажется, их предводителя Этвард видел среди гостей Рэдвэлла, но сейчас в замке, накануне празднеств, настоящее столпотворение, и до конца король не был убежден в том, что видел именно этого человека.
— Настал час, когда мир изменится! — провозгласил тот. — Все, кто хочет возрождения Алвисида и его братьев, должны быть убиты!
Это была земля на которой он, Этвард, был королем. Он сделал шаг вперед.
— Где тот, кого называют Наследником Алвисида? — требовательно спросил предводитель пришельцев. — Он должен умереть.
От такой наглости Этвард потерял дар речи. За его спиной десяток рыцарей, среди которых, между прочим, сэр Таулас, а также шестнадцать раз по шестнадцать (и даже больше, учитывая дебаггеров и прочих) алголианских бойцов, а этих самозванцев, кто бы они ни были, не более двух десятков вместе с оруженосцами.
Сэру Тауласу сказанного было достаточно. Он пробурчал нечто неразборчивое, но по тону совершенно точно можно было понять его чувства. Клинок вонзился в грудь наглецу по самую рукоять.
В это же мгновение четыре меча пронзили прославленного воина.
Этвард выхватил меч и подумал: «Чего же медлят алголиане?!!»
Бросив быстрый взгляд в их сторону, он не поверил собственным глазам: они, алголиане, были мертвы! Упавший факел лежал рядом с лицом — +\, хэккера Травла, и оно, в отблесках пламени, было ужасно: щеки ввалились, из глаз струились два ручейка крови.
Значит, рассчитывать надо исключительно на свои силы. Не подведи же, легендарный Экскалибурн, послужи последний раз!
Тело сэра Тауласа валялось под ногами предводителя странных рыцарей, который уже отбивал удар одного из спутников короля Этварда. Смертельный удар бывшего отшельника не причинил незнакомцу никакого вреда!
Этвард вступил в бой и сражался отчаянно, понимая, что этот бой (как, впрочем, и все предыдущие) может оказаться последним в его жизни.
При свете полной луны и валявшихся повсюду алголианских факелов происходило ожесточенное сражение с врагами, которые оказались неуязвимыми — смертельные раны не причиняли им никакого вреда.
Вдруг из блестящего зеркала озера выскочила какая-то фигура со сверкнувшей в лунном свете полоской в руке.
— Этвард, я с тобой! — услышал король такой знакомый голос, и рядом с ним, спина к спине, выросла фигура названного брата.
Этвард даже не успел удивиться, откуда он здесь взялся, он тут же отразил удар, направленный в грудь Радхауру.
Так же как тогда, пятнадцать лет назад, они стояли плечом к плечу, спина к спине, два названных брата, давших священную клятву вечной дружбы, на этом же берегу Озера Трех Дев, и отражали яростные атаки врага. Этвард задыхался от счастья: даже если ему суждено погибнуть сегодня, он знал — камень предательства больше не лежит на его душе. Брызги с мокрых волос названного брата капали на него словно кровь, которую в тот далекий день они смешали и которая придаст ему новых сил!
По численности противники были примерно равны, и если б не пугающая неуязвимость незнакомцев — мечи бриттов не наносили им существенного вреда, в то время как их клинки калечили и убивали!..
Бой продолжался уже более десяти минут, и спутники короля Этварда падали один за другим, только он с Радхауром, отбивая удары и нанося ответные, правда, без ущерба для врага, были словно заговоренные.
— Держитесь! — неожиданно Этвард услышал еще один знакомый голос, но не сразу понял, чей. — Рубите им головы! Только так их можно победить!!!
Король посмотрел в сторону новых действующих лиц и вдруг — не увидел, нет, сердцем почувствовал — что Радхаур упал. Этвард резко повернулся, на замахе нанеся удар поразившему брата врагу, и отсек тому голову. Из отлетающей головы прямо на грудь поверженному Радхауру вывалился не правдоподобно огромный, отвратительный таракан, которого король тут же подцепил на кончик Экскалибурна…
Глава тринадцатая
А мудрый Алгол, в неведомой, недоступной пустоши моделировал свою прекрасную Вселенную, где Зло отсутствует как таковое.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...