ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне оставалось только догадываться, каково шаману находиться внутри этой корзины. Меня мгновенно окутало одуряющее облако ароматов, представлявшее собой смесь лежалой еды, цветочных гирлянд и Оссирус знает чего еще.
Этот живой склад обернулся ко мне; на уровне лица в корзине оказалось отверстие. В темноте тускло поблескивала пара глаз. Наверное, это сделали для того, чтобы старик мог видеть, куда ступает в танце.
- Лаэм'ша, - собралась я с духом. - Ты… - И в этот момент с воплем шарахнулась от кошмарного существа, выскочившего на меня из укрытия где-то на высоте плеч шамана. Размером оно было с мой кулак, но челюсти разевало куда шире, обнажая ряды зеленых зубов и два раздвоенных языка. Вытаращенные глаза затягивала, как у слепых, молочно-белая пленка. Не знаю даже, что вызвало у меня большее омерзение: раздутое четвероногое тело мерзкой твари или рыдающий крик, с которым она налетела на меня.
Лаэм'ша - а это был действительно он, я не ошиблась - быстро вытащил перемазанную крайне неаппетитной кашицей руку и принялся успокаивать своего зверька, если, конечно, это чудище вообще можно было так назвать. К моему изумлению, существо мгновенно присмирело. Теперь, когда его огромный рот был закрыт, тело опало, а глаза вернулись в свои орбиты, оно выглядело поприличнее, но все же походило скорее на ночной кошмар, чем на живое существо.
- Это мой правдовещатель, госпожа ведьма, - сообщил шаман, как будто представлял нас друг другу, и погладил жуткую тварь по пятнышку коричневого меха между глазами - единственному участку его тела, который не покрывали маленькие, неправильной формы колючки. - Тебя беспокоят они? - Лаэм'ша махнул пальцами в сторону двух фигур, которые под одобрительный рев толпы уже катались по земле в опасной близости от одного из костров.
- Может, у вас так и принято, Лаэм'ша, - проговорила я сухо, с трудом оправившись от испуга, вызванного неожиданным нападением его питомца. - Но я с этим мириться не собираюсь. Можно как-нибудь прекратить драку, не нарушая ваших обычаев?
Рука деревенского шамана на миг исчезла, потом вдруг вся верхняя часть его костюма развалилась пополам. Старик выбрался наружу, вытирая с щек мякоть раздавленного фрукта, а отвратительный правдовещатель забрался обратно к нему на плечо. В глазах Лаэм'ши что-то блеснуло.
- О, мы не оскорбимся, госпожа, - вне зависимости от того, будет ли продолжаться эта схватка. Мы здесь, в джунглях, с пониманием относимся к зову плоти. Однако задумайся. Неужели госпоже ведьме не льстит, что у нее два столь достойных почитателя? Разве тебе не интересно узнать, кто из них одержит победу и заявит свое право быть твоим кормильцем?
- Я не намерена допускать, чтобы в драке решалось, кто станет моим кормильцем или кем-нибудь еще. - Я сделала глубокий вдох, стараясь унять дрожь в голосе. - Ваш праздник доставил нам немалое удовольствие, Лаэм'ша. Боюсь, даже слишком большое. Морган может относиться к этому куда серьезнее, чем представляет себе Премик.
Толпа зрителей восторженно завопила - уже заметно побитый Джейсон швырнул Премика в стену хижины, да так, что часть строения обрушилась. Шаман отечески обвил благоухающей всеми ароматами сразу и к тому же жутко липкой рукой мои плечи и потянул меня в противоположном направлении. Раздосадованная до такой степени, что сама уже была готова драться, я позволила ему увлечь себя, настороженно поглядывая на правдовещателя, который вцепился сдвоенными коготками в плечо Лаэм'ши, чтобы не свалиться.
- Однако Премику стоит поумерить свои аппетиты, госпожа Сийра, - здраво заметил шаман.
- В особенности в отношении одной ведьмы-рам' - осведомилась я, быстро сообразив, к чему он клонит, но не в состоянии спокойно слушать звуки, доносящиеся из-за спины. - Разве то, что Морган вынужден физически отстаивать свое место рядом со мной, не унизительно для меня?
Старик рассмеялся, потом с понимающей улыбкой взглянул на меня:
- Я бывал в космопорте и его городе, госпожа Сийра. Я знаю о других мирах - и других способностях.
«Вот мошенник старый!»
- Ты знаешь, что я не ведьма, - сказала я и отстранилась, испытующе глядя на Лаэм'шу. Большие, обведенные желтыми кольцами глаза спокойно встретили мой взгляд. - Тогда почему ты позволил нам с Морганом жить в твоей деревне? Почему не выдал нас? И как узнал обо всем? - Последний вопрос был продиктован не только любопытством, но и уязвленной гордостью; мне казалось, я довольно тщательно все изучила, прежде чем взяться за эту роль. Драка отступила перед этим на второй план.
Похоже, моя реакция позабавила шамана, хотя он внимательно огляделся по сторонам, проверяя, не подслушивает ли нас кто-нибудь.
- Отчасти потому, что ты платила за себя и отдавала деревне честную долю добычи Моргана. Ну, и моего Хорхи ты не смогла обмануть. - Страшилище, услышав свое имя, тут же завертело непропорционально огромной головой.
- Тогда почему ты не разоблачил наш обман, если все знал? - спросила я озадаченно.
- Из-за магии, госпожа Сийра, - послышался негромкий ответ. - Нельзя жить без магии. А наши настоящие чародейки, наши ведьмы, э-э… скажем так, довольно неуживчивы - это еще мягко выражаясь. Ты была местной колдуньей, но никакого вреда не приносила. - Я взглянула на старика с внезапным уважением. - А мы за это давали тебе покой, верно?
Я непроизвольно проверила свою ментальную защиту; должно быть, подобная проницательность была обусловлена глубоким знанием человеческой натуры.
- Ты добрый и мудрый, Лаэм'ша, - заявила я и, остановившись, протянула ему руки. Звук удара, донесшийся издалека, заставил меня поморщиться. - Но не кажется ли тебе, что Премик уже получил хороший урок?
Что ответил шаман, я уже не услышала. В эту самую секунду раздался свист падающего предмета, и ослепительная молния лишила меня сознания.
ИНТЕРЛЮДИЯ
- Сюда нельзя.
Любой, кто хорошо знал Джейсона Моргана, непременно внял бы предостерегающей льдистой вспышке его синих глаз. Однако Визрен на своем веку фактической правительницы племени повидала довольно охотников, чтобы не считаться ни с гневом, ни со спокойными убеждениями, если они шли вразрез с ее намерениями.
Как бы то ни было, Морган с изумлением обнаружил, что подчиняется распоряжениям деревенской старейшины. Его взгляд был устремлен поверх узкого плечика старухи на закрытую и тщательно охраняемую дверь хижины - кулаки сжаты, сознание напряжено в стремлении коснуться разума Сийры, понять, в каком состоянии она находится. Но все, что он раз за разом ощущал, - лишь покой глубокого сна. Но почему она до сих пор не проснулась? Почему Визрен и ее соплеменники не дают ему увидеть ее?
Он попытался зайти с другой стороны:
- Наши обычаи отличаются от ваших, Визрен. Госпожа Сийра хотела бы, чтобы я был рядом с ней, уверяю тебя.
- Ты - мужчина, - провозгласила старуха с таким видом, как будто это все объясняло. Лицо под слоем растрескавшейся праздничной раскраски было непреклонным. Скрещенные на груди в замысловатом переплетении руки выражали твердую решимость - чтобы понять это, Джейсону не нужна была посторонняя помощь. По бокам от нее молча стояли еще две деревенские женщины со сплетенными точно таким же образом руками.
- Какого… - Морган проглотил конец вопроса. Он знал, что покьюлиане практически не делают различий между полами во всем, кроме права собственности на землю и на хижины, которое обычно - но не всегда - принадлежало их женщинам. Даже за обеспечение приданым, которое служило здесь скорее имущественной гарантией, чем свадебным выкупом, чтобы молодежь могла получить независимость от своей семьи, отвечал старший член семьи, неважно, мужчина или женщина.
Оставался еще один способ. Джейсон протянул руку. Визрен без колебаний коснулась пальцами его ладони, и через этот контакт Морган осторожно послал испытующую мысль. Он уловил уважение к Сийре и тревогу за нее - вместе с неожиданно твердой решимостью не подпускать его к госпоже, пока она беспомощна. Он поспешил отстраниться, пока чуткая покьюлианка не уловила его мысленное прикосновение.
Но он не собирался сдаваться, ведь Сийра нуждалась в нем.
- Я всегда с уважением относился к вашим обычаям, Визрен, - выдавил он из себя как можно более вежливо, сражаясь с расплывающимся зрением. Ночь выдалась утомительной. - Но то, что я сейчас не могу быть рядом с ней, оскорбляет нас обоих - а возможно, и подвергает мою госпожу опасности. Позволь мне увидеть ее. Прошу тебя. Я могу ей понадобиться.
Старуха прикрыла глаза. Сквозь ее пальцы, все еще лежавшие на его ладони, Морган ощутил удивившую его волну жалости.
- Мы сумеем позаботиться о ней…
- В какой заботе она нуждается? - Его встревоженный голос не дал Визрен договорить, а тон заставил женщин по бокам от нее схватиться за ножи. Не обращая на них внимания, Джейсон вырвал руку из внезапно сжавшихся в попытке удержать его пальцев старухи. - Я чувствую лишь, что она спит. Что с ней?
Все, с него хватит. Он попытался прорваться мимо Визрен, но обнаружил, что ноги не несут его, пригвожденные к земле.
- Что? - ахнул он, отшатнувшись.
Визрен внезапно показалась ему невероятно дряхлой.
- Магия Лаэм'ши тебя не пропустит, - вымученно проговорила старая женщина. - Он оставил ее на мое попечение. Твоя госпожа скоро пробудится от исцеляющего сна. Пожалуйста, доверься мне, Морган.
- Я не понимаю. - Джейсон ощущал или, вернее, чувствовал тот зловещий привкус дурного предчувствия, как было в прошлый раз перед появлением Барэка. - Что случилось? Лаэм'ша почти ничего не успел сказать мне перед тем, как… перед тем, как умереть.
Визрен прищелкнула языком, эхом отзываясь на его боль.
Атака была внезапной и смертельной для тех, кто оказался неподалеку от еще секунду назад веселого круга костров. Шок-гранаты, дождем обрушившиеся с окруженных защитным полем аэрокаров на толпу празднующих туземцев, разрываясь, выпускали газ - усыпляющий и практически безвредный для людей и клановцев, однако вызывающий смертельное удушье у любого покьюлианина, попавшего непосредственно в облако. Лаэм'ша умудрился прожить достаточно долго, чтобы, мучительно сражаясь за каждый вздох, рассказать Моргану, что он видел. О Сийре, взмывшей в ночное небо.
Джейсон содрогнулся при этом воспоминании. Пожалуй, он был тогда на волосок от помешательства, пронзая ночь тучей безумных стрел-мыслей, забывая о самозащите от страха за нее. «Сийра за такое голову бы мне оторвала», - подумал он сокрушенно. Она учила его не забываться ни на секунду.
Но в конце концов он все-таки нашел ее, съежившуюся в комочек фигурку, лежавшую без сознания на поляне на противоположном берегу реки, точно отброшенную туда презрительным щелчком руки какого-то исполина. Этот одинокий мертвенно-неподвижный силуэт в лунной ночи вставал у него перед глазами всякий раз, когда он отваживался закрыть их. Именно такого нападения Морган и боялся, несмотря на то что она ничего подобного не опасалась; именно на такой случай он и укрепил «Приют Звездоплавателя», вложив в эти укрепления все свои знания и опыт. Но что толку было во всех его смертоносных ловушках и хитрых системах предупреждения, если он позволил Сийре покинуть их защиту?
Что толку было в нем самом?
Теплые пальцы-прутики ласково легли на его ладонь. В глазах Визрен можно было прочесть боязливость - это выражение не сходило с лиц туземцев с тех самых пор, как они узнали, какой силой обладают он и его госпожа, но прикосновение старухи было ободряющим.
- Вы не стали винить нас, - с удивлением сказал Джейсон, глядя ей в глаза. - Та атака была направлена на нас - на Сийру. Вы потеряли восемь ваших соплеменников. Я не понимаю…
- Вы не ожидали, что враги последуют за вами сюда - иначе бы не стали укрываться здесь. А мы - Фэк-ад-са'ит, - с ноткой усталой гордости в голосе произнесла она. - Мы смотрим жизни в лицо и принимаем все, что она несет. Ни месть, ни чувство вины ничего не дают.
Месть. Глаза Моргана сузились, ноздри, раздувшись, побелели. Но он не стал высказывать того, что было у него на уме, сказал лишь:
- Я посылаю за помощью. У моей госпожи есть родные в городе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...