ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

То была часть моей новой личности с тех пор, как ко мне вернулась память, - это самосомнение, одолевавшее меня всякий раз, когда я оказывалась в темноте и одиночестве. Для Сийры ди Сарк, которая ни на секунду не задумалась, прежде чем рискнуть жизнью человека ради спасения собственной расы, жизнь была простой и ясной. Такой же была она и для Сийры Морган, личности, в которую я превратилась, когда меня лишили всех воспоминаний и силы, взамен дав возможность научиться любить.
А теперь? Теперь я застряла где-то посередине между этими двумя ипостасями, точно кусок мяса, завязший в зубах. А мою жизнь и любовь можно было назвать какими угодно, но только не простыми и ясными.
Я нетерпеливо потянулась к выключателю, но свет вспыхнул за миг до того, как мои пальцы коснулись тумблера. Я заморгала, глядя на фигуру, уютно устроившуюся в кресле в центре крута света.
«Я страшно рада тебя видеть», - искренняя мысль выскользнула из-под моего контроля, прежде чем я успела ее перехватить.
Морган потянулся - так хорошо знакомым мне ленивым движением, в котором сквозило что-то неуловимо кошачье. Его комбинезон еще хранил следы пребывания в джунглях, а синие глаза потускнели от усталости.
- Ты звала меня, - сказал он вслух. - Ты знала, что я приду. - И тут же добавил, мысленно и без тени упрека: «Я пришел бы еще раньше».
- Тебе все еще грозит опасность, - возразила я вслух и поднялась.
Какая-то часть меня мгновенно уловила отклик, который вызвала моя нагота у Джейсона, и отозвалась на него жаром, разлившимся по всей коже; другая часть испытала невыразимое облегчение, когда его сила обуздала это желание, пусть даже ценой внезапной обоюдной холодности, от которой у меня по коже побежали мурашки. Это давало мне надежду.
Я просунула руки в рукава халата и отправилась на кухню. Спрашивать, давно ли Морган здесь и что он думает о моих ночных кошмарах, я не стала. То, что он проник в мою спальню незамеченным, меня не удивляло - он сам установил защиту, окружавшую это здание.
Мы снова стали парой - в конечном итоге осуществить подобное превращение было не сложнее, чем разделить сомбей и свежеподжаренный тост. Мы болтали о всяких пустяках, о недавних событиях. Хотя не было никакой причины оттягивать миг, когда так или иначе придется сказать Джейсону о том, что Барэк здесь - непосредственно в соседней комнате, - мне очень не хотелось этого делать. Стоило мне только осознать в себе эту слабость, как я решительно отставила свою чашку и сообщила:
- Вчера вечером в «Приюте» объявился Барэк.
Правильные черты Моргана, разумеется, даже не дрогнули - и эта реакция была куда более красноречивой, чем любое выражение удивления. Его глаза еле заметно сверкнули.
- Ну и как он?
Я бросила на него быстрый взгляд, чтобы проверить, не шутит ли он.
- Может быть, стоило бы лучше поинтересоваться, зачем он здесь, Джейсон? Не думаю, чтобы он вдруг решил просто так навестить меня, как принято у людей. Это не в обычаях Клана.
Морган усмехнулся. Он удобно расположился на табурете и внимательно разглядывал свои мозолистые, с обломанными ногтями руки. Я заметила, что жизнь в джунглях еще более закалила его тело: он выглядел подтянутым, похудевшим, по-звериному грациозным. Я знала что и с его разумом должна была произойти такая же перемена.
- Тебе виднее, - произнес он миг спустя. - Но если бы ты знала, что привело Барэка сюда, то не вызвала бы меня. Так что, пожалуй, мой вопрос все-таки более важен.
Я и теперь то и дело поражалась проницательности этого человека. И знала, что не стоит умалять достоинств его природы только потому, что она не всегда была основана на Даре. Именно в эту ловушку и угодила моя раса, впервые столкнувшись с его видом - так поразительно схожим с нами внешне и столь отличающимся внутренне. В моем с Морганом союзе наши различия и были самой грозной нашей силой. Я поднялась, собрала чашки и бросила их в пасть кухонного комбайна. Можно было, конечно, оставить эту работу слугам на утро, но я решила не уступать им возможность подержать в руках чашку, которой касались его руки.
- Барэк говорит, что Совет вынудил его стать изгнанником, - пояснила я. - Они отказали ему в Выборе.
- И ты ему веришь?
- А почему нет? - чуть более резко, чем следовало бы, отозвалась я. - Он мой родственник. - Джейсон лишь еле заметно приподнял бровь. Я вздохнула. Я сама взяла на себя обязательство говорить ему только правду. - По крайней мере, Барэк сам в это верит.
- Значит, на самом деле нам неизвестно, по какой причине он оказался здесь, - сказал Морган, и между бровей у него залегла небольшая морщинка. Он задумчиво побарабанил по столу пальцами. - Не нравится мне все это, Сийра. Совсем не нравится.
- И что ты подозреваешь? - Я подняла руку и помахала ею в воздухе. - Что Совет нанял его разыскать нас и втереться к нам в доверие? Можно подумать, мы с тобой какое-нибудь тайное общество, из тех, что так обожает твоя раса!
Джейсон твердо встретил мой взгляд, и его синие глаза были как никогда серьезны.
- А не скажешь ли ты мне, у кого имеется больше секретов, чем у любого человеческого тайного общества?
- Ну хорошо. - Я не могла не признать справедливости его слов.
Лишь совсем крошечная группка избранных среди людей и представителей других видов знала о существовании Клана и о том, что его члены рассеяны по человеческим мирам - информация просочилась, когда мы с Морганом вынуждены были принять участие в пошедшем не так, как было запланировано, межвидовом эксперименте. Я до сих пор не могла избавиться от неприятного чувства, от горькой обиды, когда думала о том, что мои же сородичи просто использовали меня в своих интересах. Моя собственная роль в этом эксперименте отнюдь не смягчала впечатления.
- Что-то затевается. Что-то новое, - протянул Джейсон задумчиво.
Я прислушалась, стараясь избавиться от мрачного настроения, которое - я знала это совершенно точно - он ощутил во мне. Как и обычно, я сама не понимала, раздражает меня такая эмпатия или радует.
- С другой стороны, Сийра, возможно, мы ищем то, чего нет, - продолжал Морган. - Иногда все бывает именно так, как оно видится. - Он безрадостно усмехнулся. - Но лучше принять кое-какие меры предосторожности. Садд Сарку не нужно знать, что его появление настолько тебя встревожило, что ты вызвала меня. Если он спросит, скажем, что я вернулся сам - моя охота оказалась слишком малоприбыльной и слишком хлопотной. Поскольку для твоего кузена даже прогулка по тротуару под дождем - истинное мучение, он без труда поверит этому.
Решение было принято, и Джейсон поднялся, по пути смахнув со стола крошки и задвинув табурет под стол.
- Это действительно так? - спросила я.
Морган молча посмотрел на меня и выкинул крошки в утилизатор. На этот раз в его глазах была теплота, не заметить которую было невозможно.
- Когда ты наиграешься со своим притоном, Сийра, я покажу тебе один мир - мир, кипящий жизнью, которой, ради разнообразия, нет никакого дела ни до Клана, ни до людей. - Он пожал плечами. - Что же касается прибыли, то мой приятель Премик сможет выручить достаточно, чтобы не только покрыть наши расходы, но и собрать приданое хотя бы одной своей сестре. А мне удалось окупить срочный переезд сюда - и еще вот что. - Джейсон театральным жестом расстегнул нагрудный карман и извлек оттуда маленький сверточек из мягкой белой кожи. - Это тебе.
Я не сделала попытки взять подарок у него из рук, переводя недоверчивый взгляд со свертка на Моргана.
- Зачем?
Он улыбнулся - пожалуй, задумчиво.
- Теперь ты задаешь неверные вопросы. Неужели тебе не интересно, что это?
Мне пришлось на миг зажмуриться, чтобы укротить лавину эмоций, которые этот человек все так же продолжал у меня вызывать. От гнева мой голос слегка дрожал:
- Вы решили испытать меня, капитан Морган?
Он знал, что я имею в виду. Понимал, какой хаос бушует внутри меня, сколь противоречивые эмоции борются сейчас в моей душе - лишь годы дисциплины помогали мне удерживать их в разумном равновесии. Но продолжал улыбаться мне и придвинулся ближе.
- Испытание, фем ди Сарк? Разве я дерзнул бы предложить испытание собственной наставнице? Нет. - Он осторожно протянул руку, как будто боялся, что я вдруг исчезну, и вложил сверток в мою не оказавшую сопротивления ладонь.
Слова, скрывавшие еле уловимый намек на глубочайшее чувство, хлынули в мое сознание:
«Прошу тебя, потешь мое человеческое самолюбие. Эта штука напомнила мне тебя».
Я сжала подарок Джейсона пальцами, ощущая под ними твердую округлость. Я могла лишь держать себя в руках, глядя на наши все еще соприкасающиеся пальцы и напрягая всю свою волю, чтобы не прильнуть к груди этого человека, не поддаться тяге, от которой, казалось, воздух между нами напряженно вибрировал.
Мои волосы вероломно предали меня - соскользнули с плеч, обвили руки Моргана, легонько коснулись его щеки. Я потянулась взглядом за их движениями и невольно заметила, как побледнело лицо Джейсона под загаром, как судорожно дернулся его кадык, ликующе потемнели ясные синие глаза. Напряжение уже становилось нестерпимым, но наши глаза не могли прервать этот контакт.
Я сломалась первой - вырвалась, вцепилась в край стола, тяжело дыша, почти всхлипывая.
- Ты же знаешь, иначе нельзя. Мы должны находиться порознь, я могу лишь учить тебя, иначе мы оба обречены.
- Сийра… - Звук его голоса был тихим-тихим, сродни теплому ветерку, ерошившему мои волосы.
Я покачала головой, радуясь, что он не видит моего лица.
- Глупо, Джейсон. Ты поступаешь очень глупо.
Ответа не было.
Он вышел. Я потянулась привести в порядок снова ставшие послушными волосы и почувствовала в ладони подарок Моргана. Гнев на то, что мне не удалось удержать себя в руках - а ведь Джейсон практически и пальцем для этого не шевельнул, - захлестнул меня такой яростной волной, что я чуть было не запустила свертком в стену.
Но вовремя приказала себе остановиться. Если я продолжу столь эмоционально на все реагировать, никакого толку не будет. «Как по-человечески», - подумала я, однако без презрения, которое могло предполагать мое наследие и воспитание. Очень во многом то время, когда я считала себя человеком, было самым лучшим - и уж точно самым простым - в моей жизни. Я положила подарок Моргана на стол, расправляя белую кожу. И ахнула при виде того, что обнаружила внутри.
Это был небольшой драгоценный камень, грубой огранки и отполированный вручную, но поразительной чистоты - темно-синий, полыхающий ослепительными искрами отраженного света. Его форма, напоминавшая два слившихся овала, была мне знакома - иллюзию именно этого камня я создавала у себя на лбу каждый раз, когда в обличье ведьмы-рам'ад появлялась в «Приюте Звездоплавателя», - ибо это наверняка был настоящий магический камень, какие получают приобщающиеся к магии новички. Должно быть, Джейсон собрал достаточно трюфелей, чтобы оплатить стоянку «Лиса» на несколько месяцев вперед, - однако купил этот камень.
Этот подарок нес в себе смысл, неверно истолковать который было невозможно. Морган хотел положить конец иллюзиям - чтобы я вернулась к жизни, где я могла бы быть той, кем действительно была. На меня вдруг снизошло ледяное спокойствие, и я поняла, что он прав. Может быть, в том, что относилось к силе, я и была его наставницей, но зато Джейсон был моим учителем во всем, что касалось жизни. Что ж, так тому и быть.
ИНТЕРЛЮДИЯ
- Не важно, кто она такая и что собой представляет, - настаивал голос, безликий, как и все собравшиеся во тьме этой нереальности, но очень четко различимый своим привкусом ошеломляющей властности и целеустремленности. - Важно лишь то, во что Сийра превращается.
- Красивые слова, Джаред ди Сарк. - М'хир передавал оттенок презрения куда лучше, чем любое выражение лица, - презрения, сдобренного ноткой настороженности. - Ты пытаешься убедить нас, будто Дом Сарков откажется от своей цели? Что ты ставишь будущее нашей расы превыше личных амбиций?
М'хир заколыхался - словно нечто огромное промелькнуло под поверхностью безмятежного озера и вновь скрылось в его глубине.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...