ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Барэк впал в милосердное забытье. Морган, уловив этот миг, осторожно уложил обмякшее тело моего кузена на пол. Я оставалась напряженной, слепой ко всему, что происходило снаружи. Мое сознание рвалось вперед по запретным коридорам разума клановца, обнажая связи, выявляя движущие им побуждения, пренебрегая в этом разбойничьем исследовании какими бы то ни было приличиями.
И все без толку.
Не обнаружилось ни следа, ни намека хоть на что-либо, что пускай отдаленно показалось бы мне чуждым сложному, но упорядоченному образу мышления Барэка садд Сарка. Я растоптала его невинность и надежду на лучшее, вывернула наизнанку его мучительную пустоту и горе не-Избранного, оставив за собой лишь поруганные руины и боль.
Я отступила, ощущая во рту привкус желчи и дрожа - не от холода, но от отвращения к себе самой. Во что же я превратилась, если смогла без колебаний пойти на подобную гнусность? Как же сильно искорежила меня ненависть, раз мне хватило одного подозрения, чтобы напасть на своего собрата?
И почувствовала себя в кольце рук, сжимающих меня в неистово крепком объятии, которое свидетельствовало о доверии, о вере в меня - то есть о том, чего я вряд ли теперь заслуживала. Открыв глаза, я сморгнула слезы и взглянула на Джейсона. От моих собственных барьеров остались одни обломки.
- Что я наделала? - прошептала я, и мой голос показался незнакомым даже мне самой.
На лице Моргана было какое-то странное, незнакомое мне выражение, и лишь через миг я потрясенно осознала, что это жалость.
- То, что нужно было сделать - ради всех нас. - Его тон был ровным и мягким. - Нельзя было оставить Барэка сомневаться, не использовали ли его, - ты ведь знаешь, что, несмотря на всю воинственность твоего кузена, он боялся этого ничуть не меньше нашего. И я лично не хотел бы разговаривать с ним и все время думать, кто может смотреть на меня из его глаз. - Мне не нужно было касаться мыслей Джейсона, чтобы разделить его воспоминания о Гистрис Сан, женщине, которую он по ее собственной просьбе убил, чтобы избавить от мучений, которые доставлял ей Йихтор, обретший над Гистрис ментальную власть.
Отстранившись, я опустилась перед клановцем на колени и осторожной на сей раз мыслью проникла в его разум. И похолодела.
- Я… Сознание Барэка повреждено, - сказала я наконец, подняв глаза на Моргана, бесцветным тоном. - Я действовала слишком грубо. Ему будет очень скверно, когда он очнется.
Джейсон понимающе кивнул и встал на колени с другой стороны безжизненного тела садд Сарка.
- Покажи, - велел он.
Несмотря на все обстоятельства, меня охватило предвкушение, которое я ощущала каждый раз, когда выпадала возможность снова ощутить ту разницу между нашими способностями. Среди всего прочего за прошедший год мы выяснили, что ментальная сила Моргана связана с эмпатической чувствительностью, которая делала его потенциально одаренным целителем душ. Подобный дар был истинной редкостью даже среди клановцев. В другой вселенной, возможно, Клан с радостью ухватился бы за эту его способность и отточил бы ее до совершенства. При существующем положении вещей Джейсону оставалось полагаться на свое природное чутье и те крохи знания, которыми владела я.
Я ощутила, как его руки легко легли на мои, и снова проскользнула в разум Барэка. Добравшись до наиболее поврежденного места, я вошла в него и почти с радостью принялась впитывать его боль. Сила Моргана смешивалась с моей, утешая, исцеляя, собирая в единое целое спутанные мысли клановца.
Когда все было готово, я почувствовала, что к моему кузену медленно возвращается сознание, и торопливо отступила. Прежде чем мне пришлось принять на себя его осуждение, взглянуть в его укоризненные глаза, я толкнулась и…
И бросилась на кучу душистых веток, подавляя волнение и раскаяние, пока у меня не кончились силы. Тогда я разрыдалась, оплакивая то, что сделала.
И, пожалуй, даже больше - я оплакивала ту, в кого превратилась.
ИНТЕРЛЮДИЯ
- Как ты себя чувствуешь?
Барэк устало потер глаза.
- Лучше, чем должен бы, - признался он нехотя. - Кто из вас?..
- Мы с Сийрой партнеры, - сказал Джейсон.
- Это человеческое понятие, - нахмурившись, заметил клановец. - Но в мой разум вторглась Сийра, она одна. Ее не волнует ни закон, ни то, что я ее родственник.
- Ты сам это предложил, - мягко напомнил Морган.
- Только как проявление доверия! - горько возразил Барэк. - Доверия, которое было грубо попрано! - Он поднялся на нетвердые еще ноги, пошатнулся, но протянутую руку Джейсона не принял, потом оглядел садик на крыше. - Где она?
Морган помолчал, вглядываясь в золотистую дымку, которая обозначала его присутствие в м'хире. «Здесь».
- Она там, где может укрыться от твоего осуждения, хотя и не от своего собственного.
Его кольнула тревога - Сийра покинула надежную защиту «Приюта». Хорошо, хоть клановец остался с ним.
- Своего собственного… - Садд Сарк содрогнулся. - Оссирус! Будем надеяться, что ее сила справится с любым осуждением.
В нем как будто что-то надломилось. Джейсон видел это, но в отличие от Сийры его не терзали угрызения совести. Барэк был разведчиком Клана, в его задачи входило взаимодействие с людьми и другими видами, и с разрешения и ведома Совета он, как и другие его сородичи, регулярно делал куда более предосудительные вещи с теми, кто догадывался о способностях Клана в м'хире - да и о его существовании вообще. На взгляд Моргана, действия Сийры и головная боль, которую сейчас в результате испытывал садд Сарк, в некоторой степени являлись воздаянием по заслугам. Сожалел он лишь о том, чего это стоило ей.
Джейсон склонил голову набок и с угрюмой улыбкой взглянул в мертвенно-бледное лицо клановца.
- Значит, тебе не понравилось. Радуйся еще, что она не нашла никаких признаков того, что твоими действиями управляет Совет. - Договаривать то, что и так было очевидно, он не стал.
Барэк словно и не слышал, погруженный в свои мысли. Потом медленно заговорил, как будто сам с собой:
- Если Сийра могла поступить так со мной, пожалуй, она составила бы Йихтору отличную пару. И кто тогда смог бы спасти нас от них обоих?
Несильная, но молниеносная оплеуха Моргана застала садд Сарка совершенно врасплох, и в его тусклых глазах вновь вспыхнула настороженность. Барэк прижал руку ко рту и дрожащими пальцами утер кровь, сочившуюся из разбитой губы.
- То-то же, - сказал Джейсон, в ответ на инстинктивно усиленную защиту клановца укрепляя собственные ментальные барьеры. - Ты хорошо меня знаешь, Барэк садд Сарк, - продолжал он, и в его памяти пронеслись все те годы, когда Барэк и его брат Керр были частыми пассажирами на «Лисе», годы, когда Морган обнаружил, что информация о Клане может быть весьма выгодным товаром, - свое кажущееся теперь очень далеким прошлое еще до того, как встреча с Сийрой навсегда изменила его жизнь. - Ты знаешь, что я не ограничен вашими методами - и вашими законами. И посоветовал бы тебе не забывать об этом.
- Я знаю, что ты защищаешь ее, - произнес клановец после долгого молчания, во время которого пытался прочитать что-то на непроницаемом лице Джейсона. Он сделал жест примирения, и этот ритуал, по-видимому, успокоил его - полагал ли он, что Морган поймет его значение, или нет. - Я уважаю права, которыми ты обладаешь как ее Избранник, - добавил садд Сарк и опустился на соседнюю скамью. - Возможно, мне стоило бы с таким же уважением отнестись и к твоему суждению. У меня самого голова сейчас работает не лучшим образом.
Напряженное лицо Джейсона слегка разгладилось.
- Я все равно чувствую - что-то такое надвигается.
Глаза Барэка на миг сделались отсутствующими. Он поморщился, потом удрученно проговорил:
- А я не чувствую ничего, кроме головной боли.
Морган какое-то время задумчиво смотрел на клановца.
- Знаешь, Барэк, Сийра проверяла мое предположение, а не свое собственное. Если причина беспокойства, которое я чувствую, не в тебе - я с готовностью перед тобой извинюсь. Если…
Сада Сарк передернул плечами, но в глазах у него что-то затеплилось.
- Можешь не сомневаться, я припомню тебе это обещание, человек, - проговорил он натянутым голосом.
ГЛАВА 5
- Будь так добр, на этот раз положи свою ношу за дверью, а не перед ней, - устало проговорила я, выглянув из-за плетенной из травы внутренней стены хижины.
Покьюлианин, который уже совсем было собрался оставить последнее съедобное подношение от жителей деревни на безопасном расстоянии от меня - под дождем, - вздрогнул так сильно, что чуть не выронил корзину и флягу из выдолбленной тыквы.
- Да, госпожа ведьма, - проговорил он довольно почтительно, если принимать во внимание степень расширенности его зрачков.
Посыльный быстро впихнул съестное в сени - он явно разрывался между желанием не показываться мне на глаза и опасением нанести оскорбление. Окончательно выведенная из терпения, я махнула ему рукой, чтобы катился прочь, - не очень-то приятно начинать свое приключение со взимания дани, не говоря уж о дурной славе, которой пользовались настоящие ведьмы-рам'ад.
Но мое жилище было уютным, а я сама могла от души наслаждаться уединением. Хотя бы подобное воспоминания Моргана об этом месте мне обещали. Поджав ноги, я уселась на толстую ржаво-красную циновку и принялась исследовать содержимое корзины - пожалуй, есть стоит только те плоды, которые я видела в продаже на городских базарах.
В самом деле, неплохо побыть одной, собраться с мыслями… Я хмуро взглянула на плод, который слишком сильно сжала в руке. С мыслями? В моем мозгу и так уже роилось чересчур много мыслей, и большинство из них постоянно разбредалось куда-то в стороны от той четкой цели, которая столько времени была для меня всем. Винить в этом, наверное, надо тишину и сонный покой глухой лесной деревеньки, в которой я оказалась.
Я тряхнула, головой. Нет, дело совсем не в том. Это все хижина Джейсона, его вещи. Я заснула там, где неделю за неделей спал он, моя голова приминала подушку, когда-то согретую теплом его щеки. Я так старалась избегать всего, что наводило меня на мысли об этом человеке, держаться от него на безопасном расстоянии…
Зря я отправилась сюда!
Мне безумно надоело сражаться с собой. Этот внутренний конфликт был непродуктивным и разрушительным, лучше уж употребить время с пользой, наслаждаться моим новым окружением, учиться у него, извлекать каждую крупицу информации - как я делала это в «Приюте». «Как я сделала с разумом Барэка», - вспомнила я с содроганием.
- Госпожа ведьма!
Я с удивлением подняла голову, услышав этот негромкий зов. У двери, почтительно склонив голову, стоял пожилой не то охотник, не то воин. Ну, хоть этот меня не боится, подумала я с облегчением. Но вместе с отсутствием страха я уловила в нем какое-то устремление.
Услышав мое «да?», охотник уверенно вошел в хижину и задернул за собой занавеску, служившую дверью. В отличие от расы, которая предпочитала жить в городах и была знакома мне по посетителям и работникам «Приюта», этот покьюлианин был высоким и тощим, а его кожа казалась скорее кремовой, чем желто-коричневой, к которой я привыкла. И расположение мягких мясистых наростов на каждом из суставов тоже было другим, хотя я вряд ли сама смогла бы сказать, почему это вдруг пришло мне в голову. Спрашивать я, разумеется, не стала.
Заинтригованная, я сделала ему знак сесть рядом со мной на циновку.
- Ты - госпожа Сийра, - возвестил охотник на вполне сносном общем диалекте и без церемоний привычно примостился в излюбленной туземцами позе - вторая пара колен вровень с головой. Что ж, и то неплохо. Слишком уж большая часть тех крох местного наречия, которыми владела я, была почерпнута у посетителей «Приюта», чтобы можно было считать их надежными - или безупречно вежливыми.
- Имена обладают властью, охотник, - отозвалась я, настороженная блеском в его глазах.
Он медленно моргнул.
- Я - Премик, госпожа ведьма, - сообщил покьюлианин уже более почтительно. У этого рассеянного в джунглях народа первое представление имело очень большое значение. Я поступила правильно, слегка осадив охотника. - Два прошедших сезона я добывал меха.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...