ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Труднее всего бороться с дремотой стало, когда отключили свет - садд Сарк очень удивился, поскольку уже успел решить, что он будет гореть всю ночь, вероятно, для того, чтобы не дать неугомонному грибку броситься пробовать на вкус новую жертву. Весьма разумно, не мог не признать Барэк.
Совсем рядом что-то чавкнуло, и клановец как ошпаренный вскочил на ноги.
- Если эти твари не безобидны, - крикнул он, чувствуя, что сердце у него готово вот-вот выскочить из груди, - вам лучше бы перевести меня куда-нибудь в другое место или включить свет.
Ответа не последовало. Садд Сарк на ощупь пробрался к двери, но лишний раз старался ничего не трогать - на тот случай, если эти твари успели забраться на стены. Дверь оказалась по-прежнему заперта.
Он на что-то наступил, и это «что-то» с пугающей силой вырвалось у него из-под ног.
- Выпустите меня отсюда! - заорал Барэк, уже не беспокоясь, что о нем подумают.
Садд Сарк безотчетно метнулся в м'хир, хотя и знал, что он, скорее всего, заперт не менее надежно, чем дверь. И мгновенно осознал - нет, не заперт! Но прежде чем клановец успел сосредоточиться и представить ориентир, путь ему преградила другая сущность.
Невыразимо прекрасная и невыразимо желанная - более желанная, чем сама жизнь. Барэк отчаянно пытался остаться в своей камере, зная, что нечаянно наткнулся на нечто неизмеримо более гибельное, чем любой самый голодный грибок.
Но его отчаянные усилия были напрасны - им уже овладел зов более властный, чем тяга к жизни.
Беспомощно подчиняясь ему, садд Сарк толкнулся и вошел в м'хир…
В поисках Избирающей, чья сила неодолимо влекла его на Испытание.
ГЛАВА 43
Стало быть, овощи. Это был способ уложить в голове то, что рассказал мне Коупелап о м'хире и Клане, хотя, как и любая модель чего-то неизвестного, она не объясняла всего до конца. Но звучала вполне правдоподобно.
Я стояла в кабинке освежителя, подставляя лицо упругим струям пены, и прикрывалась рукой, чтобы мыло не лезло в ноздри. Сосредотачиваться на теплых потоках, растекающихся по спине и плечам, было куда приятнее, чем на том, что я узнала, но деваться было некуда.
Чего мне действительно хотелось, так это поговорить с Морганом - он бы помог мне выудить из этого сумбура хоть каплю смысла. Я переключила регулятор освежителя на тонкие колючие струйки воды, чтобы смыть пену, - и задохнулась.
Что-то в м'хире - от одной мысли о присутствии там разума мне становилось худо - воздействовало на клановцев так, чтобы с каждым поколением их сила в м'хире возрастала. Сила-Выбора, как я описала ее скептику, была орудием: связи между матерью и ребенком, между Избирающей и Избранным являлись конечной целью.
Сама Сила-Выбора была чем-то сродни заряду, возникающему в м'хире вокруг Избирающей, причем в молодые годы Избирающей этот потенциал возрастал до тех пор, пока не становился достаточным, чтобы проделать постоянный коридор к силе какого-нибудь не-Избранного мужчины. Если отбросить эмоциональную окраску, то для обитателей м'хира, питающихся за счет этих потоков силы, это было нечто вроде золотоносной жилы.
Однако если вспомнить о погубленных и лишенных будущего не-Избранных, это было страшное проклятие, наложенное на нас без нашего ведома и согласия.
Я включила поток теплого воздуха и принялась обеими руками ерошить волосы, хотя чувствовала, как густые пряди дрожат, стряхивая влагу. Что ни говори, привычка - вторая натура.
То же самое можно было сказать и о привычке считать м'хир личным владением Клана. Но цепляться за подобное было не в моих интересах, и я изо всех сил пыталась уложить в голове странные идеи драпсков.
Особенно учитывая то, что одна из них была зловещим пророчеством относительно моего собственного будущего. Я передала Силу-Выбора Джейсону и избавилась от нее, как мне казалось, навсегда.
Но если верить Коупелапу и его приборам, м'хир восполняет силу, и этот постоянный приток не прекратится до тех пор, пока все не вернется на крути своя.
Пока я снова не стану столь же смертоносной и опасной, как прежде: Избирающей, одержимой тягой испытывать не-Избранных и убивать тех, кто уступит мне в силе.
Включая, возможно, и самого Моргана.
Я вышла из кабинки, чувствуя себя такой же грязной и вымотанной, какой была, когда входила в нее. «Нет», - сказала я себе твердо. В душе у меня была страшная опустошенность, как и в тот миг, когда я впервые узнала о себе всю правду - о том, что я Избирающая, и об опасности, которой я по доброй воле подвергла Моргана.
По гипотезе драпсков, ту некую форму жизни, которая напала на меня в м'хире, привлекло ко мне не то, что я делала с Драпскией, но все тот же дисбаланс силы, что служил причиной возвращения Силы-Выбора. Именно потому они хотели запретить мне входить в м'хир, пока Сила-Выбора не восстановится полностью. Коупелап боялся, что стоит мне только чуть задержаться в том измерении, как на меня нападут снова.
Очень жаль, что мое дело никак не могло подождать. Я натянула комбинезон, новехонький, еще жестковатый. Драпски приобрели его по моей просьбе. Как ни смешно, но я ощущала чувство облегчения, зная, что до меня его никто не надевал.
Убедившись, что моя дверь закрыта и заперта на задок, я улеглась на кровать. Я не знала, сколько времени меня будет, прежде чем Коупелаповы приборы не оповестят его о том, что я затеяла, - вряд ли стоило обольщаться надеждой, что удастся сохранить мою эскападу в тайне от драпсков.
Я закрыла глаза, сосредоточилась и принялась создавать в мозгу образ моей сестры, Раэль, слой за слоем привнося в него все то, что знала и помнила о ней, пока мне не стало казаться - протяни руку, и коснешься ее, услышишь негромкий голос. Образ отделился от меня, начал жить своей жизнью - сгусток шипящей энергии, уплывающий в черноту м'хира, уносящий с собой мое сознание. Поиск духа был неконтролируемым и не всегда успешным. Зато, смутно вспомнила я, уносясь вдаль, обычно это захватывающе.
«Сийра!» В моем сознании что-то вспыхнуло - узнавание, отклик, так неразрывно сплетенные с предостережением и страхом, что я едва могла разобраться в этом клубке. Вместо того чтобы попытаться это сделать, я судорожно ухватилась за Раэль, потянула ее за собой…
На каком-то уровне сознания я помнила, где находится мое физическое тело, чувствовала прохладные простыни, ощущала, как расширяются и опадают мои легкие. На другом, более непосредственном и насущном, я была солнцем, вокруг которого вращались бесчисленные миры, и один из этих миров сиял своим собственным светом, связанный со мной тончайшей ниточкой, удлинявшейся и истончавшейся с каждым мигом.
Кружило рядом и нечто темное, смутное: твари невообразимых форм, тянущие ко мне бесплотные зубы. Чудища из моих ночных кошмаров. Я изо всех сил ухватилась за Раэль, хотя ни рук, ни пальцев у меня не было. Вдруг пришло понимание, что мы обе обречены, если только я не смогу вырваться оттуда, прежде чем жуткие твари ринутся в атаку.
Я толкнулась изо всей силы и почувствовала, что сила Раэль тоже присоединилась к моей в этой отчаянной попытке спастись. Но этого было мало. В тот самый миг, когда я поняла, что проиграла, и приготовилась безропотно встретить смерть, меня вдруг потащило вперед вместе с тем сиянием, которое было моей сестрой…
И я внезапно очнулась, потрясенно глядя на окружавших меня взбудораженных драпсков и одного очень шумного каресианина. Раэль комочком сжалась рядом со мной, ее рука лежала в моей руке, а вид у нее был такой, как будто она только что грохнулась со своей собственной кровати. Губы ее подрагивали в подступающей улыбке, а глаза были подозрительно влажными. Меня охватило невыразимое облегчение. Все-таки я оказалась права хотя бы в этом.
За лесом трясущихся хохолков виднелось то, что Гвидо оставил от моей двери.
- Познакомьтесь, пожалуйста, это моя сестра, - слабым голосом сообщила я моим спасителям.
ИНТЕРЛЮДИЯ
Все три оказались красавицами - в свете фонарика не заметить этого было невозможно, учитывая прозрачность контейнеров, в которых они лежали. Они не подавали никаких признаков жизни, и если бы его чутье телепата не утверждало обратное, Морган решил бы, что все три мертвы.
Кроме того, женщины оказались из Клана, как он и подозревал. Джейсон на цыпочках обошел небольшую лабораторию - как это ни абсурдно, он боялся разбудить спящих, хотя был совершенно уверен, что для этого нужно кое-что посерьезнее одного неловкого шага. Их волосы безжизненными прядями рассыпались по плечам и груди, похожие на шелковистый саван; у Сийры, когда она спала, волосы шевелились, реагируя на ее сны.
Контейнеры были не похожи на те, какие обычно использовали на пассажирских лайнерах, - конструкция была более совершенной, а когда Морган пригляделся к одному повнимательнее, то увидел, что его можно легко открыть снаружи, не потревожив при этом обитательницу. Не зная их назначения, прикоснуться к ним он, однако, не решился. Джейсон принялся обыскивать комнатушку в поисках чего угодно, что могло бы дать ему ключ. На разнообразных приборах обнаружились таблички с надписями, на столах в беспорядке валялись листы, покрытые такими же значками. Все они были не на общем диалекте, а познания Моргана в письменном ретианском ограничивались дорожными знаками и цифрами.
Это были не Избирающие, если он правильно разбирался в клановской физиологии. Тела этих женщин были вполне развитыми. Лица были ему незнакомы, но та, что лежала посередине, формой губ и подбородка чем-то напоминала Раэль.
Он пристально вгляделся в каждое из них по очереди, надеясь, что Сийра сумеет извлечь эти образы из его памяти и опознать их. Похоже, ничем больше он не мог помочь женщинам. Возможно, хотя Джейсон в этом и сомневался, они все-таки находились здесь по собственной воле, например проходили на Реете какой-нибудь курс лечения.
Пора было заняться следующей дверью. Морган, перед тем как возвращаться в коридор, погасил фонарь, после чего, потратив на это минуту, запер за собой дверь. Пока что ремонтные работы, если их и начали проводить, не увенчались видимым успехом, но когда он подсчитал, сколько минут у него, вероятнее всего, осталось, губы человека решительно сжались.
На следующей двери был установлен двойной замок - один открыть оказалось совсем несложно, другой требовал подтверждения личности. Джейсон вытащил из потайных ножен, спрятанных в рукаве, силовой нож, щелчком освободив узкое лезвие. Оно разрезало пластик и металл дверного механизма как мягкое масло. Теперь окончательно уничтожить оба замка и убедить дверь открыться было делом нескольких секунд.
Затаив дыхание, Морган очень осторожно прокрался внутрь. Когда системы будут восстановлены, напомнил он себе, немедленно сработает сигнализация.
Темп и осторожность. Человек дышал очень легко, нерегулярно, намеренно не придерживаясь единого ритма. Фонарь он не включал - индикаторные лампочки на инкубаторах давали достаточно света, и Джейсон начал различать очертания мебели и стен, как только его глаза привыкли к темноте.
Центр комнаты занимали двадцать четыре выпуклых инкубатора, каждый не более чем в руку длиной и вполовину меньшей ширины. Морган, подойдя к ближайшему, внимательно осмотрел его. Внутри большую часть места занимали сервоманипуляторы и прочие приспособления - когда он нагнулся, чтобы заглянуть в инкубатор через прозрачную стенку, то различил в середине небольшую кювету. Джейсон рискнул посветить туда фонариком. Кювета отразила луч, как будто была наполнена водой или другой подобной жидкостью. На ее поверхности плавал какой-то комок.
Морган проверил остальные, быстро, но бесшумно передвигаясь от одного к другому. Все инкубаторы и их содержимое, кроме трех, оказались одинаковыми. Эти же три, заметил он с тяжелым предчувствием, пустовали, причем сервомеханизмы были отключены.
Человек положил свободную руку на один из инкубаторов и вспомнил трех женщин в соседней комнате; его пальцы задрожали, и он прижал их к холодной поверхности. Не нужно было быть экспертом, чтобы догадаться, что это клетки похищенных органов Сийры, имплантированные добровольным или подневольным реципиентам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...