ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Три аэрокара портовой администрации уже принимали на борт одетых в полное боевое облачение блюстителей. Чтобы обеспечить присутствие в крупной войсковой операции представителей местной власти, к месту ее проведения уже были посланы вооруженные ретиане. Руководил всем лорд Лиспетк, отдававший приказы направо и налево, как будто это нашествие иномирцев на исследовательскую лабораторию в самом сердце Джерши проходило при его полной поддержке - поистине необычное отношение для ретианина.
Когда Барэк поделился своими сомнениями с Боумен, та лишь загадочно улыбнулась и окинула этот организованный хаос проницательным взглядом.
- Единственная надежда Лиспетка выйти сухим из воды - сделать вид, будто он всем заправляет. - Ее улыбка стала почти по-настоящему веселой. - Да, и еще кое-что. Если действовать достаточно стремительно, то можно сбить с толку даже тех, кто в противном случае выступил бы против. Быстрота и натиск, клановец, - вот что главное.
Садд Сарк обвел площадку последним взглядом, потом вошел во флагманский аэрокар следом за Боумен, ее личной охраной и лордом Лиспетком. Будут ли их действия достаточно стремительными, чтобы изловить Фэйтлена ди Парса, специалиста второго уровня, члена совета Клана?
Это предстояло выяснить.
ГЛАВА 55
За время моего отсутствия вселенная странным - причем не сказала бы, что неприятным - образом изменилась. Я определила это уже по тому, как очнулась - ошарашенная знакомой двойственностью собственных ощущений. На моем запястье бились два пульса, два сердца стучали почти в унисон - утешительное ощущение человека, который находился рядом со мной. Я привычно приглушила это чувство, прежде чем открыть глаза навстречу тому, о чем мое тело успело уже мне рассказать.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Морган, и его синие глаза потемнели от волнения.
Он не улыбался. Я не встревожилась, зная - моему человеку придется дольше восстанавливать свое внутреннее равновесие. Наоборот - довольно улыбнулась за нас обоих.
- Чистой, - сказала я и очень удивилась тому, каким тоненьким показался мне мой собственный голос. - Где мы?
Медотсек на каком-то корабле, сказал мне единственный взгляд, который я позволила себе бросить в сторону от обожаемого лица.
- На крейсере Боумен. На «Миротворце».
Я заподозрила, что это розыгрыш, но лицо Джейсона оставалось серьезным. «С этим можно справиться», - сказала я себе и через нашу связь послала ему теплое прикосновение - наградой мне стали просветлевшие глаза любимого. Его ладонь накрыла мою щеку, и я повернулась, чтобы поцеловать ее, часто моргая, чтобы он не увидел моих слез.
- Непостижимая приходит в себя!
Это было единственное предупреждение, которое я получила, прежде чем оказаться в центре вихря пурпурных перьев. Драпски восхищенно трепыхались и вокруг Моргана тоже - вид у него стал приятно удивленный, потом он сморщился и чихнул.
Я заметила пару желтых хохолков и позвала:
- Коупелап?
Макии сразу же расступились, чтобы я могла увидеть скептика. Его ярко-алые щупальца радостным кольцом окружали рот. Он, по своему обыкновению, не стал тратить времени даром и тут же принялся распекать меня:
- Ну почему ты не послушалась макиев? И меня. Мы же предупреждали, чтобы ты не покидала племени. Если бы не капитан Морган…
- Я знаю, - перебила я скептика и потерлась щекой о руку, которая все так же лежала на моей щеке.
- Не обращай на него внимания, - посоветовал макий с ленточкой, обозначающей моего старого приятеля Макоори. Хотя я была страшно рада видеть каждого из них, мне показалось странным, что в делегацию на корабль Боумен включили портного. - Мы вместе с вами радуемся вашему воссоединению с Благовонным путем и друг с другом, Непостижимая, - продолжил Макоори. - Этот миг был мигом величайшей радости для всех макиев.
Я подозрительно оглядела группку из приблизительно десятка драпсков, взглянула на ленточки остальных. Я не заметила Макайри. Мака присутствовал, но на плече у него висела сумка, набитая инструментами.
- А где капитан? - спросила я, уже догадываясь, что услышу в ответ.
- Я и есть капитан, Непостижимая, - огорченно отозвался Макоори. - Ты что, не узнаешь меня?
Коупелап курлыкнул, и я пристыдила скептика взглядом.
- Грипстса, - вздохнула я. - И когда произошло это… радостное событие?
- Позор твоего пленения лег на нас всех тяжким бременем, о Непостижимая, - вступил в разговор Мака. - Но потом, когда тебя спасли, нас охватило невыносимое счастье! Другого способа вновь вернуться к своим обязанностям у нас не было.
Коупелап снова курлыкнул - давал понять, что по крайней мере один-то драпск оказался в состоянии сохранить чувство меры. Или для него просто не нашлось партнера?
«Грипстса?»
Слово эхом отозвалось в моих мыслях, и все драпски мгновенно нацелили антеннки на Джейсона.
Вот тебе и поговорили наедине.
- Значит, ты теперь доктор, Мака? - спросила я вежливо, наконец-то вспомнив, где видела раньше эту сумку.
И одновременно очень порадовала драпсков тем, что передала Моргану свои знания об этой церемонии и ее назначении одной вспышкой.
Впервые за все время его лицо прояснилось.
- И вы знаете все о своих новых ролях на корабле? - спросил Джейсон с горящими любопытством глазами. - А бывало такое, чтобы грипстса не удалась? А как вы…
- Капитан Морган! Что здесь происходит? Моей пациентке необходим покой, а не шумная компания!
Голос был суровым, но широкая дружелюбная улыбка на лице женщины, вошедшей в медотсек в сопровождении двух ассистенток, совершенно не вязалась с ее тоном. На всех троих был несколько видоизмененный вариант блюстительской формы, смахивающий скорее на комбинезон Джейсона, чем на казенного вида мундиры, которые носили за пределами своего корабля Боумен и ее подчиненные.
- Ну, как вы, фем Морган?
- Мы хотели бы, чтобы вы рассказали нам об этом, доктор Гинази, - настойчиво попросил капитан Макоори.
- Я здесь именно затем, чтобы это узнать. Подождите, будьте любезны, снаружи.
Морган прислонился к моей кровати, решительно настроенный остаться, заметила я с облегчением.
- Я побуду здесь, - заверил он драпсков, совершенно справедливо предположив, что это заставит печально поникшие антеннки мгновенно распрямиться.
Я сделала медленный и глубокий вдох и задохнулась - боль, разлившаяся по животу, не оставляла никаких сомнений в том, что я нахожусь в нужном месте и в окружении именно тех, в ком в первую очередь нуждалась.
И именно поэтому мне ужасно хотелось, чтобы мы с Джеисоном могли оказаться где угодно, только не здесь.
- Думаешь, мне самому это нравится? - Морган чуть было не сорвался на крик, напугав нас обоих. - Сийра, - продолжал он уже потише, но ничуть не менее решительно. - Он знает, о чем говорит, и согласен помогать.
- Он уже и так достаточно помог, хватит, - огрызнулась я, и гнев, который я не смогла обуздать, вспорол м'хир между нами.
Джейсон сжал губы, и я поняла - он чувствует то же самое.
Доктор Гинази оставила нас наедине и вышла в соседнюю комнату вместе с предметом этого спора и тремя свирепого вида охранниками, приставленными к нему. Времени на пустые споры, без обиняков сказала она нам, у нас почти не было.
Мое мнение по этому вопросу было недвусмысленным - я очнулась от легкого забытья и отчаянно закричала, увидев склонившегося надо мной Балтира.
Его, разумеется, тут же вывели: Морган буквально вышвырнул ретианина за дверь, но Гинази тут же вернулась и все мне объяснила.
С ожогами от орт-грибков, обезвоживанием и шоком здесь справились без труда. Но то, что ретианский ученый сотворил с моими внутренностями, она была не в состоянии не то что исправить, а даже просто понять. Доктор Гинази хотела, чтобы он ассистировал ей.
Кеерик. Теперь я знала имя, носить которое Балтир считал ниже своего достоинства, но это ничего не меняло. Он всячески демонстрировал свою готовность принять участие в операции. Может, блюстители и не понимали причин подобного рвения, но я-то знала: Балтиру не терпелось увидеть результаты поставленных им экспериментов.
Я сказала ей, что готова положиться на ее опыт. Но не потерплю, чтобы ретианин снова ко мне прикасался.
Джейсон был недоволен этим решением, поэтому и попросил врача на минутку оставить нас.
- Послушай, Сийра, - начал он, подвинув к кровати вращающийся табурет и усевшись рядом со мной. Его теплая рука накрывала мою. - Это существо, каковы бы ни были его мотивы и методы, обладает необходимыми знаниями, чтобы исправить то, что он причинил тебе.
- Джейсон, - взмолилась я. - Пожалуйста, не проси меня. Это выше моих сил.
Его лицо приняло непреклонное выражение, которое я так хорошо знала.
- Врач не может ручаться, что без его вмешательства ты останешься в живых. Ты что, хочешь, чтобы мы оба погибли?
Эта мысль заставила меня ухватиться за наше Соединение, убедиться, что я по-прежнему постоянно ощущаю его.
- Это нечестный прием, капитан Морган, - сказала я, сдаваясь - уверена, он знал, что так и будет.
Джейсон не улыбнулся.
- Можешь считать это приказом, малыш.
Он немедленно позвал остальных, возможно, из страха, что если замешкается, то я могу передумать. Доктор, оказывается, была настолько уверена в его способности переубедить меня, что и она, и ее ассистентки, не говоря уж о Балтире, были в полном операционном облачении. Вокруг их рук и лиц поблескивало стерилизующее поле. Двое конвоиров заняли места у двери, а третий застыл за спиной у ретианина. Балтир словно и не замечал ничего; его волнистые губы аж полиловели от предвкушения.
- Это мое место, - опасно спокойным голосом заявил Морган.
Конвоир попятился, и он занял его место. Послышалось слабое жужжание - активизировалось силовое лезвие. Я увидела, как губы Балтира побледнели, приобретя розовый оттенок, а глаза выпучились еще больше, если такое, конечно, вообще было возможно. Мне стало его почти жалко.
«Спи, Сийра», - мысленно передал мне Джейсон, и абсолютная уверенность в собственной безопасности, которую я почувствовала в его мыслях, позволила мне закрыть глаза, чтобы отрешиться от моего личного кошмара.
ИНТЕРЛЮДИЯ
Через некоторое время Морган уже перестал понимать, что хуже: прислушиваться к шелестящему голосу ретианина, который важно рассуждал о том, что он сделал с Сийрой, как будто выступал перед группой восхищенных студентов, - или слышать, как кромсают ее тело. Это, похоже, был тот случай, когда выбрать меньшее из двух зол невозможно.
Очень действенным средством оказалось сосредоточиться на складке серой кожи в том месте шишковатого ретианского хребта, куда он собирался вонзить силовой нож, если что-то пойдет хотя бы немного не так.
Доктор Гинази с бледным сосредоточенным лицом задавала вопросы, ответы на которые были необходимы - Джейсон понимал это - как ради Сийры, так и ради того, чтобы составить протокол. Ретианина предупредили, что ведется запись. Балтир охотно отвечал, как будто сбор улик против него и его работы был чем-то сродни признанию ее ценности.
- Во время первой… операции вы удалили собственно органы, производящие яйцеклетки, - повторила она еще раз с таким видом, как будто никак не могла примириться с тем, что слышала.
- Да-да. Но не полностью. Эти гуманоиды, Те, кому доступен м'хир, как они сами себя называют, принадлежат к видам тета-класса, но имеют необычный механизм внутренней адаптации, что связано с задержкой наступления репродуктивного состояния у их неполовозрелых женщин. Как вы можете видеть - вот здесь и здесь… - Рука Моргана дрогнула, и ретианин дернулся. - Осторожнее!
- Вы утверждаете, что… - напомнила ему Гинази и бросила на человека полный понимания взгляд.
- Так вот, у них имеются три образования, в которых вырабатываются и сохраняются в неактивном состоянии яйцеклетки. Мы обнаружили, что это состояние идеально подходит для перемещения, хотя поначалу у нас были трудности с тем, чтобы заставить их активизироваться в лабораторных условиях. Но, - добавил он с ноткой удовлетворения в голосе, - нам удалось добиться роста и удвоения хромосом у десяти процентов полученного клеточного материала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...